Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Приказ: сровнять Москву с землей

«Газета.Ru» публикует рассекреченные данные о первом налете ВВС Германии на Москву в июле 1941 года



Сбитый немецкий бомбардировщик Ю-88

Сбитый немецкий бомбардировщик Ю-88

pastvu.com
Ровно 75 лет назад, 4 июля 1941 года, началось создание входивших в систему ПВО Москвы световых прожекторных полей в районе Можайска — на наиболее вероятном направлении полета германской авиации к Москве. «Газета.Ru» публикует рассекреченные данные из военных архивов о частях и соединениях, отразивших в июле 1941 года первый гитлеровский авианалет на столицу.

Вопросы противовоздушной обороны важнейших административно-политических и промышленных центров государства, особенно столичного региона, всегда находились в центре внимания политического и военного руководства СССР. Благодаря напряженным усилиям страны и вооруженных сил в предвоенные годы была создана (а в последующем и значительно усилена) весьма эффективная система ПВО Москвы, которая выдержала суровый экзамен в июле 1941 года.

«Газета.Ru» публикует рассекреченные данные из военных архивов об отразившем в июле 1941 года первый гитлеровский авианалет на столицу командном пункте ПВО Москвы, боевом, численном составе и укомплектованности 1-го корпуса ПВО, формах и способах борьбы с воздушным противником.

К отражению удара оказались готовы

В составе 1-го корпуса ПВО, предназначенного для обороны столицы СССР города Москвы, по состоянию на 1 июня 1941 года имелось: шесть зенитных артиллерийских полков (зенап) среднего калибра (СК), один зенитно-пулеметный полк, два зенитно-прожекторных полка, два полка аэростатов заграждения (АЗ), два полка воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС), отдельный радиобатальон ВНОС, отдельный батальон связи, одна авиационная эскадрилья, отдельный авиационный отряд, узел связи. Зенапы, входившие в состав корпуса, имели в своем составе по пять дивизионов среднего калибра (по пять батарей в каждом дивизионе (четыре зенитные пушки в батарее), дивизион малого калибра (три батареи), прожекторный батальон (пять рот) и парковую батарею.

Основное вооружение полка включало сто зенитных пушек калибра 85 мм, 12 зенитных пушек калибра 37 мм, 25 зенитных пулеметов калибра 12,7 мм, 30 станций «Прожзвук», 30 прожекторных станций 3-15-4Б. Зенитно-пулеметный полк имел на вооружении 81 счетверенную установку калибра 7,62 мм. Зенитно-прожекторные полки включали три прожекторных батальона, по три роты в каждом. Рота включала четыре прожекторных взвода и взвод связи. По штату в полку было 36 станций «Прожзвук» и 108 станций 3-15-4Б. Станция-искатель «Прожзвук» представляла собой звукоулавливатель ЗТ-5, который был смонтирован на трехосном автомобиле ЗиС-6. Работа станции-искателя синхронизировалась через специальный пост управления с прожекторной станцией 3-15-4.

Полки аэростатов заграждения имели по два дивизиона, где предусматривалось 216 постов.

Полки ВНОС включали по четыре батальона. В каждом полку предусматривалось развертывание 304 постов. В состав радиобатальона ВНОС входили две радиолокационные станции РУС-1 и одна станция РУС-2. Основным видом связи, при помощи которой осуществлялось управление частями ПВО Москвы, являлась проводная телефонная связь. Радиосвязь применялась в основном в истребительной авиации и службе ВНОС. Всего на вооружении частей и подразделений корпуса имелось 372 зенитные пушки калибра 85 мм, 176 зенитных пушек калибра 76 мм, 28 зенитных пушек (37 мм), 100 зенитных пулеметов, 318 зенитных прожекторов, 68 аэростатов заграждения.

По штату в войсках корпуса насчитывалось 21 402 военнослужащих, из них 2433 офицера, 4974 сержанта, 13 995 солдат.

Строительство командного пункта ПВО Москвы началось 7 апреля 1934 года и осуществлялось силами московского Метростроя. 1 сентября 1937 года работы были завершены и командный пункт был принят правительственной комиссией 20 декабря.

Строительство нового командного пункта велось под легендой строительства «трансформаторной подстанции №20». Командный пункт находился на глубине 50 м и представлял собой двухэтажное помещение прямоугольной формы. С правой стороны этого прямоугольного помещения был расположен коридор, который проходил от лифта, ведущего в наземное сооружение, до запасного выхода на станцию метро «Кировская». Слева от коридора размещались рабочие комнаты лиц боевого расчета.

