Citroën бросило на Баркова

Mercedes «ЛУКойла» не виновен в аварии на Ленинском

, ,
РИА «Новости»
ГУВД Москвы признало виновной в ДТП на Ленинском проспекте погибшую Ольгу Александрину — водителя Citroën. Согласно материалам дела, опубликованным на официальном сайте ведомства, ее машину занесло и выбросило на встречную полосу, где ехал служебный Mercedes «ЛУКойла». На решение следствия не повлияли показания, что автомобиль Баркова двигался по разделительной.

Во вторник на пресс-конференции по итогам работы ГУВД Москвы «Безопасность начинается с доверия» руководитель столичной милиции Владимир Колокольцев обнародовал материалы дела по расследованию ДТП на площади Гагарина, в котором столкнулись автомобиль Citroën C3 погибших врачей-гинекологов Ольги Александриной и Веры Сидельниковой и служебный Mercedes вице-президента компании «ЛУКойл» Анатолия Баркова.

«Данное уголовное расследование было проведено объективно. Мы провели беспрецедентное расследование. Никакого давления на следствие не оказывалось», — рассказал Колокольцев. По его словам, для поиска свидетелей в районе места ДТП направлялись около ста сотрудников милиции, которые разыскивали возможных очевидцев. В том числе в жилом секторе и на автобусных остановках.

«Я не помню такого объема работы по другим уголовным делам, я не помню тех уголовных дел, по которым мы бы обращались в такое количество различных организаций», — сказал Колокольцев.

В доказательство объективного расследования причин аварии на официальном сайте ГУВД Москвы petrovka38.org, были опубликованы материалы дела. В том числе фотографии с места ДТП, данные технических экспертиз, схема расположения камер видеонаблюдения. Имеются также протоколы допросов десятков свидетелей, которые ехали в момент аварии по площади Гагарина, стояли на троллейбусных остановках, были у окон своих квартир или выходили из пешеходного перехода. Большинство опрошенных утверждают, что Citroën ехал с превышением скорости и собирался перестроиться правее, не заметив в мертвой зоне идущую в правом ряду, машину. В последний момент машина вильнула, уходя от удара, потеряла управление, ее занесло и выбросило на встречную, где она врезалась в Mercedes.

«Было светлое время суток. Было пасмурно, осадки в виде мокрого снега, проезжая часть была мокрая, а в левом крайнем ряду проезжей части была снежная каша, — приводятся показания свидетеля номер 7 (личные данные всех свидетелей засекречены). — В попутном направлении машин почти не было, а во встречном направлении ехал очень плотный поток, который двигался с небольшой скоростью. В это время я увидел в зеркало заднего вида, что по левой крайней (пятой) полосе меня догоняет автомобиль «Ситроен C3» красного цвета. Данная машина ехала значительно быстрее меня, со скоростью около 100 км/ч.

Поравнявшись примерно с задней осью моей автомашины, «Ситроен» неожиданно начал перестраиваться вправо, в мою полосу следования, несмотря на то что моя машина создавала помеху для движения «Ситроена».

Я, чтобы избежать аварийной ситуации, перестроился правее, в третью полосу, и тут же увидел, что «Ситроен» совершает резкий маневр влево, и «Ситроен» вынесло на встречную полосу движения, где «Ситроен» совершил столкновений с автомобилем «Мерседес-Бенц» черного цвета». Свидетель также утверждает в своих показаниях, что на месте аварии он не остановился, а нашли его сотрудники милиции, анализируя данные с камер системы «Поток». И вышли на него, так как он часто ездит примерно в одно и то же время по этому маршруту.

Среди свидетелей есть показания водителя Mercedes и самого Анатолия Баркова.

Водитель Mercedes около 16 лет работает в должности водителя в ОАО «ЛУКойл». На допросе он рассказал, что ехал по крайней левой полосе со скоростью около 40 км/ч. Когда он выехал на эстакаду, проходящую над развязкой Третьего транспортного кольца то увидел, что в левой полосе встречного направления «Ситроен» красного цвета, неожиданно резко затормозил, из-за чего его начало заносить влево. «Водитель «Ситроена», очевидно, попытался выровнять машину, отчего «Ситроен» пару раз вильнул, и его прямолинейно вынесло в его полосу следования, где сразу произошло столкновение. Все это произошло очень быстро», — рассказал водитель.

В своих показаниях Анатолий Барков говорит, что ехал в офис на своем служебном автомобиле, спецсигналами не оборудованном. С ним были его водитель и охранник. Сам Барков в дороге смотрел телевизор, установленный в машине, и, «возможно, задремал». За дорожной обстановкой он не следил, но уверен, что его автомобиль ехал по своей полосе. «В какой-то момент я услышал, как охранник и водитель крикнули «держись». Я переместился в центр салона, чтобы посмотреть в лобовое стекло, что происходит, и в этот момент произошел сильный удар в переднюю часть автомашины. Я понял, что произошло столкновение, но, с какой автомашиной, не видел. От удара я на какое-то время потерял сознание. Когда я очнулся, увидел, что нос у меня разбит и течет кровь, левая нога была сильно повреждена».

Впрочем, среди показаний свидетелей есть и прямо указывающие, что автомобиль бизнесмена ехал по разделительной полосе. Так, в деле имелись три фигуранта, обвинявшие водителя Mercedes в нарушении правил. Но два из них позже взяли свои слова назад, а третьему следствие просто не верит.

