Батискаф на последнем издыхании

, ,
Фото: deepstorm.ru
Командование ТОФ пока не приняло окончательного решения, как спасать батискаф. Пока аппарат пытаются зацепить с помощью корабельного якоря. Специалисты говорят о необходимости спускать под воду второй батискаф и спасать сначала экипаж, а потом лодку. У моряков осталось двое суток.

На Камчатке продолжается спасательная операция по поднятию с глубины в 190 м батискафа АС-28 «Приз», в котором вторые сутки находятся семеро офицеров и мичманов Тихоокеанского флота. По предварительным данным ТОФ, в четверг рано утром (по Москве — в среду вечером) во время штатного учебного погружения аппарат зацепился винтом за рыболовную сеть, которая при попытке экипажа освободиться еще больше намоталась на винт. Как сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе ТОФ, сейчас батискаф находится в толще воды, а не на дне, как говорилось ранее.

В настоящее время командование ТОФ решает, как освободить батискаф. Судно КИЛ-168 производит траление при помощи якорей, «пытаясь зацепить трос, который удерживает подводный аппарат на глубине». Откуда взялся трос, в пресс-службе ТОФ не уточняют. Однако известно, что трос не может быть страховочным тросом между судном, с которого производилось погружение, и батискафом. Спасательный аппарат АС-28 работает в автономном режиме и не имеет никаких тросов и подающих с поверхности воздух шлангов. Не исключено, что этот трос – кусок рыболовецкого трала, намотавшегося на винт батискафа.

Если подцепить батискаф так и не удастся, военные, скорее всего, к нему направят аналогичный подводный аппарат «Приз», экипаж которого может попытаться спасти моряков из затонувшего аппарата. Второй «Приз» есть в распоряжении Тихоокеанского флота, он тоже находится на Камчатке. И сейчас командование ТОФ рассматривает такую возможность.

О том, что должен быть использован второй АС-28, говорят и независимые эксперты. Хотя оценивают такой вариант скептически.

«Глубина 200 м – специфическая глубина, и, например, у нас нет сил и средств для спасения экипажа в таких условиях, – сказал «Газете.Ru» первый заместитель директора ГУ «Аварийно-спасательная служба по проведению подводных работ специального назначения «Госакваспасс»» Иван Парфило. – По идее батискаф можно обследовать и попробовать освободить при помощи другого телеуправляемого подводного аппарата. Или же опустить к батискафу стыковочный блок, установить переходные камеры с тем, чтобы моряки смогли перебраться на борт другого подводного аппарата». По словам специалиста, если мини-подлодка действительно зацепилась за что-то, тогда проще попробовать сначала спасти экипаж с помощью второго батискафа, а лодку поднять позднее.

Кроме того, как сообщили «Газете.Ru» специалисты лаборатории глубоководных аппаратов НИИ океанологии РАН, «многое зависит еще и от того, в каком положении находится батискаф. Если он перевернут на бок, тогда зацепить его и поднять будет довольно сложно».

Вообще же, как отметили в НИИ, подобные операции проводятся, и поднять аппарат даже в таких сложных условиях можно.

Тем временем в центральном конструкторском бюро «Лазурит» (Нижний Новгород), разрабатывавшем аппарат АС-28, проходит экстренное совещание. Специалисты пытаются выработать оптимальные рекомендации командованию ВМФ, которые помогли бы спасти экипаж батискафа.

Сейчас в районе бедствия в бухте Березовая на восточном побережье Камчатки (75 км от Петропавловска-Камчатского) находятся около 10 военных судов. По данным на 12.00, в район бедствия идут еще четыре японских спасательных судна для выполнения глубоководных работ. Кроме того, военные все же обратились за помощью к МЧС России – из Приморья вышло спасательное судно «Саяны» (ранее военные предполагали справиться с ситуацией своими силами). Руководство ВМФ России также обратилось за помощью к Тихоокеанскому флоту США. Руководит спасательной операцией заместитель командующего объединенной группировкой войск и сил на Северо-Востоке контр-адмирал Александр Заика.

Однако, по данным экспертов, суда из Японии смогут прийти в район бедствия не раньше понедельника, 8 августа. О том, когда могут прийти американские корабли и приморское судно МЧС России, неизвестно. А в распоряжении военных есть только двое суток.

Командующий Тихоокеанским флотом (ТОФ) адмирал Виктор Дмитриев сообщил, что запасов воздуха, питания и электричества на батискафе семи морякам хватит лишь на 48 часов.

По данным на 11.00 мск, с экипажем батискафа смогли установить подводную звуковую связь. Ранее в течение двух суток бедствия связь с моряками была только технической. Теперь же подводники, находящиеся на борту аппарата, могут общаться по телефону с экипажами судов и кораблей, которые проводят спасательную операцию.

По словам представителей штаба ТОФ, паники среди членов экипажа нет, моряки чувствуют себя нормально.

Командование флота заявляет, что личный состав одет в утеплённые комбинезоны. Кроме того, у личного состава на борту есть индивидуальные дыхательные аппараты, аппараты регенерации воздуха, химические поглотители углекислого газа. Однако все зависит от новизны этих устройств жизнеобеспечения.

В то же время некоторые специалисты высказывают сомнения по поводу хорошего состояния здоровья моряков.

Как заявил в интервью «Эхо Москвы» генеральный директор Международного центра телемедицины Владимир Беляков, температура воздуха на борту затонувшего батискафа всего + 5 градусов, и экипаж может продержаться в батискафе еще не более суток. «Люди находятся в условиях низкой температуры, мало двигаются, а воздух наверняка богат углекислым газом — все это очень плохо, — отметил он. — Сколько человек продержится в таких условиях, зависит от самого человека, в истории есть много примеров, когда люди погибали в таких ситуациях моментально или в течение короткого времени, а другие могут жить неделями».

В Институте медико-биологических проблем «Газете.Ru» заявили, что состояние здоровья на такой большой глубине зависит от множества факторов, и поэтому точных прогнозов о том, как чувствуют себя моряки на этой глубине, давать нельзя. «Все зависит от методов спуска на глубину, от того, какие спецсредства используются военными», — отметил сотрудник института Геннадий Соколов.

«Газета.Ru» продолжает следить за спасательными работами в Тихом океане.