Боевой расчет мог находиться на рабочих местах продолжительное время. Были предусмотрены помещения вспомогательного назначения: для отдыха, буфет, душевая, перевязочная, для связных, туалет и другие.
Для технического оборудования командного пункта предназначались специальные помещения, где размещались фильтровая, силовая и вентиляционные установки, аккумуляторная, коммутаторная для автоматики. Командный пункт был оборудован всеми необходимыми системами жизнеобеспечения: приточной и вытяжной вентиляцией, водоснабжением, освещением (в том числе аварийным), отоплением, канализацией и дренажом. Таким образом,

командный пункт 1-го корпуса ПВО на тот период времени являлся самым совершенным техническим сооружением в системе пунктов управления войсками в стране. Он отвечал всем требованиям, предъявляемым к объектам такого рода, и обеспечивал управление войсками в условиях длительных налетов авиации противника.

Технические решения, заложенные еще в предвоенные годы, будут актуальны и востребованы вплоть до 1980-х годов. Впоследствии опыт сооружения командного пункта 1-го корпуса ПВО будет использован при сооружении всех пунктов управления в Вооруженных силах страны.

В связи с формированием 1-го корпуса ПВО (в 1938 году), а также завершением оборудования защищенного КП ПВО Москвы руководством страны было принято решение о строительстве нового здания для управления 1-го корпуса ПВО. Место было выбрано оригинально — на площадке, которая находилась над КП ПВО по адресу: ул. Кирова, 33 (ныне — ул. Мясницкая).

В середине июня 1941 года, буквально за несколько дней до начала войны, в только что построенном новом здании были размещены управления Московской зоны ПВО и 1-го корпуса ПВО. Необходимо отметить, что и последующие органы управления ПВО Москвы и Центрального промышленного района вплоть до середины 2009 года размещались именно в этом поистине легендарном здании.

К 15 июля 1941 года формируется 6-й истребительно-авиационный корпус (ИАК). В оперативном отношении корпус подчинялся командиру 1-го корпуса ПВО. Управление 6-го ИАК также было размещено в новом здании на ул. Кирова, 33. В составе 6-го ИАК имелось одиннадцать истребительно-авиационных полков, на вооружении которых (по состоянию на 1 мая 1941 года) по штату было 585 боевых самолетов: 170 МиГ-3, 75 ЛаГГ-3, 95 Як-1, 200 И-16, 45 И-153. Каждый ИАП включал четыре эскадрильи, всего 63 боевых самолета. К началу войны в истребительно-авиационных полках было 387 боеготовых экипажей, из них 175 экипажей имели самолеты Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3, остальные 212 — самолеты И-16 и И-153.

Истребительно-авиационные полки располагались на аэродромах вокруг Москвы в радиусе 100–120 км, преимущественно на северо-западном, западном и юго-западном направлениях.

В основе ПВО Москвы лежал принцип круговой эшелонированной обороны с усилением западного и южного направлений. Система зенитного огня предусматривала создание наибольшей плотности непосредственно вокруг Москвы и глубины зоны, позволяющей держать авиацию противника под огневым воздействием до ее подхода к рубежам бомбометания. Зенитная артиллерия малого калибра и зенитные пулеметы предназначались для непосредственного прикрытия объектов обороны — Кремля, важных административных зданий, вокзалов, электростанций, позиций подразделений противовоздушной обороны. Зенитно-прожекторные батальоны зенитно-артиллерийских полков использовались в первую очередь в интересах самих полков. Интервалы между такими подразделениями составляли 4–6 км, передний край световой зоны на 6–7 км выходил за границу огня зенитной артиллерии. Зенитно-прожекторные полки должны были создавать световые прожекторные поля для обеспечения боевых действий авиации ночью.

Из-за ограниченного количества зенитных прожекторов было развернуто шесть световых полей на наиболее вероятных маршрутах полета вражеской авиации.

При этом предполагалось, что самолеты противника, освещенные в световых полях зон воздействия истребительной авиации и прошедшие без ее воздействия, будут передаваться освещенными в световую зону зенитно-прожекторных батальонов зенитно-артиллерийских полков.

