Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Украина партизанская

Украинские военные и добровольцы спорят о будущей системе территориальной обороны

Дмитрий Кириллов (Донбасс) 29.10.2016, 16:47
Гражданский корпус «Азов» в Харькове Twitter
Гражданский корпус «Азов» в Харькове

Украина вслед за Польшей, Эстонией и Литвой работает над концепцией своей территориальной обороны, которая будет состоять из местных частей, укомплектованных добровольцами, не входящими в армейский резерв, и сети законспирированных партизанских групп. Корреспондент «Газеты.Ru» пообщался с участниками пилотных проектов территориальной обороны в прифронтовом Мариуполе.

В октябре на улице Итальянской в Мариуполе — самом крупном украинском городе зоны антитеррористической операции (АТО) — в офисе организации «Новый Мариуполь» прошла встреча местных патриотических организаций казаков, афганцев, волонтеров и военных — представителей городского и областного военкоматов. На них обсуждалось создание батальона территориальной обороны.

«Все просто! Мы хотим что-то типа системы в Швейцарии с контрактами резервистов и автоматическим оружием дома в сейфе у каждого, а военные видят это как батальон со штатным руководством на ставках при военкомате,

с централизованным хранением оружия в одном месте, что в случае внезапного нападения само по себе уже опасно!» — так объяснил корреспонденту «Газеты.Ru» суть разногласий один из участников дискуссии.

Общественники из УНА-УНСО

Выбор площадки для обсуждения организационных вопросов по созданию первого украинского тербата не случаен. «Новый Мариуполь» — наиболее известный волонтерский проект поддержки ВСУ, расположенный непосредственно в зоне АТО. На последних местных выборах часть активистов организации шла в местный совет по спискам запрещенной в России организации Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона (УНА-УНСО). Это указывает не столько на идеологические предпочтения, сколько на тесные связи с отдельным 131-м разведывательным батальоном ВСУ. Это подразделение на 70% укомплектовано членами УНА-УНСО, до апреля 2016 года воевавшими в секторе «М» зоны АТО (сейчас разведбат из националистов переведен под Луганск).

Созданная при «Новом Мариуполе» организация «Самооборона Мариуполя» готовила молодых людей, знакомых с местностью в подконтрольных бойцам самопровозглашенной Донецкой народной республики Тельмановском и Новоазовском районах, которых затем через военкоматы распределяли именно в 131-й батальон, имевший в своем составе роту глубинной разведки.

УНА-УНСО в 131-м батальоне ВСУ Wikimedia Commons
УНА-УНСО в 131-м батальоне ВСУ
Официальный процесс создания системы территориальной обороны на Украине начал своим указом президент страны Петр Порошенко. 6 июня 2016 года он подписал Стратегический оборонный бюллетень, в котором на ближайшее десятилетие закладывались направления военной реформы украинских вооруженных сил под стандарты НАТО. В этом документе и была впервые упомянута система территориальной обороны. Затем вышло постановление правительства Украины о системе территориальной обороны.

Сейчас обсуждается уже принятие специального закона в Верховной раде. Законопроект проходит согласование в профильных комитетах парламента. Обсуждение идет довольно бурно. 15 сентября в Киеве проводилось большое совещание всех заинтересованных сторон — делегатов патриотических активистов из областных центров, офицеров Сил специальных операций (ССО) Украины, представителей минобороны страны и депутатов Верховной рады.

Оборона — отдельно, партизаны — отдельно

«У министерства обороны свой взгляд на ситуацию, у волонтеров и гражданского общества — свой. Каждый тянет одеяло на себя» — так описал «Газете.Ru» ситуацию один из авторов закона.

Концепция, которую продвигает в профильном комитете Верховной рады министерство обороны Украины, действительно проста. В городах и районах создаются один или несколько батальонов территориальной обороны, за ними закрепляются сотрудники военкоматов и штат офицеров из командира отряда в звании майора, трех его замов в звании капитанов и девяти командиров взводов в звании лейтенантов. Оружие такого батальона хранится в военкомате, бойцы живут своей обычной гражданской жизнью, время от времени проходя краткосрочные сборы.

