Без семьи и пулемета

Фото: Artisan Entertainment
На экраны выходит экранизация комикса о простом карателе, одиноком безжалостном пьянице.

Без семьи Фрэнк Касл (Томас Джейн) одичал. Прежде он был хорошим агентом ФБР. Работал себе под прикрытием, потихоньку сдавал родине бандитов и мечтал о тихой кабинетной должности, спокойной семейной жизни и простых человеческих радостях. Но очень некстати на последнем задании Касл спровоцировал расстрел сына влиятельного мафиозного деятеля (Джон Траволта). Деятель страшно расстроился и отправил бригаду молодчиков, чтобы уничтожить агента и всех его близких и дальних родственников. Касл, получив пару переломов, несколько пуль в упор и ожог четвертой степени, понятное дело, выжил, надел майку с красиво нарисованным черепом и объявил мафии вендетту.

Агент Касл, он же «Каратель» («The Punisher») особых дарований не приобрел, униформа – тоже так себе, а его главной идеей стало наказание через расстрел. Герой знаменитого марвеловского бестселлера из года в год уничтожает сотни негодяев. Таким же был Касл в предыдущей экранизации 1989 года с молодым Дольфом Лундгреном, который бродил по свету с пулеметом на плече и крошил итальянскую и японскую преступные группировки.

В новой версии «Карателя» Касл еще не ввязывается в сложные мафиозные разборки. У него пока нет фирменных ножей с черепом на рукоятке, и пулеметом он еще не обзавелся. Режиссер-дебютант Джонатан Хенсли, писавший прежде сценарии для блокбастеров, в частности для «Скалы», взялся рассказать самое начало истории карателя. Но, может быть, потому, что дело это давнее (комикс выходит с середины 70-х) и всем вроде как хорошо известное, повествование получилось каким-то клочковатым. Не историей решил брать зртеля Хенсли, а режиссерскими находками. Их энергичный поиск привел к появлению нескольких неожиданных эпизодов. В кафе, где завтракает каратель, является человек с гитарой, садится напротив и поет печальную песню о близости смерти. Доев яичницу, Касл выходит на улицу, где его с оружием в руках поджидает певец. Легко представить себе, каким колоритным был бы такой эпизод, скажем, у Роберта Родригеса. Хенсли, придумав фишку, толком подать ее не умеет.
Та же ситуация повторяется с забавным русским терминатором, который с идиотским выражением лица таранит карателем стены. Кажется, что развязка комической бойни должна быть какая-то очень смешная, но в итоге монстра останавливает скучная кастрюля с кипятком. Даже тщательно продуманная и, вероятно, очень дорогая сердцу постановщика красивая смерть Траволты, оформленная шикарным фейерверком, выглядит как случайный и неоправданный аттракцион.

Фильм, на глазах разваливающийся на части, Хенсли пытается скрепить внутренней драмой карателя.

Отчаяние человека, потерявшего всю семью, теоретически вполне для этого годится. Томас Джейн пытается быть убедительным — глядит волком, неразговорчив и постоянно пьет, что, в общем-то, редкость в среде супергероев. Примерно в таком же состоянии должен быть и герой Траволты, лишившийся благодаря карателю двух сыновей, лучшего друга и любимой жены. Поединок ожесточенных одиноких сердец – чем не тема для хорошего боевика. Но, видимо, не для Хенсли.