Система наблюдательных постов ВНОС Московской зоны ПВО была организована в несколько круговых поясов вокруг столицы. Посты располагались на расстоянии около 10 км, тем самым исключив пролет авиации без ее обнаружения. Всего было организовано три-пять полос: первая на расстоянии 15–20 км от центра города, последующие с интервалом 20–25 км. Дальние полосы постов были организованы на удалении 100–150 и 200–250 км от города. Необходимо учесть и то, что на всех позициях зенитной артиллерии всех калибров располагались свои посты наблюдения. В черте города посты наблюдения располагались, как правило, на крышах высотных домов. Кроме того, в систему постов ВНОС были включены радиолокационные станции, позиции которых, как правило, совмещались.

Несмотря на принимаемые меры, 24 июня 1941 года были вскрыты серьезные недостатки в вопросах взаимодействия между силами и средствами ПВО и ВВС.

В районе полуночи на командный пункт Московской зоны ПВО с постов ВНОС стали поступать доклады о том, что в направлении столицы движется большая группа самолетов. Силы и средства ПВО были приведены в готовность номер один. При подходе бомбардировщиков к рубежам перехвата воздушный бой начала истребительная авиация 6-го ИАК, затем в бой вступила зенитная артиллерия 1-го корпуса ПВО.

Бой продолжался около часа — сбили четыре самолета. Оказалось, что это были свои самолеты, возвращавшиеся с боевого вылета.

Личный состав ВНОС, не имея достаточной практики в опознавании самолетов в ночное время, принял летящие самолеты за бомбардировщики противника. Негативную роль в данной ситуации сыграли доклады от различных инстанций ВВС о том, что в данном районе наших самолетов нет. Разбор этого инцидента проводил лично Иосиф Сталин.

Примечательно то, что 21 июля 1941 года, за несколько часов до первого налета на Москву, под руководством начальника Красной армии генерала армии Георгия Жукова на картах было проведено командно-штабное учение по теме «Ведение боевых действий Московской зоны ПВО при отражении массированного удара авиации противника в дневное время». В нем задействовали оперативные группы штабов 1-го корпуса ПВО и 6-го ИАК. Учение длилось с 17.00 до 20.00. Жуков дал в целом положительную оценку проведенной тренировке и поручил на следующий день подготовить учение по организации боевых действий при отражении массированного удара авиации в ночных условиях.

Первый налет

В середине июля 1941 года в рамках общего плана наступления в глубь советской территории гитлеровское командование специально рассмотрело вопрос о подготовке и проведении массированных налетов авиации на Москву. В приказе от 8 июля

Гитлер потребовал массированными налетами разрушить Москву и сровнять ее с землей.

Цель первых воздушных бомбардировок Москвы была сформулирована им 14 июля: «Нанести удар по центру большевистского сопротивления и воспрепятствовать организованной эвакуации русского правительственного аппарата». В директиве №33 от 19 июля 1941 года, определявшей дальнейший план ведения войны на востоке, Гитлер вновь потребовал развернуть воздушное наступление на Москву. Немецко-фашистское командование в соответствии с этими требованиями создало специальную авиационную группировку из состава лучших эскадр ВВС для бомбардировки Москвы. В ее состав вошли 3, 28 и 54-я бомбардировочные эскадры, 53-я бомбардировочная эскадра «Легион Кондор», 55-я бомбардировочная эскадра особого назначения «Гриф» и 100-я бомбардировочная группа. При этом 22-я и 55-я эскадры придавались 2-му воздушному флоту, на командование которого было возложено руководство всей авиацией, предназначенной для бомбардировки Москвы. Многие из этих эскадр раньше принимали активное участие в нанесении воздушных ударов по городам республиканской Испании, Польши, Франции, Англии, Югославии и Греции.

К середине июля авиационная группировка противника имела более 300 бомбардировщиков новейших типов — Хейнкель-111, Юнкерс-88, Дорнье-215. Они чаще всего и участвовали в налетах на Москву.

Экипажи эскадр были укомплектованы опытными летчиками и штурманами, хорошо подготовленными к длительным ночным полетам. Многие из командиров воздушных кораблей были в звании полковника. Почти каждый член экипажа имел награды, в том числе и железные кресты, полученные за бомбардировку городов Западной Европы. Взлет бомбардировщиков для последующего нанесения массированного удара по Москве осуществлялся с аэродромов из районов Бреста, Барановичей, Бобруйска и Минска. Оперативное построение авиации в ударе — четыре эшелона с интервалом 30–40 минут. В первом эшелоне было около 70 самолетов. Основные группы самолетов действовали с северо-западного, западного и юго-западного направлений. Высота полета составляла около 2000 м. Для взаимодействия в ходе полета и нанесения ударов по объектам экипажи использовали радиомаяки и световые сигналы. Относительно малая высота полета самолетов противника свидетельствует о недооценке системы ПВО Москвы и уверенности в безнаказанности своих действий, что облегчило силам и средствам ПВО борьбу с авиацией противника.

