Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Граница на долговом замке

Некоторым компаниям в России может не хватить денег, чтобы расплатиться по валютным долгам, считает Moody's

Павел Сморщков 11.04.2014, 20:21
iStockphoto

У компаний горнодобывающей и химической отраслей экономики России на данный момент в наличии в среднем меньше 50% денег, необходимых для рефинансирования краткосрочных долговых обязательств. Частный корпоративный сектор в наибольшей степени зависим от иностранных денег, и в случае ухудшения условий доступа на внешний долговой рынок ему понадобится помощь от государства. Хватит не на всех.

Горнодобывающие и химические компании наиболее подвержены рискам рефинансирования долгов, номинированных в иностранной валюте. Это следует из специального отчета международного рейтингового агентства Moody's «Российские компании: риски рефинансирования управляемы для большинства секторов, несмотря на продолжающийся конфликт вокруг Украины».

Совокупные денежные средства и депозиты компаний этих отраслей покрывают лишь 25% и 42% долговых обязательств с погашением в течение 18-месячного периода (с 1 января 2014 года по 30 июня 2015 года) соответственно, отметил соавтор отчета, вице-президент и старший аналитик Moody's Артем Фролов.

Фактор наличия этой, по сути, краткосрочной задолженности в иностранной валюте может стать ключевым источником риска для компаний, сильно обремененных долгами, в случае ограничения доступа российских предприятий к глобальным финансовым и долговым рынкам, следует из отчета.

Эти ограничения могут быть вызваны как прямыми экономическими санкциями со стороны Запада в ответ на действия российских и пророссийских сил на Украине, так и в случае снижения странового и корпоративного долговых рейтингов. Их понижение со стороны таких международных рейтинговых агентств, как Moody's, наступит в случае материализации тех же политических рисков или при ухудшении макроэкономической ситуации в России, что, пожалуй, еще реальнее в свете постоянного ухудшения статистических данных динамики инфляции, инвестиций, промышленного производства и экономического роста.

Агентства в марте уже пересмотрели прогноз по рейтингам России со «стабильного» на «негативный», основываясь на сочетании ухудшившихся экономических и политических факторов. Изменение прогноза означает возможность снижения рейтинговой ступени России и ее отдельных корпораций в течение ближайших двух лет.

В отчете Moody's отмечается: среди оцениваемых им 60 компаний 47 имеют долговые обязательства в иностранной валюте с погашением до 30 июня 2015 года на общую сумму $64,2 млрд.

Тем не менее в целом ситуация пока далека от критической. Во-первых, в некоторых других секторах, таких как нефтегазовый, телекоммуникационный, коммунальный и инфраструктурный, совокупный объем денежных средств и депозитов компаний достаточен для покрытия большей части или всех их долговых обязательств с погашением в этот период. Во-вторых, половина операционного денежного потока компаний, рейтингуемых агентством, придется на долю иностранной валюты за указанный 18-месячный период. Наконец, Центробанк, обладающий резервами иностранной валюты в размере порядка $435 млрд, по данным на март 2014 года, будет стараться обеспечить возможное отсутствие ее нехватки в финансовой системе РФ, отмечают аналитики Moody's.

Зависимость экономики России от внешнего финансирования велика, соглашаются эксперты «Газеты.Ru».

По наблюдению аналитика управления инвестиционных операций Ланта-банка Романа Ермакова, как по абсолютным показателям, так и по динамике задолженности реальный сектор экономики действительно в целом наиболее уязвим. «Внешний долг Российской Федерации на 1 апреля 2014 года составляет около $724 млрд, а год назад составлял $692 млрд, – указывает он. — На органы государственного управления приходится всего $56 млрд,

российские банки имеют задолженность перед западными партнерами в $215 млрд, а отечественные компании — в $439 млрд. Отметим, что если финансовый сектор за последний год нарастил валютный долг всего на $10 млрд, то компании промышленного сектора «постарались» на $30 млрд».

В разрезе отдельных отраслей и корпораций гипотетические проблемы могут возникнуть в зависимости от их собственного поведения на долговом рынке в последнее время. «Многое зависит от финансовой политики конкретной компании, долгосрочный или краткосрочный это долг, хеджировала ли организация валютные риски, — отмечает Ермаков. — К примеру, в нефтехимическом секторе у «Сибура» примерно 80% задолженности номинировано в долларах, хотя половина выручки тоже получена в долларах. У металлургов в уязвимом положение окажется ММК, которому в ближайшее время предстоят существенные выплаты по долгам. Если рассматривать нефтегазовый сектор, то здесь зависимость от иностранного фондирования очень высока, к примеру у «Газпрома» 90% долга в долларах, у «Роснефти» долг в иностранной валюте составляет 87% от общего объема, у «Новатэка» и «Газпром нефти» не лучше.

Белой вороной здесь выглядит компания «Башнефть», у которой 90% кредитов — рублевые. Правда, не все так плохо, ведь выручка у компаний нефтегазового сектора по большей части валютная».

В других отраслях картина не менее пестрая. В секторе телекоммуникаций доля валютного долга у МТС и «Мегафона» небольшая (менее 25%), но «Вымпелком» здесь явный аутсайдер (60% задолженности в валюте). «Российские железные дороги» пострадать не должны: долги компании в основном рублевые, и хотя 35% задолженности номинирована в иностранной валюте, но в значительной степени захеджирована (застрахована), перечисляет Ермаков.

Поскольку охлаждение отношения к России вызвано ситуацией на Украине, дополнительно пострадают те, кто ведет бизнес в этой стране.

«Это прежде всего МТС, который может потерять до 10% операционной прибыли, – оценивает ситуацию директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев. – И, конечно, «Газпром», который уже имеет проблемы с оплатой украинских счетов и может получить проблемы с транзитом».

Но сложности с рефинансированием внешних долгов будут преодолены: основными внешними заемщиками являются ведущие российские экспортеры, а их валютные обязательства обеспечены валютной выручкой, указывает он. В первых рядах здесь будет «Газпром», но

«все понимают, что долги «Газпрома» — это квазисуверенные долги, то есть фактически долги самой России.

Плюс долговые коэффициенты у «Газпрома» характеризуют его как надежную компанию», — отмечает Разуваев.

А если собственной валюты корпорациям все же не будет хватать, государство еще раз придет на помощь тем, кто его во многом содержит. «Можно воспользоваться кредитами ВЭБа, как в 2008–2009 годах, тогда это сделала «Газпром нефть, – перечисляет главный аналитик «Альпари». — Правительство может также поддержать экспортеров, еще больше ослабив рубль. «Газпром», «Газпром нефть» и «Роснефть» зарабатывают валюту, а расходы внутри России у них в рублях».

«Неразбериха и, соответственно, проблемы могут возникнуть, только если административным путем экспорт российских энергоносителей будет переведен на рубли, — опасается Разуваев. — Однако пока это все разговоры, до реальных действий вряд ли дойдет». Но деньги Центробанка или государства в экстренном случае достанутся не всем. «Внутри самой России возможности для наших компаний сильно ограничены, — констатирует Ермаков. —

2008 год здесь показателен: тогда спасали в основном компании, прямо или косвенно связанные с государством. На всех валютного пирога явно не хватит».

Спасение может прийти разве что с Востока. «Отечественные компании и банки, столкнувшись с проблемами в рефинансировании валютного долга, скорее всего, пересмотрят свою финансовую политику и переориентируются на долговые рынки Азиатского региона. – отмечает Ермаков. — Вчера «Газпром» сделал первый шаг в этом направлении: компания планирует занимать в китайской валюте».