Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Электронная утопия

ФЦП «Электронная Россия» закроют в 2010 году

ИТАР-ТАСС
Федеральную программу «Электронная Россия» в очередной раз ждет переформатирование. И в очередной раз россиянам обещано предоставить услуги федеральных ведомств в электронном виде, теперь к 2011 году. Но, удастся ли это сделать, большой вопрос, так как финансирование программы урезано вдвое.

ФЦП «Электронная Россия», принятая еще в 2002 году, будет переформатирована. В целях экономии. «Было принято решение ее (программу) переформатировать и придать ей второе дыхание, главная задача — это довести до конца те проекты, которые уже ведутся, сделать невозможным дублирование решений, излишнее расходование средств и подготовить общий проект, по которому мы в дальнейшем будем строить наше электронное правительство», — заявил министр связи и информации Игорь Щеголев на встрече в Сочи с премьер-министром Владимиром Путиным.

По словам Щеголева, в настоящее время взаимодействие между органами власти до сих пор осуществляется по старинке, услуги в электронном виде практически не предоставляются.

Тем не менее министр надеется, что с 2011 года россияне смогут получать услуги федеральных министерств и ведомств в электронном виде. Делается это для борьбы «с очень большими очередями, большими издержками, нервами и неэффективной работой ведомств».

Согласно ФЦП «Электронная Россия», к 2010 году все федеральные органы власти и регионы будут иметь центры телефонного обслуживания населения, интернет-сайты, соответствующие единым требованиям. Кроме того, к этому сроку будет обеспечен полный перевод в электронный вид 10 наиболее значимых госуслуг, например таких, как заполнение заявлений на оформление персональных документов (паспортов, водительских удостоверений), детских пособий, заполнение квитанций на оплату штрафов за нарушение правил дорожного движения.

Кроме того, Щеголев сказал, что необходимо решить проблему электронной подписи. Дело в том, что закон «Об электронной цифровой подписи» был принят Госдумой еще в декабре 2001 года. Его текст размещен на сайте www.elrussia.ru. Предполагалось, что цифровая подпись в электронных документах будет признана равнозначной собственноручной подписи в документе на бумажном носителе. Действие этого закона распространяется на любые отношения, возникающие при совершении гражданско-правовых сделок. Однако закон до сих пор так и не заработал.

Владимир Путин, в свою очередь, высказал пожелание, чтобы информация, которая будет доходить до граждан по электронным каналам, не отличалась от реалий, которыми живет то или иное ведомство. «Иначе вы на корню все скомпрометируете с самого начала», — посоветовал премьер.

Не совсем понятно, за счет чего министр Щеголев планирует «придать второе дыхание» «Электронной России», если известно, что Минфин, представляя правительству предварительные расчеты по бюджету-2010, предложил урезать госпрограммы по развитию высоких технологий. По данным пресс-службы правительства, в 2010 году в рамках приоритета «Развитие высоких технологий» предусматривается реализовать девять федеральных целевых программ, объем финансирования которых за счет средств федерального бюджета составит в 2010 году 132,4 млрд руб., или 92,4% от объемов 2009 года (143,3 млрд руб.).

Бюджет ФЦП «Электронная Россия» (2002–2010 гг.) сократится в 2010 году на 55% — с 2,7 млрд руб. до 1,2 млрд руб. к росписи 2009 года.

Вдохновителем идеи перехода на электронный документооборот был глава «Росатома» Сергей Кириенко, ранее занимавший пост полпреда президента в Приволжском федеральном округе. ПФО был выбран Минэкономразвития пилотным для реализации другой ФЦП в области высоких технологий — «Электронное правительство». Впрочем, еще в 2003 году Кириенко высказывал опасения, что чиновники похоронят переход на цифру. «Когда говорим об электронном документообороте, мы должны принимать во внимание, что есть такой аспект, как государственная тайна, но часто мы сталкиваемся с ситуацией, когда функционеры и чиновники, прикрываясь разными ведомственными инструкциями, которые формально защищают документ от открытого помещения в сеть, просто саботируют работу по введению электронного документооборота», — предупреждал полпред.

Нельзя сказать, что за 7 лет реализации ФЦП «Электронное правительство» ничего не сделано. Официальные итоги этой ФЦП пока не обнародованы. Их подведут не ранее 2010 года, когда программа будет завершена. Но уже сейчас понятно, что темпы реализации этой ФЦП явно неадекватные. Например, только в марте этого года правительство наконец утвердило положения о пользовании сайтами в сети интернет, на которых осуществляется проведение открытых аукционов по госзакупкам, — www.zakupki.gov.ru. При этом чиновники наловчились при размещении заявок заменять кириллические буквы на латинские и тем самым «открытые торги» стали доступны только для «своих людей».

Имеется еще один зримый итог программы: администрации субъектов РФ обзавелись сайтами, и, зайдя на такой сайт, можно, например, пожаловаться в приемную губернатора, минуя его подчиненных. Правда, россияне предпочитают жаловаться не местной власти, а в Москву. По данным депутата Госдумы, председателя подкомитета по технологическому развитию Ильи Пономарёва, описание предоставляемых государственных услуг приведено на сайтах только 50 федеральных министерств и ведомств (59% от общего числа). Места приёма граждан указаны на веб-сайтах 44 федеральных органов исполнительной власти (52% от общего числа), а графики работы подразделений, осуществляющих приём граждан, представило только 21 ведомство (25% от общего числа). Возможность загрузки бланков документов предоставлена 43 ведомствами (51% от общего числа), при этом онлайн-передача заполненных форм осуществляется только в пяти из них (6% от общего числа). Доступ к ведомственным учётным системам, реестрам и регистрам открыт на сайтах 16 ведомств (19% от общего числа), а транзакционные услуги — всего на сайтах трех ведомств.

«История с «Электронной Россией» тянется почти восемь лет, работы над созданием «Электронного правительства» — три года, но внедряется это все не более года. Остальное время ушло на бюрократические процедуры и перетягивание каната между различными ведомствами», — говорит парламентарий.

В стране с проникновением интернета на уровне 12–15% о массовом доступе к информации все равно говорить не приходится, утверждает аналитик УК «Финам Менеджмент» Максим Клягин.