Уже в 22.00 мск 21 июля 1941 года командиру 1-го корпуса ПВО генерал-майору артиллерии Даниилу Журавлеву поступил доклад об обнаружении самолетов противника. Начала поступать информация о полете больших групп бомбардировщиков в направлении столицы с линии наблюдательных постов Рославль — Смоленск, затем радиолокационная станция РУС-2 (Можайск) подтвердила полет более двухсот самолетов на Москву.

После объявления воздушной тревоги на командный пункт прибыл Сталин. По свидетельству очевидцев, в его поведении чувствовалось внутреннее напряжение, однако он абсолютно не вмешивался в действия тех, кто руководил отражением первого налета. Продолжительность массированного удара составила около пяти часов.

В ходе боевых действий авиация 6-го ИАК совершила 173 самолето-вылета, провела 25 воздушных боев и сбила 12 бомбардировщиков. Зенитная артиллерия и зенитные пулеметы израсходовали 16 201 снаряд СК и 13 280 снарядов МК, около 130 тыс. патронов и сбили десять самолетов противника.

Многие бомбардировщики, получив повреждения, отклонялись от боевого курса. К столице прорвались лишь отдельные самолеты. Всего авиации противника удалось сбросить около 100 т фугасных и около 45 тыс. зажигательных бомб. Применение зажигательных бомб в первую очередь обусловливалось наличием в столице множества деревянных зданий и строений.

В результате налета пострадали 792 человека (130 убито, 241 тяжело ранен, 421 получил легкие ранения), разрушено 37 зданий, возникло 1166 очагов пожаров, повреждено два водопровода, разбито до 100 км железнодорожных путей и 19 вагонов с грузом. Несколько бомб упало на территорию Кремля.

В своем донесении комендант Московского Кремля на имя наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии указал, что на охраняемые объекты в течение 5,5 часа налета самолеты противника сбросили две фугасные бомбы (одна не взорвалась, вторая не причинила вреда) и девять зажигательных (две не сработали, остальные не причинили вреда).

Оценку действий сил и средств ПВО столицы во время отражения первого массированного налета Сталин дал в своем приказе №241 от 22 июля 1941 года — за проявленное мужество и умение в отражении налета вражеской авиации всему личному составу объявлена благодарность. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1941 года 83 военнослужащих были награждены орденами и медалями.

Это был первый приказ народного комиссара обороны СССР с объявлением личному составу благодарности. Аналогичные приказы стали регулярными только с 1943 года.

При отражении ударов воздушного противника части зенитной артиллерии (ЗА) применяли в основном заградительный огонь. Подобный вид стрельбы требовал расхода большого количества боеприпасов, так как было необходимо создать стены огня на большом пространстве по фронту, высоте и глубине. За первое полугодие подразделениями ЗА была израсходована 741 тыс. снарядов среднего калибра. Из этого количества только 26 тыс. снарядов было пошло на стрельбу непосредственно по самолетам противника, остальные были израсходованы на заградительный огонь.

К 19 августа 1941 года вокруг Москвы было создано сплошное кольцо световых прожекторных полей, что значительно повышало эффективность боевых действий истребительной авиации в ночных условиях. Наиболее продолжительные налеты на Москву были осуществлены с 24 на 25 сентября (5 часов 42 минуты) и со 2 на 3 октября (5 часов 30 минут). Остальные длились от одного до трех часов. Всего на Москву было совершено 134 массированных налета 8595 самолетами противника. Из них к объектам города прорвалось всего 242 бомбардировщика, или 2,88% от общего количества участвующих в налетах.

В докладной наркому внутренних дел Берии от 24 ноября 1941 года указывалось, что с начала первого налета всего на город было сброшено 1521 фугасная бомба и 56 620 зажигательных.

В результате воздушных ударов погибли 1327 человек, 1931 ранен, уничтожено 402 жилых здания, разрушены объекты на 22 промышленных предприятиях. Такие относительно незначительные потери и ущерб (в сравнении с результатами налетов, к примеру, на Лондон и Варшаву) стали результатом постоянных налетов и бомбардировок почти за полгода.

Очевидно, что германское руководство ожидало совсем другого.