Пенсионный советник

Exxon рискует не страшно

«Cделка Exxon и «Роснефти» вряд ли приведет к большей прозрачности», отмечает зарубежная пресса

Ольга Алексеева, Алексей Топалов 31.08.2011, 20:53
Рекс Тиллерсон (ExxonMobil ), Владимир Путин и Эдуард Худайнато (Роснефть) ИТАР-ТАСС
Рекс Тиллерсон (ExxonMobil ), Владимир Путин и Эдуард Худайнато (Роснефть)

Запад настороженно воспринял сделку ExxonMobil и «Роснефти». За доступ к Арктике американской компании придется поделиться с партнером своими активами в Мексиканском заливе и Техасе и попасть в зависимость от Кремля, пишет западная пресса. А богатство арктических запасов нужно еще доказать, напоминают эксперты.

Западные издания неоднозначно отреагировали на соглашение о стратегическом партнерстве ExxonMobil и «Роснефти», согласно которому американская компания получает долю в проектах в Арктике и в Черном море, а российская — перспективы участия в проектах в Мексиканском заливе и Техасе.

«Сам факт того, что эта договоренность была заключена, объясняется улучшением отношений между США и Россией при администрации президента Обамы», — пишет Times.

Эта договоренность перекраивает глобальную энергетическую политику, не в последнюю очередь и потому, что «Роснефть» станет первой крупной российской нефтяной компанией, добывающей нефть в Соединенных Штатах, констатирует издание.

Но, отмечает газета, некоторые американские политики, давно уже защищающие нефтяной сектор страны от иностранного вмешательства, наверняка будут выступать против этой сделки. Когда в январе этого года ВР объявила о подписании соглашения с «Роснефтью», конгрессмен от демократической партии Эд Марки назвал британскую компанию «Bolshoi Petroleum». Правда на этот раз Марки был несколько более сдержан, сказав лишь, что надеется, что эта сделка принесет лучшие результаты для ExxonMobil, чем для ВР.

Газеты отмечают, что соглашение между Exxon и «Роснефтью» во многом похоже на договор, заключенный ВР, который не удалось претворить в жизнь из-за возражений со стороны ТНК-ВР. «У россиян был наготове «план Б», и «планом Б» был Exxon», — цитирует Independent аналитика компании Oppenheimer Фаделя Гейта.

BP считала, что у нее есть особый козырь — готовность обменяться акциями с «Роснефтью». «Но глава ExxonMobil Рекс Тиллерсон предложил акции прибыльных скважин в Мексиканском заливе, в итоге Боб Дадли «вправе сыпать проклятиями из-за своего невезения в России», — констатирует Financial Times.

Кроме того, отмечают газеты, договор с Exxon можно рассматривать как потерю для Shell, которая тоже надеялась на сотрудничество с российским нефтяным гигантом. Компания Exxon не имеет никаких соглашений в России, которые могли бы всплыть в суде. Да и «Роснефти», судя по всему, также не грозят перспективы исков в США. «Мы не собираемся подавать никаких исков в США», — заявил «Газете.Ru» директор «Груп Менатеп» Тим Озборн. Но участие в российском бизнесе, особенно нефтегазовом бизнесе, можно считать опасной авантюрой, полагает он.

При все ее плюсах, «сделка с «Роснефтью» вряд ли приведет к большей прозрачности», беспокоится и британская Guardian. В странах, богатых нефтью и газом, неизбежно возникает коррупция, «особенно если страна не успела сформировать бизнес-климат и судебную систему прежде, чем заработали скважины», поясняет обозреватель издания. Издание также беспокоит то, будут ли благодаря сделке лучше учитываться соображения безопасности и охраны окружающей среды, а также насколько прозрачной будет отчетность «Роснефти».

«Для Exxon соглашение грозит более глубоким погружением в рискованный российский бизнес-климат. В результате безопасность инвестиций компании и будущих доходов будет зависеть от политики Кремля»,

— разделяют опасения коллег журналисты The New York Times. Между тем аналитики уже прогнозируют, с кем из российских политиков предстоит работать американской компании. Непосредственное участие в переговорах по сделке ExxonMobil и «Роснефти» премьера Владимира Путина означает его твердое намерение вернуться в президентское кресло в 2012 году, заявил Reuters глава компании LEFF Group Владимир Фролов.

Сделка с «Роснефтью» демонстрирует, что старая модель сотрудничества между компаниями из технологически развитых стран и странами, богатыми природными ресурсами, остается в силе, рассуждает FT. Но

сумма сделки эквивалентна неполному проценту от общей капитализации Exxon, а добыча нефти в Карском море, если нефть там действительно обнаружится, начнется не раньше 2020-х годов, отмечает издание.

В Арктике «Роснефть» и ExxonMobil будут работать на трех участках в Карском море. Их ресурсы предположительно составляют 5 млрд тонн нефти и 10 трлн кубометров газа. Но точных данных по запасам пока нет. Кроме того, Exxon войдет в черноморский проект Туапсинский прогиб, запасы которого могут составить 1 млрд тонн нефти, но эта оценка пока тоже лишь предварительная: разведка на участке не проводилась. И в арктическом, и в черноморском проекте американская компания получит 33,3%, оставшиеся 66,7% будут принадлежать «Роснефти».

ExxonMobil взамен предлагает «Роснефти» участие в своих американских и канадских проектах. В частности, речь идет о нефтеносном участке Hibernia, который располагается в территориальных водах Канады, в 315 км к юго-востоку от островов Ньюфаундленд и Лабрадор. Его запасы оцениваются в 1–1,3 млрд баррелей (136 – 178 млн тонн) нефти. Доля Exxon в этом проекте составляет 33,1%.

Также упоминаются активы Exxon в западной части Мексиканского залива, но какие именно, не уточняется. Общие запасы нефти Мексиканского залива оцениваются в 15 млрд баррелей (более 2 млрд тонн). В начале лета ExxonMobil объявила об открытии в Мексиканском заливе двух крупных месторождений, общими запасами в 700 млн баррелей (95–96 млн тонн). Эти месторождения располагаются как раз в западной части залива.

Кроме того, Exxon приглашает «Роснефть» работать в Техасе, где компании будут добывать трудноизвлекаемую нефть, а также в канадской Альберте, где располагаются битумные пески. Объемы запасов и доли в этих проектах не уточняются.

«На данный момент сравнивать, что получит от альянса «Роснефть», с тем, что получит Exxon, некорректно, — считает аналитик ИК «Универ» Дмитрий Александров. – Запасы арктического шельфа России очевидно больше, чем то, что предлагает Exxon, но их еще нужно доказать. На сегодняшний день доказанных запасов нефти в Карском море практически нет».