В случае военного положения такие батальоны заменяют в городах выходящие на фронт части Национальной гвардии, несут охрану объектов инфраструктуры, стратегических мостов, занимают внутренние блокпосты. Из штатного расписания видно, что батальоны собираются строить по типу полицейских — по 200 бойцов в каждом.

В такой схеме создание законспирированной сети будущих партизанских групп и закладка схронов с оружием и взрывчаткой идет вне схемы военкоматов и батальонов территориальной обороны.

Подготовка партизанского движения, как утверждают источники «Газеты.Ru» в руководстве будущего мариупольского тербатальона, контролируется военной разведкой и, во избежание утечки списков «спящих» агентов, никак не пересекается с деятельностью военкоматов.

Опыт «лесных братьев»

С августа в Мариуполе регулярно собирается на тренировки отряд, которому предстоит стать основой первого тербата.

Как рассказали корреспонденту «Газеты.Ru» участники тренировок, в город для помощи в подготовке бойцов уже приезжали инструкторы из Литвы, представители «Союза литовских стрелков» — добровольческой организации вооруженных сил Литвы, члены которой во время и после Второй мировой войны вели подпольную борьбу против советской власти в рядах так называемых лесных братьев.

«Литва — наиболее близкий нам по духу и концепции пример, — рассказал «Газете.Ru» один из организаторов тербата на условиях анонимности. — «Литовские стрелки» полностью понятны нам. В их структуре есть тербаты с постоянной службой, где служат только местные, и отряды обороны края, где объединены жители с оружием. В Польше собираются просто создавать четыре больших тербата. Эстонский «Кайселит» («Союз обороны». — «Газета.Ru») — слишком сложен. У них даже бронетехника есть. С другой стороны, разведение теробороны по двум структурам вызывает соперничество и несогласованность».

По словам собеседников «Газеты.Ru», сейчас в минобороны Украины приходят к концепции трехступенчатой системы. На первом, низовом уровне отряды теробороны будут состоять из гражданских. «Человек живет в семье, но выезжает на краткосрочные сборы раз в три месяца», — описывает типичного бойца такого отряда лидер «Нового Мариуполя» Мария Подыбайло.

Подготовка бойцов украинских батальонов территориальной обороны Пресс-служба Минобороны Украины
Подготовка бойцов украинских батальонов территориальной обороны
Второй уровень — роты теробороны при военкоматах с постоянным составом контрактников. Третий уровень — тот самый тербат с постоянным штатом офицеров. В крупных городах таких батальонов может быть несколько.

В тероборону должны войти мужчины-добровольцы, не входящие в армейский оперативный резерв, и инвалиды армии, которые могут держать оружие. Их возраст не должен превышать 60 лет.

Все они должны пройти через аттестационную комиссию из двух-трех «местных общественников», представителей СБУ, МВД и психолога, которая должна отсеять людей с пророссийскими взглядами, принимавших любое участие в событиях 2014 года, объяснил собеседник «Газеты.Ru».

Медкомиссию обеспечивает военкомат.

У патриотических организаций свои требования. «Мы просим, по примеру Израиля, внести в перечень возможных добровольцев невоеннообязанных женщин, увеличить возрастной порог выше 60 — люди могут ведь использоваться как снабженцы или в информационных отделах, которые крайне необходимы, — объясняет «Газете.Ru» один из волонтеров, принимающий непосредственное участие в переговорах с заинтересованными отделами минобороны по поводу компромиссного текста законопроекта. — То, в чем мы начинаем находить понимание, — для участников теробороны должна быть упрощенная процедура приобретения нарезного охотничьего оружия. И еще мы требуем, чтобы в прифронтовых городах оружие не было сконцентрировано в одном военкомате».

