Нефтяники атакуют Минфин

Российское правительство обсуждает увеличение НДПИ

Wikimedia Commons
Инициативу Минфина по увеличению налога на добычу нефти эксперты называют «прямой диверсией», от которой пострадает не только нефтяная отрасль, но и российский бюджет. Нефтяники просят не увеличивать налог, и пока большинство профильных ведомств на их стороне.

Нефтяные компании просят не повышать налог на добычу. Как сообщает ТАСС со ссылкой на первого замминистра энергетики Алексея Текслера, почти все нефтяные компании обратились к Минэнерго с просьбой не поддерживать инициативу Минфина, который предлагает повысить нефтяной НДПИ.

Из-за падения цен на нефть российский бюджет только в первом полугодии недополучил 2,1 трлн руб. Министерство финансов на прошлой неделе предложило для пополнения бюджета изменить формулу расчета налога на добычу нефти. В частности, речь идет об изменении в 2016 году курса доллара, используемого при расчете НДПИ. Минфин предлагает использовать курс до девальвации рубля в конце 2014 года, что приведет к росту налога. Дело в том, что в формуле НДПИ используется так называемый налоговый вычет, снижающий общую сумму налога: из актуальной цены на нефть вычитается $15 по текущему курсу. Минфин предлагает использовать старый курс, что сделает вычет меньше.

По оценке Министерства финансов, введение новой формулы даст бюджету в 2016–2018 годах 1,609 трлн руб.

Bank of America (BofA) подсчитал, насколько вырастут налоговые отчисления крупнейших российских нефтяных компаний в 2016 году. Так, «Роснефти» придется заплатить больше на 171 млрд руб., или 14% от EBITDA за 2016 год, налоговая нагрузка «ЛУКойла» вырастет на 70 млрд руб. (7%), «Сургутнефтегаза» — на 48 млрд (14%), «Газпром нефти» — на 37 млрд (8%), «Башнефти» — на 15 млрд (9%), «Татнефти» — на 20 млрд руб. (10%).

Дивиденды российской нефтяной отрасли, по оценке BoFA, сократятся на 10–30%.

Представитель «Роснефти» отказался комментировать ситуацию с НДПИ. Источник в одной из крупнейших российских нефтяных компаний говорит, что рост налоговой нагрузки будет весьма заметным.

«Изымать средства придется либо из дивидендных выплат, либо из инвестпрограммы, как, скорее всего, и случится, — рассказывает собеседник «Газеты.Ru». — По нашим оценкам, она сократится примерно на 10%».

Инициатива Министерства финансов пока широкой поддержки не находит. Глава МПР Сергей Донской во вторник говорил, что его ведомство, вероятно, выступит против, так как возникают опасения за инвестиции в геологоразведку и новые проекты. Замглавы Минэкономразвития Николай Подгузов в среду заявил, что подобная мера отрицательно скажется на экономике уже действующих месторождений и «убьет добычу» на самых эффективных с точки зрения налоговых поступлений проектах. «Очевидно, что в случае падения добычи снизятся и налоги», — указал чиновник.

По словам Подгузова, расчеты Минфина по налоговому эффекту на сотни миллиардов рублей завышены и сделаны из расчета стабильной добычи. Алексей Текслер отметил, что пересмотр НДПИ может очень негативно повлиять на отрасль в целом и, если предложение Минфина пройдет, всю отрасль «придется перестраивать».

Впрочем, Минфин на НДПИ может не остановиться. Замглавы министерства Сергей Шаталов во вторник говорил, что помимо роста НДПИ предлагается также заморозить снижение экспортной пошлины на нефть, предусмотренное действующим налоговым маневром (с начала 2015 года налог на добычу постепенно растет, компенсируя параллельное снижение экспортной пошлины).

«Насколько мне известно, еще в 2003 году было заключено неформальное соглашение между российским правительством и нефтяными компаниями, — рассказывает ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев. — Оно подразумевало установление нормы чистой прибыли для компаний от продажи нефти на внешнем рынке в $100 за 1 тонну». В частности, для получения такого результата регулировались НДПИ и экспортная пошлина. И эта система, по словам эксперта, действовала, действует и будет действовать, пока цена барреля не упадет ниже $40.

«Если сейчас пересмотреть действующие формулы и нарушить существующий баланс — все без исключения инвестпрограммы российских компаний (не только крупных) станут неэффективными, — предупреждает Танкаев. — Что в самое ближайшее время негативно отразится на бюджете».

По словам Танкаева, повышение нефтяного НДПИ — прямая диверсия против российского бюджета и экономики в целом.

Ранее СМИ сообщали, что нефтяники выступили со встречным предложением — повысить НДПИ для газовой отрасли. Глава Минфина Антон Силуанов подтвердил, что такой вопрос поднимался. Однако, по мнению министерства, сейчас в первую очередь следует говорить не о росте налогов для газовиков, а о снижении цен на газ на внутреннем рынке.

Александра Суслина из Экономической экспертной группы указывает, что поступления от нефтяного НДПИ действительно нельзя сравнивать с газовыми.

По итогам прошлого года нефтянка выплатила в бюджет 2,5 трлн руб. налогов на добычу, тогда как газовая отрасль — лишь 357 млрд руб.

«Однако повышать газовый НДПИ сейчас означало бы заново реформировать налоговую систему газовой отрасли, — указывает Суслина. — А ведь ее и так недавно реформировали: в прошлом году было принято решение отказаться от фиксированной ставки налога на добычу газа и перейти к дифференцированному НДПИ». В частности, при расчете действующего налога учитывается ряд коэффициентов, таких как сложность месторождения.