Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Потанин отказал наследникам

Глава «Интерроса» Владимир Потанин решил оставить потомков без наследства, а все свое богатство направить на благотворительность

ИТАР-ТАСС
Глава «Интерроса» Владимир Потанин решил оставить потомков без наследства, а все свое богатство направить на благотворительность. Об этом олигарх рассказал в интервью Financial Times. Бизнесмен также поделился планами холдинга и рассказал о роли государства в «Норникеле».

Глава холдинга «Интеррос» Владимир Потанин собирается передать все свое состояние на благотворительность. «У меня не будет наследников. Мой капитал должен работать на благо общества и использоваться в общественных целях», — заявил Потанин в интервью британской Financial Times.

«Мои дети взрослеют, их отец — миллиардер и широко известный парень. Они остаются в моей тени. А во-вторых, какая у них будет мотивация чего-то добиться самим в жизни? В этом смысле мне кажется очень правильным шагом передать состояние на благо общества, а не в наследство. Я собираюсь последовать примеру Билла Гейтса и Уоррена Баффета», — так пояснил свое решение бизнесмен.

Ежегодные затраты на свой благотворительный фонд в ближайшие десять лет Потанин увеличит с $10 млн до $25 млн. Затем он учредит новый фонд, который будет управлять его состоянием для благотворительных целей. На сегодняшний день фонд Потанина является спонсором Эрмитажа в Санкт-Петербурге, а также предоставляет студентам гранты и стипендии на миллионы долларов.

Деньги на благотворительность останутся немалые, дал понять миллиардер: Россия дно кризиса уже преодолела, и «Интеррос» тоже. По словам Потанина,

«Интеррос» уже сократил чистый долг с $7 млрд до $2 млрд.

Осенью 2008 года холдинг вынужден был привлечь кредит в ВТБ в размере $3,2 млрд, в противном случае он мог лишиться 16,8% акций «Норильского никеля», заложенных в качестве обеспечения по кредиту. Потанин добавил, что «Интеррос» в ближайшее время погасит кредит ВТБ, чтобы высвободить из под залога 95% акций «Профмедиа», в рамках предстоящего IPO медиа-холдинга в этом году. В ходе первичного размещения компания может привлечь порядка $500 млн.

При этом бизнесмен отрицает, что в результате кризиса влияние государства на «Норникель» увеличилось. Напомним, что в прошлом году представитель ВТБ был назначен в совет директоров компании, что являлось одним из условий пролонгации кредита. А Владимир Стржалковский, бывший глава комитета по туризму, был назначен генеральным директором «Норникеля» в самый разгар акционерного конфликта между Потаниным и Дерипаской.

По словам Потанина, он сам попросил Стржалковского возглавить компанию и быть арбитром в споре акционеров:

«Вы можете его считать представителем государства или личным другом Путина: он очень эффективный менеджер, решивший много проблем для своей команды. Предыдущее руководство боялось принимать такие решения, как, например, сокращение расходов или государственного давления. Он такой, какой он есть. Я счастлив таким выбором. Тот факт, что Стржалковский является членом путинской команды, прибавляет ему веса. Это не является причиной его назначения, а дополнительным плюсом».

«Интеррос» по-прежнему готов обсуждать с «Русалом» возможность покупки пакета акций «Норникеля».

«Если «Русал» когда-нибудь решит продать акции «Норникеля», я подтверждаю, что мы заинтересованы в этом, готовы разговаривать с Олегом Дерипаской об этом и готовы купить пакет»,

— сказал Потанин, добавив, что «наши партнеры знают об этом». В настоящее время он и Дерипаска контролируют по 25% акций «Норникеля».

Миллиардер подчеркнул, что хотя государственное влияние на экономику будет уменьшаться по мере того, как компании приходят в себя от кризиса, тем не менее очень важно для государства консультироваться с крупным бизнесом. «В настоящее время диалога меньше, чем следует, но уже есть понимание того, что он должен достигнуть необходимого уровня и качества». В то же время и для бизнеса важно лоббировать свои интересы, но делать это как институциональная группа, а не поодиночке, как это происходило в середине 1990-х. «Должен существовать механизм, который бы четко определял границы корпоративных интересов наряду с интересами общества. Это и есть суть любой дискуссии в любой развитой демократии», — пояснил бизнесмен.