Оружие для «своих ребят»

Как видят задачи теробороны на местах, можно посмотреть, например, на странице в Facebook советника по территориальной обороне харьковского губернатора Олега Ширяева. Недавно он опубликовал фото своего отряда после учений с подписью: «Мы тренируем патрулирование города, вывоз мирных/раненых из мест боевых действий, защиту стратегических объектов, изучаем основы самоорганизации движения сопротивления на оккупированных территориях».

Олег Ширяев — одновременно глава харьковского отделения запрещенной в России ультраправой организации гражданский корпус «Азов». Он один из немногих, кто согласился поговорить с корреспондентом российского издания, не скрывая своего имени.

«На государство надеяться трудно, хотя мы в государственную программу теробороны уже отдали много своих (две сотни человек) и они уже получили районы города, резервные пункты и понимают, как и когда они получат оружие», — рассказывает Ширяев.

По его словам, националисты видят свою задачу в создании собственных финансовых ресурсов для покупки «своим ребятам» легального оружия. «Нарезное, гладкоствольное охотничье — с ним уже можно отрабатывать снайперскую работу и подготовку огневых расчетов, — считает Ширяев. — Для решения задач теробороны этого хватит. Тем более что наши гражданские активисты мобильны, быстро собираются и понемногу с нашей помощью обрастают экипировкой, амуницией и боеприпасами. Процесс идет и в городах области, но главное — Харьков.

Область у нас с украинским населением, а вот в Харькове проблемы могут быть. Сейчас, пока государство раскачивается, мы тут главная сила. В случае внутренней угрозы мы в течение часа можем сконцентрировать людей с оружием в любой точке Харькова».

Харьков — колыбель запрещенного в России «Азова». Здесь его гражданский корпус насчитывает до двух тысяч активистов. В Мариуполе аналогичный отряд «Самообороны» состоит примерно из одной сотни человек, местные активисты «Азова» пока в организации теробороны не участвуют.

«Любые выступления, инспирированные извне, должны гаситься в зародыше»

В Херсонской области, на границе с присоединенным к России Крымом, никакой деятельности по созданию теробороны «не обнаружено», рассказал источник «Газеты.Ru» в областном управлении СБУ. По его словам, местные чиновники ждут команды из Киева и принятия соответствующего закона. Везде, кроме Мариуполя и Харькова, система территориальной обороны строится больше на бумаге.

Но патриотическая общественность возлагает надежды, что после принятия соответствующего законодательства во всех частях страны от Мариуполя до Львова заработает целенаправленная государственная программа по подготовке населения к войне.

На конец ноября в Вильнюсе запланирована большая конференция, где представители структур территориальных оборон Литвы, Эстонии, Польши и Украины должны собраться для обмена опытом. На встречу от Украины кроме лидеров общественных организаций собираются ехать народные депутаты из комитета по национальной безопасности и обороне Верховной рады и высокопоставленные представители министерства обороны, а также офицеры ССО Украины. Сейчас вильнюсская встреча выглядит как дискуссия экспертов и людей, участвующих в создании территориальной обороны в своих странах.

Украинская сторона ждет от встречи помощи инструкторами, методиками и материальными ресурсами, объяснил «Газете.Ru» один из приглашенных на мероприятие.

По мнению украинцев, их «опыт выживания в условиях гибридной войны» тоже очень востребован на подобных площадках.

«Территориальная оборона не должна просто заменять армию в городах и бороться с диверсантами. Мы предлагаем ввести информационные отделы в тербаты в том числе и потому, что до начала событий весной 2014 года в наших восточных городах явно изменился информационный фон. Это теперь должно отслеживаться, анализироваться, любые выступления, инспирированные извне, должны гаситься в зародыше до подхода армии и Национальной гвардии и даже делать их применение ненужным», — настаивает собеседник «Газеты.Ru» из числа украинских волонтеров, участвующих в дискуссии с минобороны.