article
Слушать новости

Ходорковский сидит за Гусинского

Басманный суд во второй раз продлил срок заключения под стражей бывшего руководителя компании ЮКОС Михаила Ходорковского. Он останется в СИЗО до 25 мая. Для иллюстрации тяжести преступлений Ходорковского прокурор рассказал, как бизнесмен растратил собственные деньги.

Басманный суд Москвы удовлетворил требование Генпрокуратуры и продлил до 25 мая срок предварительного заключения экс-главы компании ЮКОС Михаила Ходорковского. Судья, выносивший решение по этому громкому делу до позднего вечера, счел обоснованными доводы прокуратуры о том, что на свободе Ходорковский сможет и обязательно будет давить на следствие, а то и скроется за границей.

Ходорковского привезли в Басманный суд в 13.15. Из автозака его вывели два человека, еще трое шли впереди и расчищали ему путь ко входу. Ходорковский оглядывался вокруг и улыбался. Перед зданием суда митинговала небольшая толпа его сторонников. Они держали в руках зеленые и желтые шарики под цвет эмблемы компании ЮКОС. На шариках были портреты Ходорковского. Еще один плакат гласил: «Юстиция, кажется, означает справедливость». Из первых букв каждого слова складывалось название нефтяной компании.

Суд шел в полузакрытом режиме. Вообще сначала судья Андрей Расновский объявил процесс открытым, однако, как это случалось и на прошлых заседаниях, зал оказался слишком маленьким для того, чтобы вместить всех журналистов. Внутрь кроме подсудимого, прокурора и адвокатов пустили всего семерых человек.

Ходорковский и Гусинский
Из справки Генпрокуратуры по уголовному делу № 18/41-03 («дело Ходорковского»).

«Так, в период с 5 июля 1999 г. по 28 апреля 2000 г. в г. Москве Ходорковский, действуя в организованной группе с Лебедевым П. Л. и другими не установленными следствием лицами, организовал под видом вексельных операций перечисление со счетов подконтрольных ему компаний – ОАО «НК «ЮКОС», ООО «Грейс», ООО «Митра» в ОАО КБ «ДИБ», расположенном в г. Москве, ул. Колпачный переулок, 4/4, на счета компаний...

Один из них был защитник Роберт Амстердам из Канады. У него на процессе нет официального статуса, поскольку по закону иностранный гражданин не может быть допущен к материалам дела. Дождаться вердикта хотя бы в коридоре журналистам тоже не дали. В пять вечера охрана объявила, что суд закрывается, и прогнала всех на улицу.

От защиты судье поступило несколько ходатайств, в том числе ходатайство об отводе самого судьи. По просьбе адвоката Василия Алексаняна к делу было приобщено заключение почерковедческой экспертизы о записке, которую несколько месяцев назад при обыске изъяли у адвоката Ольги Артюховой, когда она вышла из камеры Ходорковского в «Матросской Тишине». По мнению прокуратуры, записка свидетельствовала о том, что бывший глава ЮКОСа оказывал давление на следствие, а Минюст даже попытался лишить Артюхову статуса адвоката за не совместимое с ним поведение (когда адвокатская коллегия отказалась это делать, представители министерства заявили, что подадут в суд).

Теперь этот спор вроде бы решен в пользу Ходорковского и его адвоката. Экспертиза по почерку определила, что записку писала сама Артюхова, а не ее клиент. К тому же, тем самым адвокаты поставили под сомнение довод прокурора о том, что Ходорковский уже оказывает воздействие на ход следствия.

Кроме выводов экспертов, к делу по просьбе защиты были приобщены поручительства около двадцати человек за то, что Ходорковский не скроется от следствия, если будет выпущен из тюрьмы. Под этим подписались семь депутатов Госдумы, четыре сенатора и известные журналисты.

