Разоружение пока подождет

Россия готова обсуждать сокращения ядерных арсеналов в многостороннем формате

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, выступая перед слушателями Академии Генштаба, заявил, что Россия готова обсуждать сокращение ядерных арсеналов, но в двустороннем формате с США такая возможность исчерпана. По его мнению, для этого требуется многосторонний формат. Опрошенные «Газетой.Ru» специалисты в области ядерных вооружений констатировали, что, несмотря на привлекательность сформулированного МИДом подхода, в этой сфере реализовать его на практике в ближайшее время невозможно.

Россия готова обсуждать сокращение ядерных вооружений лишь в многостороннем формате, заявил российский министр иностранных дел Сергей Лавров, выступая с лекцией в Военной академии Генштаба. Возможности для дальнейших двусторонних сокращений ядерных вооружений с США на данный момент исчерпаны, подчеркнул глава МИДа.

«Мы готовы обсуждать эту тему исходя из растущей актуальности придания этому процессу многостороннего характера», – сказал Лавров.

По его словам, в последнее время активизировались усилия по принуждению ядерных государств к отказу от ядерного оружия. Время для этого еще не пришло, подчеркнул министр.

«Мы готовы обсуждать возможности дальнейшего поэтапного сокращения ядерного потенциала, но только с учетом всех факторов, определяющих стратегическую стабильность, а не только количество стратегических наступательных вооружений», — добавил Лавров.

Со стороны России такая позиция высказывалась уже не раз, и что-либо принципиально нового в ней нет, объяснил «Газете.Ru» экс-начальник главного штаба РВСН генерал-полковник Виктор Есин.

«Но сразу возникает следующий вопрос — насколько это реализуемо. Другие ядерные державы постоянно заявляют, что их арсеналы ядерного оружия не сопоставимы ни по количеству, ни по качеству с ядерными потенциалами России и США. А поэтому вступать в переговоры по сокращению своего ядерного оружия они не собираются», — рассказал Есин.

По словам генерала, наиболее характерна в этом плане позиция Китая.

Представители Пекина не раз заявляли российской стороне, что как только количество ядерных боеприпасов в России опустится до китайского уровня, они будут готовы обсуждать с Москвой вопрос о сокращении вооружений, напоминает Есин.

«А пока, подчеркивают в Пекине, предмета для переговоров нет. Аналогичной позиции придерживается и Франция. Первые лица этого государства постоянно подчеркивают, что речи о сокращении ядерных вооружений Пятой республики на данном этапе идти пока не может, — говорит экс-командующий РВСН. — Не совсем понятно, что делать с государствами, которые де-юре не являются ядерными державами, а де-факто располагают этим видом оружия массового поражения».

Реалистичной постановку вопроса российской стороной назвал экс-начальник Главного оперативного управления Генштаба генерал-майор Владимир Безруков.

«Круг ядерных держав постоянно растет. И точных данных по их арсеналам во многих случаях нет, только предположения, — объяснил он. — Надо для начала договориться, что мы понимаем под различными классами ядерного оружия».

По его мнению, в частности, надо более четко задать критерии, что понимать под стратегическим ядерным оружием, что под оперативно-тактическим, что под тактическим. «Ясности с этим вопросом не было ранее, ее нет и до сих пор. Подобная градация станет вдвойне актуальной, если переговоры по сокращению ядерного оружия приобретут многосторонний характер», — сказал Безруков.

Постоянно произносимое требование многосторонних переговоров по сокращению ядерного оружия с другими странами, имеющими ядерные арсеналы, с точки зрения его реализации лишено всякого смысла, считает, в свою очередь, экс-начальник 4-го ЦНИИ Минобороны генерал-майор Владимир Дворкин.

«Не только потому, что в России и США почти 90% ядерных вооружений в мире. Но прежде всего по той причине, что Россия (СССР) и США за всю историю отношений в этой сфере всегда могли заключать только договоры о контроле за стратегическими вооружениями (за исключением Договора о ракетах средней и меньшей дальности, которые были полностью ликвидированы), — говорит Дворкин. — Поскольку контролировать всю совокупность объектов с нестратегическим ядерным оружием, носители которого имеют двойное назначение, невозможно».

В то же время, по словам Дворкина, во всех других ядерных государствах, кроме Великобритании и Франции, основные ядерные арсеналы — это нестратегическое ядерное оружие.

«Попробуйте в этих условиях уговорить, например, Индию, Пакистан, Израиль и КНДР сокращать свои ядерные вооружения.

Или представьте себе распространение отработанной за много лет российско-американской системы взаимных инспекций на местах и уведомлений для проверки выполнения условий договоров на многосторонней основе. Поэтому миф о многосторонних сокращениях ядерных вооружений следует забыть», — резюмировал эксперт.

В феврале американские сенаторы и конгрессмены предложили принять закон, разрешающий начать поставки ракет средней и малой дальности (РСМД) в Европу и другим союзникам Вашингтона. По их словам, эта инициатива стала ответом на нарушения Россией двустороннего соглашения об этих вооружениях. Авторы законопроекта хотят «дать президенту Трампу инструменты», позволяющие вернуться к концепции бывшего президента США Рональда Рейгана «мир через силу».

Перед этим The New York Times со ссылкой на источники в администрации американского президента рассказала, что Россия якобы располагает двумя дивизионами крылатых ракет, внешне очень похожими на оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер». По словам источников издания, один из них находится на полигоне Капустин Яр в Астраханcкой области, а второй перемещен оттуда в декабре 2016 года на неизвестную операционную базу. Это нарушает Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности между Москвой и Вашингтоном, утверждали собеседники издания в Вашингтоне. Соглашение запрещает сторонам иметь баллистические ракеты наземного базирования и крылатые ракеты с радиусом действия от 500 до 5,5 тыс. км. Пресс-секретарь российского президента России Дмитрий Песков тогда заявил, что Россия «оставалась и остается приверженной своим международным обязательствам». В МИДе заявили, что не воспринимают голословные обвинения всерьез.

Другой договор — о взаимном сокращении ядерных потенциалов от 2010 года стал ключевым пунктом в первом телефонном разговоре Владимира Путина и Дональда Трампа, утверждали западные СМИ. Ранее президент США связывал с уступками Москвы в этой сфере возможное снятие с России санкций. Ожидается также, что вопросы ядерного вооружения станут предметом обсуждения на предстоящей встрече Путина и Трампа.