Триллионы без возврата

Минэкономразвития предлагает распечатать Резервный фонд



Минэкономразвития предлагает создать бюджетный фонд развития, пополняемый за счет сверхдоходов от...

Минэкономразвития предлагает создать бюджетный фонд развития, пополняемый за счет сверхдоходов от нефти

iStockPhoto
Минэкономразвития предлагает реанимировать механизм Инвестфонда. Новая структура, вписанная в бюджет, может получить часть нефтегазовых сверхдоходов — до 2,5 трлн рублей к 2015 году. Целью станет финансирование невозвратных инвестиций, говорят в ведомстве, например строительство автотрасс. Попытки распорядиться деньгами из резервов приводят к их исчезновению, предупреждают экономисты, ссылаясь, в частности, на опыт Нигерии.

Минэкономразвития внесло в правительство предложения о создании специального фонда развития, средства которого можно направлять на инфраструктурные проекты с длительной окупаемостью или неокупаемые.

Пополнять такой фонд предполагается за счет нефтегазовых сверхдоходов, идущих сейчас в Резервный фонд, сообщил глава ведомства Андрей Белоусов. По его словам, министерство предложило снизить норму наполнения Резервного фонда с 7% до 5%.

«Я не считаю, что это ослабление бюджетного правила», — указал Белоусов. Бюджетное правило начало действовать с текущего года. Оно предполагает наполнение Резервного фонда до 7% ВВП, после чего половина дополнительных поступлений будет направляться в Фонд национального благосостояния, а остальное — на инфраструктурные проекты.

При цене на нефть в $110 за баррель объем Резервного фонда достигнет 7% ВВП в 2016 году или конце 2015-го, указал Белоусов. «Но будет уже поздновато», — считает он.

Фактически речь идет о трансформации Инвестфонда, который прекращает работу в этом году, но с большим финансовым потенциалом. По расчетам экономической экспертной группы, которые публикует «Финмаркет», к 2014 году в новом фонде может быть аккумулировано около 2 трлн рублей, в 2015-м — около 2,5 трлн рублей.

По словам Белоусова, «в самой конструкции Инвестфонда были заложены некие родовые травмы» — очень низкая ответственность частного инвестора.

Это, по утверждению министра, привело к снижению эффективности госрасходов, так как государство обязательства по проектам выполняло. Теперь правительство планирует модернизировать законодательство о государственно-частном партнерстве с целью повышения ответственности бизнеса. Соответствующий законопроект должен быть внесен в Госдуму в марте.

«Пока речь идет о целесообразности и механизмах использования части нефтегазовых доходов, которые аккумулированы в Резервном фонде, для финансирования инвестиционных программ — там, где эти инвестиции являются невозвратными», — пояснил министр.
По данным Минрегиона, через Инвестфонд были поддержаны 16 федеральных и 34 региональных проектов общей стоимостью 1,244 трлн рублей. Из бюджета было выделено 366,6 млрд рублей. На 1 рубль средств федерального бюджета привлечено по 3—6 рублей частных инвестиций, а в некоторых региональных проектах 10—17 рублей, указывается в отчетности ведомства. В прошлом году вице-премьер Александр Хлопонин говорил, что тема продолжения работы Инвестфонда не закрыта.

Специальный фонд должен быть создан «внутри бюджета» и концентрироваться на реализации невозвратных проектов, уточнил Белоусов. Таким в первую очередь является строительство автодорог. По расчетам ведомства, в ближайшие два-три года в России нужно нарастить объемы строительства автодорог с нынешних 2000 км в год до 4000. В 2014 году государство может сделать в фонд небольшие вложения, в 2015 году — около 100 млрд рублей, а далее довести до 400 млрд рублей, добавил Белоусов. Он отметил, что принимать решения нужно сейчас, так как именно в строительство сразу деньги не пойдут: нужно время для проведение проектных работ и экспертиз.

Эта структура может аккумулировать и 100 млрд рублей из ФНБ, которые поручил выделить Владимир Путин. «Если будет принято решение о том, чтобы направить туда 100 миллиардов из ФНБ, то можем его запустить уже в этом году», — сказал министр. Путин поручил направить 100 млрд рублей из ФНБ в окупаемые инфраструктурные проекты. Поскольку предлагаемая Минэкономразвития структура предполагает инвестиции в невозвратные проекты, то деньги ФНБ могут туда не попасть. По словам Белоусова, для управления их инвестированием может быть два механизма — создаваемое Росфинагентство и ВЭБ. «И там и там есть плюсы и минусы», — подчеркнул чиновник и добавил, что сам склоняется к варианту, предусматривающему передачу средств ВЭБу. «В ВЭБе есть достаточно четкие, отлаженные механизмы отбора инвестпроектов», — указал министр. Путин же говорил, что деньги должны пойти в инфраструктурные проекты сразу после формирования Росфинагентства.

