Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Мультфильм не кончается

Почти наверняка нет лучшего в мире подарка на день рождения, чем новенькая в смазке ракета AGM-114 Hellfire, выпущенная с вертолета AH-64 Apache.

Сегодня такая ракета с шумом приземлилась в палестинской деревне Таль-аз-Затар, что в секторе Газа. Омрачила праздник. Ведь сегодня Ясиру Абдель Рауфу Арафату аль-Кудве исполняется 75 лет.

Строго говоря, Арафату около 75 лет. Он почти что былинный герой, так как место и время его рождения стерлись в народной памяти, остались только рассказы о его похождениях.

Евреи, а также те, кто по другим причинам недолюбливает Арафата, абсолютно уверены, что он появился на свет 24 августа 1929 года в Каире. Арабы, исключая тех, кто по другим причинам недолюбливает Арафата, определенно считают, что Арафат родился в Иерусалиме 4 августа того же года.

Арафат относится к себе с позиции второй из перечисленных групп. Метрики, говорит, подвели. Мать произвела его на свет в богатом семейном доме в Иерусалиме, а лишь потом вместе с младенцем отправилась в Египет, где сына уже и зарегистрировали по закону. Вопрос, конечно, политический. Если бы вожак палестинского освободительного движения родился не в Аль-Кудсе-Иерусалиме, этот факт пришлось бы выдумать.

Все в биографии Арафата имеет два толкования. Одно идеальное, другое – израильское. В том месте, где советская и арабская пропаганда лепила героя, израильская – находила ляпы.

Известный случай. Летом 1994 года Арафат, договорившись с Ицхаком Рабином о мире, решил триумфально вернуться в Газу. Предварительно позвонил Рабину, сообщив, что поедет в сектор на машине через египетскую границу, а с собой намерен захватить примерно сто сторонников, деятелей ООП и просто замечательных людей. Рабин почувствовал что-то неладное, попросил Арафата огласить весь список репатриантов. Арафат огласил Рабину, а Рабин огласил Иакову Пери, служившему тогда начальником «Шин-Бет». Возражения у Пери были почти к каждой фамилии, но, повинуясь политической воле, он согласился впустить в Израиль почти всех. Вычеркнул только четверых, говоря, что это отъявленные мерзавцы, у которых руки в крови по самую куфию.

Арафат согласился и 1 июля торжественно приехал на «мерседесе» в Газу, за ним огромный кортеж. Эти кадры видел весь мир. Когда мир смотрел телевизор, Рабину позвонил Пери. «Этот ублюдок привез их в своем багажнике!» — закричал контрразведчик. «Ублюдок» — это про Арафата.

Там, где у палестинцев триумф, у израильтян неизменно обнаруживался какой-то гадкий обман. Потом, конечно, была долгая история с вытаскиванием из багажника, перепрятыванием, высылкой и новым возвращением четверых замечательных людей. За этим процессом мир следил уже не так пристально.

Наверное, Ясир Арафат бесконечно талантливый политик. В странах и территориях третьего мира есть дурная традиция. Если вожак национально-освободительного движения в течение какого-то обозримого для одного поколения срока не добивается главной цели своей борьбы, он перестает быть вожаком. Нередко он умирает насильственной смертью, бежит в изгнание или что-то в этом духе. У Киплинга примерно то же описано фразой «Акела промахнулся!». С Арафатом эти правила решительно не работают. В разных качествах и должностях он правит палестинским сопротивлением 40 лет. Добился он создания независимого палестинского государства, возвращения Аль-Кудса или освобождения всех политзаключенных? – Нет. Десятки амбициозных палестинцев – сплошь «врачи» и «инженеры» — хотели подсидеть Арафата во главе его военизированных организаций. Никто не смог, «старик» смел всех. Как минимум в четырех эмиграциях побывал Арафат, но все не помеха. В начиненном нелегалами «мерседесе» он все равно вернулся на родину с триумфом.

Известный случай. После соглашений в Осло, когда появилась хоть какая-то перспектива собственного палестинского государства, иностранная пресса подшучивала над министром финансов ПНА: портрет какого политического благодетеля арабы нарисуют на собственных банкнотах — Франклина, Елизаветы II или Ицхака Бен-Цви. «Портрет председателя Арафата», — ответил министр.

В последние дни, когда многие пытаются проводить Арафата на пенсию, в его крепости в Рамалле побывал Саеб Эрекат. На выходе его спрашивали, не болен ли председатель, все ли держит под контролем. «Антенна настроена отлично!», — сказал Эрекат.

Антенн Арафату нужно много. Он уже больше двух лет сидит в своем доме в Рамалле, откуда израильтяне не выпускают его ни в церковь, ни в мечеть. При этом умудряется рулить автономией почти как прежде. Недавно Ариэль Шарон, которому нынче, кстати, тоже 75, сказал, что не выпустит Арафата из Рамаллы еще эдак лет 45. Будет время посмотреть мультфильмы, которые Арафат, по рассказам окружения, особенно любит. Например, «Тома и Джерри».