Так, некий «свидетель № 1» показал, что перед аварией он ехал со стороны Университетского проспекта к Калужской площади по крайней левой полосе. Выехав на площадь Гагарина, он увидел, что впереди машины начали останавливаться перед светофором. Он тоже остановился и посмотрел в зеркало заднего вида. За ним на расстоянии 5—7 метров, через одну машину, стоял Mercedes Benz черного цвета. На несколько секунд свидетель отвлекся на магнитолу, после чего опять посмотрел в левое зеркало и увидел, что Mercedes резко начал движение и выехал на разделительную полосу.

«Выехав на разделительную полосу, резко ускоряясь, «Мерседес» начал движение прямолинейно вперед, при этом двигаясь частично по разделительной полосе, а частичной по левой части крайней полосы встречного направления движения.

Когда «Мерседес» проехал мою машину и находился на уровне кузова ВАЗ-2115 серебристого цвета, я услышал звук сильного удара и увидел, что заднюю часть «Мерседеса» подбрасывает вверх и разворачивает вправо. При этом «Мерседес» приземлился возле задней двери ВАЗ-2115, и он полностью оказывается на разделительной полосе. Когда подбросило «Мерседес», я увидел, что перед ним подбросило еще и «Ситроен C3» красного цвета», — утверждает свидетель.

Однако следствие пришло к выводу, что «показания свидетеля полностью противоречат всем материалам уголовного дела». Поэтому оно «критически оценило» их и решило, что не доверяет им, вследствие чего «показания не могут являться доказательствами вины водителя автомобиля Mercedes Benz S500».

Другая свидетельница показала, что в момент перед аварией выехала со двора д. 30 по Ленинскому проспекту на проезжую часть и повернула направо, к Университетскому проспекту. В ее направлении движения транспорта практически не было, а по встречке с низкой скоростью двигался плотный поток транспорта. Она увидела, что по разделительной полосе Ленинского проспекта едет черный Mercedes, частично заехав на встречную, со скоростью около 50 км/ч. Навстречу, по крайней левой полосе, ехал Citroën. Расстояние между машинами было около 10 м, и обе ехали со скоростью около 50—60 км/ч. Водитель Mercedes (возможно, увидев впереди джип), начал прижиматься к разделительной полосе. Водитель Citroën, по мнению свидетельницы, не успел увидеть встречное авто, и произошло столкновение.

С этой свидетельницей был проведён «дополнительный допрос». В итоге женщина согласилась, что 1) на представленной видеозаписи она не может идентифицировать машину, на которой она ехала по Ленинскому проспекту в момент ДТП, 2) не может указать «иные транспортные средства, которые в это время ехали попутно с ней», 3) наконец, вообще отказалась от данных ранее показаний, сославшись на «ошибочное восприятие ею действительности в момент происшествия».

И, наконец, углубленной проверке подвергся еще один фигурант дела. Им стал некий гражданин, написавший е-мейл президенту России Дмитрию Медведеву.

В своем письме он сообщил, что был очевидцем и что в столкновении виноват автомобиль Баркова. Этого человека вычислили по адресу электронной почты и допросили. После чего, как сказано в отчете ГУВД, было установлено: «очевидцем ДТП он не являлся, а обращение к президенту РФ написал, находясь в состоянии алкогольного опьянения, из-за обиды на сотрудников ГИБДД, с которыми у него ранее был конфликт».

Техническая экспертиза, которая также была проведена в ходе следствия, показала, что левое переднее колесо Mercedes в момент столкновения находилось «не далее» линии разметки, отделяющей проезжую часть от разделительной полосы, однако установить точные координаты места столкновения экспертным путем оказалось невозможно. После удара, как следует из выводов экспертизы, автомобиль Citroën развернулся против часовой стрелки, а Mercedes продвинулся вперед и сместился передней частью влево. Это объясняет положение Mercedes частично на разделительно полосе.

В ходе расследования электронные блоки автомобилей направлялись компаниям-производителям – устройствами, фиксирующими параметры движения, ни Mercedes, ни Citroën не оборудованы, однако скорость в момент удара фиксируется некоторыми системами.

В результате исследования блока управления подушками безопасности (SRS) специалисты Mercedes установили, что столкновение произошло на скорости от 35 до 45 км/ч 25 февраля. В момент удара водитель и передний пассажир были пристегнуты. При этом задние ремни безопасности были не застегнуты (на заднем сиденье справа, по данным следствия, ехал Анатолий Барков). Блок управления подушками безопасности Citroën зафиксировал в момент удара скорость 75 км/ч — в этот момент были приведены в действие преднатяжители ремней и подушки безопасности водителя и пассажира.

Виновной в аварии признана погибшая водитель Citroën. Следствие пришло к выводу, что Александрина превысила скорость (на момент столкновения она составляла 75 км/ч), потеряла управление и ее машину занесло на встречную полосу, где двигался Mercedes. Кроме того Александрина не предприняла никаких действий по предотвращению аварии, что также вменяется ей в вину. Таким образом, она признана виновной по статье 264.3 УК РФ — нарушение правил дорожного движения, повлекшее смерть человека по неосторожности. А по смерти виновника аварии дело автоматически было закрыто. Адвокат семьи Александриной и Сидельниковой Игорь Трунов уже заявил, что собирается оспорить закрытие дела. А пресс-служба «ЛУКойла» распространила информацию, что Анатолий Барков собирается оказать материальную помощь дочке погибшей Александриной из своих личных средств.