Средства пенсионных накоплений в рамках финансирования неокупаемых инфраструктурных проектов использовать нельзя, считают в Минэкономразвития. Их нужно вкладывать в проекты с высокой рентабельностью, чтобы к выходу человека на пенсию его средства «как минимум не уменьшились». «Такие проекты, с окупаемостью выше инфляции, есть, но их немного», — сказал Белоусов. На пенсионные накопления, в частности, претендуют РЖД. Компания рассчитывает привлечь около 1 трлн рублей, говорил ранее министр транспорта Максим Соколов. Глава Минфина оговаривался, что в 2013 году на инфраструктурные облигации РЖД могут пойти 200—300 млрд рублей пенсионных накоплений. Кроме того, Путин поручил разработать механизмы вложения этих денег на фондовом рынке — при проведении IPO госкомпаний.

Попытки распечатать резервные фонды — первый шаг к тому, чтобы деньги из них просто исчезли, считает старший экономист BNP Paribas Юлия Цепляева. «Опыт показывает, что успешны те страны (как Норвегия), которые стратегию существования резервных фондов не меняют, и неуспешны страны, которые распечатывают фонды, как Нигерия, где эти деньги исчезают», — приводит пример экономист. Строительство автодорог и другой транспортной инфраструктуры действительно важная задача, подтверждает она.

«Если понизить уровень коррупции в стране, то, возможно, останутся и деньги на финансирование дорог», — полагает Цепляева.

Ключевая проблема в направлении нефтяных сверхдоходов на инфраструктурные проекты — их эффективность, говорит директор центра структурных исследований Гайдаровского института Алексей Ведев. Спор между Минфином и Минэкономразвития относительно использования средств Резервного фонда достаточно стар, напоминает экономист: дискуссия заключается в том, верстать ли дефицитный или бездефицитный бюджет и как использовать нефтяную ренту.

«Позиция Минфина заключается в том, что необходима финансовая стабильность, а лишние деньги будут разгонять инфляцию. Минэкономразвития полагает, что эти деньги нужны для развития», — объясняет Ведев. По его словам, сам экономист склоняется к позиции финансового ведомства. «Ключевой вопрос — эффективность. Если мы удвоим финансирование — у нас дорог станет в два раза больше, в полтора или на 20%?» — задается он вопросом. Еще один вопрос — пропорциональность расходов возможностям, отмечает экономист. «Возможно, мы захотим в этом году построить в три раза больше дорог, но у нас нет ни техники, ни людей для такого объема», — поясняет он.

Механизмы государственно-частного партнерства в первую очередь надо совершенствовать через улучшение бизнес-климата, говорит Ведев. «Если частный бизнес не хочет вкладывать деньги в инфраструктуру, притом что государство готово давать гарантии и докладывать деньги, это говорит о том, что среда у нас достаточно плохая», — резюмирует эксперт.

Члены экономического блока в последнее время поднимают вопрос об изменении курса, включающего соблюдение бюджетного правила, политику инфляционного таргетирования ЦБ и микроструктурные реформы, отмечают аналитики Morgan Stanley в последнем отчете для инвесторов. Как отмечается в документе, министр финансов Антон Силуанов и первый вице-премьер Игорь Шувалов поднимали вопрос о снижении ставок (с этим соглашается и Белоусов. – «Газета.Ru»), а министр экономического развития неоднократно поднимал вопрос о смягчении бюджетного правила и инвестировании сверхдоходов и пенсионных накоплений в инфраструктуру. Однако в Morgan Stanley склонны полагать, что ни Путин, ни Дмитрий Медведев не поддержат призыв смягчения политики ЦБ. «Во-вторых, они оба, похоже, больше, чем министры экономического блока, обеспокоены инфляцией», — говорится в отчете. Экономисты ожидают, что руководство страны продолжит придерживаться нынешнего курса, по меньшей мере в течение шестилетнего президентского срока.