Обещание на $100 миллиардов

Путин сообщил, что «Газпром» может быть приватизирован



«Газпром» может быть приватизирован

«Газпром» может быть приватизирован

ИТАР-ТАСС
«Газпром» может быть приватизирован, сообщил премьер Владимир Путин. Еще год назад такие планы не рассматривались. Приватизация повысит качество управления концерном, говорят эксперты, оценивая 25% его акций в $45 млрд сейчас, а после завершения крупных инфраструктурных проектов — почти в $100 млрд.

«Газпром» и другие крупнейшие энергетические компании, включая «Роснефть», в будущем нужно приватизировать, считает премьер-министр и кандидат в президенты Владимир Путин. «Когда-то мы чуть полностью не приватизировали «Газпром», и ваш покорный слуга вернул контроль государства над «Газпромом», — заявил премьер в понедельник на встрече с политологами. — Это отдельная дискуссия, но тоже мы когда-нибудь перейдем к тому, чтобы «Газпром» работал в другом режиме».

«Газпром», в котором государству изначально принадлежало 100%, стал акционерным обществом в 1992 году. С 1993-го по 1995 год компания продавала свои акции или обменивала их на приватизационные ваучеры. Когда приватизация завершилась, государство контролировало лишь 41% компании, остальная часть была продана (в том числе 15% приобрели сотрудники самого «Газпрома»). В общей сложности акционерами газовой компании стали 1,3 млн граждан России. Правительство планировало дальнейшую приватизацию «Газпрома», но затем процесс был перенаправлен. В 2005 году Путин, будучи президентом, распорядился вернуть государству контроль над компанией.

Сейчас государство владеет 50,002% «Газпрома», указано на сайте монополии. Около 7% акций компании принадлежит структурам самого «Газпрома», около 43% находятся в свободном обращении.

Но юридически государство не получило контроля над монополией: 0,889% акций компании владеет «Росгазификация», в которой у государства нет большинства голосов, хотя принадлежащая ей в «Газпроме» доля учитывается как государственная.

В 2010 году правительство одобрило схему передачи государству контроля над «Газпромом», включив в нее госхолдинг «Роснефтегаз». На его баланс планируется перевести принадлежащие государству акции 72 газораспределительных организаций (ГРО). Затем эти бумаги передаются «Газпрому» в обмен на 0,23% акций газовой монополии. Процесс передачи активов до сих пор не закончен.

Прошлым летом власти исключали возможность приватизации «Газпрома» в обозримой перспективе.

Помощник президента Аркадий Дворкович заявил, что делать это нецелесообразно, так как в деятельности компании есть «большая инфраструктурная составляющая». «Там, где нет конкуренции или ее значительно меньше, я имею в виду инфраструктуру и все, что связано с военной безопасностью государства, там государственный контроль не является серьезным препятствием для работы, для инвестиций, он может сохраняться долгое время, а в некоторых компаниях и навсегда», — пояснил помощник президента.

Пока даже существующая приватизационная программа Минэкономразвития, в которой «Газпром» отсутствует, не реализована в полной мере.

В «Газпроме» от комментариев на тему приватизации отказались.

Эксперты видят в возможной приватизации монополии как плюсы, так и минусы. Глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин относит к положительным моментам «резкое сокращение ненужных инвестиций и необоснованных затрат». «Приватизация даёт надежду на появление в «Газпроме» нового, более профессионального руководства, — говорит Корчемкин. — Большой плюс — выход «Газпрома» из режима «ручного управления».

«Расширение круга частных инвесторов в структуре акционерного капитала может повысить эффективность управления концерном, — считает и аналитик Номос-банка Денис Борисов. — Кроме того, бюджет получит средства от продажи доли в «Газпроме», это будут живые деньги, которые могут быть эффективно потрачены».

По мнению Борисова, могут быть приватизированы до 25% «Газпрома», государство оставит за собой лишь блокпакет. При общей оценке компании в $180 млрд (с учетом долга) это принесет в бюджет $45 млрд.

«Но, как только компания завершит свои масштабные строительные проекты (т. е. после 2015 года), ее стоимость может вырасти минимум в два раза, а значит, долю в «Газпроме» целесообразно продавать не сейчас, а через несколько лет», — отмечает эксперт.

Но Борисов обращает внимание на опасность потери госконтроля в крупнейшей российской компании. «Она несет в себе риск возникновения конфликта акционеров, что может негативно отразиться не только на самой компании, но и на энергобезопасности всей страны», — указывает эксперт.

Виталий Крюков из ИФД «Капиталъ» считает, что в долгосрочной перспективе возможно разделение «Газпрома» на добывающий и транспортный бизнесы по аналогии с нефтяной отраслью, где транспортной монополией является «Транснефть», которая добычу не ведет. «Но это целесообразно делать только после полной либерализации газовой отрасли с допуском независимых производителей на экспортные рынки, достижения независимыми компаниями более высоких уровней добычи, организации полноценной биржевой торговли газом и завершения основных капиталоемких трубопроводных строек», — уточняет эксперт.