Пенсионный советник

БРИК не хватает рождаемости

Страны БРИК вышли из моды

Александр Садовский 22.11.2013, 16:36
Jason Lee/Reuters

Экономист, предложивший «инвестиционную аббревиатуру» BRIC, предлагает теперь обратить внимание на четыре другие страны. Это Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция — MINT. Их главный козырь — высокая рождаемость.

Бывший экономист инвестбанка Goldman Sachs Джим О'Нил предлагает инвесторам обратить внимание на Мексику, Индонезию, Нигерию и Турцию. Он считает, что эти государства будут особенно активно развивать свою экономику в ближайшие 20 лет за счет выгодного демографического положения и правильной стратегии. О'Нил объединяет их в рамках инвестиционной идеи по первым буквам: MИНТ. Критики обвиняют экономиста в плагиате и сомневаются в необходимости искусственно группировать слишком разные инвестиционные идеи.

О'Нил стал знаменит на весь мир, когда в 2001 году придумал инвестиционную концепцию БРИК. Он предположил, что крупные быстроразвивающиеся (на тот момент) Бразилия, Россия, Индия и Китай станут очень привлекательным объектом инвестиций в первое десятилетие века. По его мнению, большое, быстро богатеющее население должно было обеспечить рост спроса в экономике, а сырьевые запасы — относительно безболезненную трансформацию экономики и ее встраивание в глобальные процессы.

Теперь экономист предлагает инвесторам обратить внимание на другую «великолепную четверку».

О'Нил, который сейчас работает над специальным проектом «Би-би-си» о «новых экономиках» мира, считает, что ключевым преимуществом выделенных им стран станет демография. Высокий уровень рождаемости привел к увеличению количества молодой рабочей силы, способной — при правильной экономической политике — поддерживать высокие темпы роста ВВП на протяжении долгого времени, например следующих 20 лет. Эти страны помимо перечисленных преимуществ имеют и значительные амбиции: так, индонезийские власти в качестве «пессимистичного» варианта рассматривают рост ВВП «всего» на 5% в год, а не на «7% и более» в случае успеха предпринимаемых ими шагов.

Для единого обозначения перспективных стран О'Нил предложил ввести сокращенное наименование MINT — по первым буквам названий. Как это принято в западной аналитике, это не просто сокращение, а акроним, который можно прочитать и как одно слово «mint», придающее концепции дополнительный смысл. В английском языке оно имеет много значений, но наиболее близкими к задумке О'Нила стоит считать те, что связаны с переводом «mint» как «монетный двор»: печатный станок, большая сумма денег, свежий и только что отчеканенный. Акроним намекает на то, что включенные в него страны будут успешно «чеканить» благосостояние своих граждан и инвесторов, вложивших капитал в ценные бумаги их компаний.

Опубликованные О'Нилом выкладки вызвали волну критики. Колумнист издания Bloomberg Мэттью Кляйн заметил в своем твиттере, что с той же идеей еще весной 2011 года выступала инвестиционная компания Fidelity. И, заметим, уже тогда объединение столь разных государств в рамках единой инвестиционной концепции представлялось аналитикам странным. Известный британский финансовый журналист Иэн Фрейзер, например, отмечал высокий уровень коррупции в этих странах, а также принципиально разные источники экономического роста: сырье — для Нигерии, дешевая рабочая сила — для Индонезии, реформы — для Турции и близость к США — для Мексики.

Однако позже выяснилось, что и экономисты Fidelity не были первооткрывателями МИНТ. Еще в мае 2010 года компания Panasonic представила новый план развития с акцентом на развивающиеся страны, обозначив их как «BRICs + Vietnam and MINTS + B countries». Имелись в виду страны БРИК, Вьетнам, МИНТ, Саудовская Аравия и Балканы.

МИНТ — далеко не первая попытка найти такую же удачную глобальную инвестиционную идею, какой в свое время стал БРИК. Инвестбанк Goldman Sachs еще в 2005 году предложил концепцию Next 11, объединив в команду «одиннадцати надежд» Бангладеш, Египет, Индонезию, Иран, Мексику, Нигерию, Пакистан, Филиппины, Южную Корею, Турцию и Вьетнам. В 2009 году аналитик из группы журнала Economist Роберт Уорд придумал, а тогдашний президент банка HSBC Майкл Гейган популяризовал акроним CIVETS: Колумбия, Индонезия, Вьетнам, Египет, Турция и ЮАР. Циветы — хищные млекопитающие, обитающие в Азии и Африке; пропуская через свой организм кофейные зерна, они делают их намного вкуснее и дороже. Смысл акронима заключался в том, что эти страны так же успешно пропускают через себя инвестиции. Старший экономист Citibank Уиллем Баутер в 2011 году выделил свои 11 стран, которые он посчитал наиболее перспективными на период до 2050 года, и назвал их 3G: Global Growth Generators, то есть «генераторы глобального роста». В его список вошли Бангладеш, Китай, Египет, Индия, Индонезия, Ирак, Монголия, Нигерия, Филиппины, Шри-Ланка и Вьетнам.

Большое количество различных аббревиатур, акронимов и просто громких названий, сгенерированных аналитиками различных структур после 2001 года (выше упомянуты далеко не все), вызывает раздражение у наблюдателей. Часто эти «сборные» стран с красивыми сочетаниями букв больше похожи на плоды усилий отделов маркетинга, чем на настоящие ценные инвестиционные идеи. Поэтому можно понять реакцию одного из читателей Джима О'Нила, расшифровавшего MINT как mindless investing, no thanks («бессмысленные инвестиции, спасибо, не надо»).