Еще одну просьбу защиты суд выполнять отказался. Адвокаты жаловались, что не успели ни подготовиться к заседанию, о котором узнали накануне вечером, ни прочитать материалы, представленные Генпрокуратурой на процессе, не говоря о том, чтобы обсудить их с Ходорковским. Защиту можно было понять: прокурор Валерий Лахтин принес с собой 400 листов. Адвокаты просили перенести заседание на 23 марта. Судья отказался. Они заявили ему отвод, но он тоже был отклонен.

Прокурор долго зачитывал обвинения. В длинном перечне, частично излагавшемся и раньше, появились относительно новые сюжеты. В частности, Лахтин упомянул эпизод, связанный с Владимиром Гусинским. Как объявил сегодня обвинитель, Ходорковский по своему усмотрению снимал деньги со счетов НК ЮКОС, обманывая таким образом своих товарищей-акционеров и самого себя как крупнейшего акционера, и так за 1999–2000 годы «обратил в пользу Гусинского 2 млрд 649 млн рублей». Любопытно, что прокурор Лахтин впервые вспомнил об этом эпизоде в зале суда. Впервые же упоминание об этой коммерческой сделке появилось в так называемой «справке по уголовному делу», опубликованной в конце прошлого года. В чем именно состоит преступность кредитования одной компанией другой, ни тогда, ни сейчас прокуратура не разъяснила.

А вот намерение оставить Ходорковского в тюрьме до 25 мая прокуратура объяснила так же, как и раньше.

— Как один из руководителей организованной преступной группы Ходорковский может скрыться от следствия и суда, — заявил Лахтин и напомнил, что подследственный не стеснен в средствах, имеет места жительства за рубежом и два загранпаспорта. Кстати, защита уже не первое заседание предлагает их отобрать, однако прокуратура от этой меры отказывается.

Адвокаты традиционно отвечали на это, что наличие у бывшего главы ЮКОСа собственности за границей не доказано.

— У Ходорковского здесь жизнь, работа, четверо детей, трое из которых несовершеннолетние. Почему бы не отпустить его под миллиард залога или под домашний арест? — спрашивал суд Генрих Падва, но ответ получил от прокурора.

Оказавшись на свободе, — объяснил Лахтин, — Ходорковский получит возможность связаться с сообщниками, то есть объявленными в розыск акционерами ЮКОСа Леонидом Невзлиным, Владимиром Дубовым, Михаилом Брудно и другими. По словам прокурора, все они скрылись за границей, «бросив работу и семьи».

— Залог и домашний арест не может обеспечить изоляции, — заключил Лахтин, добавив, что прокуратура не сможет составить список всех лиц, с кем Ходорковскому не следовало бы общаться в случае освобождения.

Когда судья предоставила слово Ходорковскому, он сказал:

— Я не жалуюсь на здоровье или условия содержания, но считаю, что содержание под стражей ограничивает мои гражданские права.

По его словам, если бы он хотел скрыться от следствия, то сделал бы это до ареста, еще в июле прошлого года, когда впервые побывал на допросе в Генпрокуратуре (арестовали Ходорковского 25 октября. – «Газета.Ru»). После этого олигарх успел несколько раз побывать за границей и вернуться обратно. Предположение, что он будет влиять на следствие, Ходорковский назвал «анекдотичным».

После оглашения неутешительного, но ожидаемого приговора из здания суда адвокаты Ходорковского вышли с твердым намерением подавать жалобу в Страсбургский суд по правам человека.

— Когда вы это сделаете? – спросили Амстердама.

— Прямо сейчас.

Вообще подготовка к этому иску велась и раньше, но на вопросы о конкретных сроках защитники отвечали, что сначала пройдут все инстанции в России. Как сказал адвокат Антон Дрель корреспонденту «Газеты.Ru», это решение Басманного суда, как и прошлое, будет обжаловано в Мосгорсуде. По мнению Амстердама, вердикт судьи Расновского является «басманным правосудием» и «издевательством» над правосудием обычным. Решение адвокату было очевидно с самого начала, а процессуальные нарушения он расценил так:

— Суд даже не попытался сделать вид, что это не политическое дело.

Поделиться:
Mail.ru
Gmail
Отправить письмо
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости