Смертница ответит за офицера

,
Фото: Reuters
Генеральная прокуратура России обвинила Зарему Мужихоеву, которая пыталась взорвать кафе в центре Москвы, не только в терроризме, но и в убийстве офицера ФСБ. Скорее всего, следующие 25 лет она проведет за решеткой.

В пятницу вечером Генеральная прокуратура России предъявила обвинение по трем статьям Уголовного кодекса РФ жительнице Чечни Зареме Мужихоевой, которая пыталась совершить теракт в центре Москвы на прошлой неделе. Обвинение террористке предъявлено по ст. 205 («Терроризм»), ст. 105 («Убийство») и ст. 105 и 29 УК РФ («Покушение на убийство»). Мужихоева находится под арестом, меру пресечения ей не изменили. Максимальное наказание, предусмотренное по этим статьям, — 25 лет лишения свободы.

Теперь следственное управление Генеральной прокуратуры должно объединить уголовные дела по терактам в Тушино и возле ресторана «Имбирь». По крайней мере в правоохранительных органах столицы не раз говорили, что объединение дел произойдет после того, как арестованной по подозрению в подготовке теракта в ресторане Зареме Мужихоевой будет предъявлено официальное обвинение. Столичный прокурор Михаил Авдюков также не исключал возможной связи Мужихоевой с двумя другими террористками-смертницами, подорвавшими себя в Тушино 5 июля. Правда, в течение недели источники говорили только об обвинении чеченки в терроризме. А теперь ее обвиняют и в убийстве офицера ФСБ.

Напомним, что в ночь с 9 на 10 июля при попытке взорвать ресторан «Имбирь», расположенный в доме 16 на 1-й Тверской-Ямской улице, была задержана женщина, которая отказалась предъявить документы сотрудникам милиции. В ответ на требование стражей порядка она пригрозила, что приведет в действие взрывное устройство, спрятанное у нее в сумке. Как позже выяснилось, задержанная оказалась вдовой чеченского боевика Мужихоева, убитого федеральными войсками в прошлом году. Мужихоева — уроженка чеченского села Бамут, жившая в последнее время в станице Ассиновская.

Найденное у нее взрывное устройство состояло из 400 граммов пластита, нескольких взрывателей и металлических гаек.

В ту ночь сотрудникам ФСБ удалось предотвратить теракт, но при разминировании взрывного устройства в 2.27 погиб взрывотехник, майор ФСБ Георгий Трофимов. Ошибка в его действиях в центре Москвы, по оценке представителей спецслужбы, была исключена. По результатам проведенного специалистами предварительного расследования, «его действия при обезвреживании взрывного устройства признаны технически правильными и грамотными».

Cначала бомбу пытались обезвредить с помощью дистанционно управляемого робота с гидропушкой. После этого Трофимов приблизился к остаткам СВУ, чтобы удостовериться в нейтрализации взрывчатки.

По одной из версий, в этот момент произошло непроизвольное замыкание контактов между остатками СВУ и источниками питания. Во взрывном устройстве могли быть сбои, об этом, по некоторым данным, заявила при задержании сама Мужихоева. По ее словам, она трижды пыталась взорвать бомбу в кафе, но механизм не работал.