«Золотая лихорадка» zama-zama

ЮАР ежегодно теряет $2 млрд на незаконной добыче золота

Юлия Калачихина 26.08.2014, 10:09
DAVID GRAY/REUTERS

Потеряв статус крупнейшего добытчика золота, ЮАР стала главным центром незаконной добычи драгоценного металла. Несмотря на усилия полиции и горнорудных компаний, десятки тысяч шахтеров и членов преступных группировок, вооружившись самыми простыми инструментами, занимаются добычей золотого песка.

Покинутое подземное царство

В 1970-х годах ЮАР была крупнейшим производителем золота, обеспечивая около 80% мировых поставок желтого металла. Сейчас соответствующий показатель страны составляет менее 1% — во многом из-за роста добычи в других странах, что спровоцировало закрытие шахт в ЮАР. Однако это не значит, что они пустуют, пишет в своем репортаже The Wall Street Journal.

Вообще, незаконная добыча полезных ископаемых распространена во многих странах. В Перу правительство проводит рейды с целью поимки вольных диггеров, тогда как Гана ежегодно депортирует тысячи нелегалов (большинство из них приехали из Китая). Однако именно в ЮАР нелегальная добыча достигла своего расцвета — во многом из-за рекордного количества покинутых шахт.

На данный момент в ЮАР закрыто около 4,4 тыс. шахт — вчетверо больше, чем действующих, свидетельствуют данные Совета по геологии ЮАР. При этом официально на шахтах работают порядка 150 тыс. шахтеров, но «похоже, что нелегальных шахтеров все-таки больше», сказал представитель Совета Энтони Тертон.

Zama-zama

Вооружившись самыми простыми инструментами — киркой, лопатой и фонариком, ежедневно под покровом ночи в закрытые копи спускаются бывшие шахтеры и преступники. На родине их зовут zama- zama — «охотниками за удачей». Большинство из них надеются напасть на золотую жилу. «В некоторых глыбах спрятаны деньги. В других их нет», — цитирует WSJ диггера Мдудузи Матилья.

Однако в лучшем случае они найдут золотую крупицу размером со спичечную головку. Так, Матилья работает на шахте уже два месяца.

За это время он заработал около $100, чего хватает только на аренду жилья. До сих пор его лучшим уловом стали 4 г золота, которые он разделил с братом и приятелем. При этом шахтер вынужден платить по $2 охранникам, чтобы те предупредили в случае облавы полиции и шахтеры успели скрыться в лабиринтах туннелей.

В поисках золота нелегалы могут проводить под землей несколько недель подряд. Самым популярным способом добычи остается ртутный. По данным Совета по научным и промышленным исследованиям, у 80% нелегалов в крови содержится ртуть, что ведет к заболеваниям центральной нервной системы.

Ущерб на $2 млрд

Несмотря на примитивные способы нелегальной добычи, ущерб экономике наносится ощутимый.

Ежегодно страна теряет порядка 5% потенциальных объемов производства, то есть около $2 млрд, подсчитали в Горнорудной палате ЮАР, которая представляет интересы местных добывающих компаний. Согласно последней госстатистике, в 2010 году бюджет из-за золотых нелегалов недополучил $500 млн налогов (в сумме ежегодно добывающие компании платят $2 млрд корпоративных налогов).

Нелегальное золото сбывают на ювелирном рынке в ЮАР или на мировом черном рынке.

«Эти преступники разворовывают ресурсы страны», — считает капитан Пол Рамаолоко, представитель специального отдела расследований. По закону осуществлять разведку на шахте в ЮАР без соответствующей лицензии запрещено, но ее можно довольно легко купить за взятку. В случае ареста нелегалу грозит штраф в $20 или тюремный срок, если при нем найдут золото. По словам Рамаолоко, в последнее время участились случаи перестрелок между бандами за право контролировать шахты. К тому же нередки пожары в шахтах, в результате которых также гибнут люди.

Нужен новый молоток

Кстати, преступные группировки не довольствуются только закрытыми шахтами. Синдикаты подкупают охрану и рабочих, чтобы получить доступ к действующим копям. В $1 тыс. обходится «вход», еще $4 тыс. требуется заплатить за организацию поставок еды, рассказал Нэш Лучмэн, глава службы безопасности одной из крупнейших местных добывающих компаний Sibanye Gold.

Чтобы огородить себя от нелегалов, компания Mintails, которой принадлежит одна из старейших шахт в стране, увеличила расходы на охрану на 25%: из 800 служащих 100 приходится на сторожей. «Становится все хуже. Наши люди рискуют», — жалуется на вооруженные нападения преступников председатель совета директоров Mintails Марк Брюн.

С ним не согласен нелегальный шахтер Матилья. «Мы не преступники. Я не хочу это делать, но надо как-то заработать», — сказал он. Официальный уровень безработицы в стране составляет 25%. Пока Матилья собирается продолжить поиски золота. «Потребуется раздобыть новый молоток», — говорит золотоискатель.