онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
«Шараповой все равно не избежать трибунала»

Министр спорта Виталий Мутко пояснил последние рекомендации WADA

Министр спорта Виталий Мутко в интервью «Газете.Ru» рассказал о последних рекомендациях Всемирного антидопингового агентства (WADA), смягчившего свою позицию по вопросу мельдония после масштабных исследований.

— Насколько решение WADA пойти на попятную в вопросе мельдония вас удивило?
— Мне кажется, что надо все время расставлять правильные акценты. Слова «на попятную», «амнистия» и прочие неуместны, потому что они неправильные. Но, к сожалению, у нас в России каждый делает какие-то свои выводы.
Здесь нет ничего удивительного, потому что WADA — организация, которая регулирует всю в мире работу по вопросу допинга. Ее членами являются государства, МОК, международные федерации. Главная ее цель — защитить здорового спортсмена, а уличить и наказать человека, который употребляет запрещенные средства, пользуется запрещенными методами.

Исходя из этой позиции, мне кажется, что ничего удивительного в этом решении нет. WADA увидело, что препарат сложный. С ним не все просто, и те исследования, которые проводились, показали, что есть особенности по выводу мельдония из организма. Это зависит от того, как долго и часто человек принимал препарат, от его особенностей организма.

Они увидели, что сроки вывода — совсем не 48 часов, которые указаны производителями препарата. Исходя из этого они дали общие рекомендации.

Но давайте не путать это с решениями юрисдикционных органов. Это общие рекомендации, как в WADA видят ситуацию. Это рекомендации, что если в допинг-пробах спортсменов, взятых до 1 апреля, содержание мельдония не превышает 1 мг, если нет доказательств, что препарат принимался в период, когда уже был запрещен, то спортсмен может быть оправдан.

Дальше исследования продолжаются. И спортсменам, у которых был обнаружен мельдоний, может быть предложено вернуться в спорт. В этом случае отстранение от соревнований будет отменено при условии, что по окончании исследований WADA вернется к рассмотрению дела.

Если будет доказано, что препарат выводится дольше, будет одна ситуация, если, допустим, меньше — спортсмен может понести наказание. И понятно, что все результаты, которые будут показаны таким спортсменом в период после первого отстранения, будут аннулированы.

Это рекомендация. Теперь дело за международными юрисдикционными органами, в ведении которых находятся дела, и за РУСАДА, у которого тоже есть дела.

— Когда теперь ждать официального подтверждения?
— Каждое дело находится в ведении международной федерации по данному виду спорта. WADA уже заявило под 170 дел — это уже десятки видов спорта. Теперь международные федерации должны на основании рекомендаций WADA и готовности спортсмена и его адвокатов представить все документы, рассмотреть их.

Надеюсь, что это все-таки произойдет достаточно оперативно, потому что сейчас спортсмены, особенно те, которым дается шанс оправдаться, вне спорта. Поэтому я надеюсь, что это будет не так долго. Неделя, десять, 15 дней — мне бы хотелось, чтобы было не больше.

— Вас не удивило, что теннисная федерация заявила по поводу Марии Шараповой, что, несмотря на появившуюся информацию от WADA, нашу спортсменку все равно ждет трибунал?
— У каждой международной федерации своя система рассмотрения таких дел: у кого-то трибунал, у кого-то специальный комитет. Эти заседания все равно должны пройти.

Так что Шараповой не избежать трибунала, как и другим, уличенным в применении мельдония спортсменам, ведь WADA все равно внесло этот препарат в список запрещенных, и сам факт обнаружения мельдония в крови спортсмена является нарушением. Международные федерации все равно будут выносить свои решения, индивидуально рассматривая каждое дело. Но WADA изложило свою точку зрения, так что Маша, если решение будет вынесено не в ее пользу, сможет обжаловать его в CAS.

Не могу комментировать, какое количество мельдония было обнаружено в крови у Шараповой. Я министр спорта, и это не мое дело. Об этом должен знать только спортсмен, поскольку сообщение от WADA о допинге приходит только ему и в международную федерацию.

Но также сообщения приходят и в национальные федерации, а поскольку у нас в них некоторые люди сотрудничают с изданиями, бывает так, что спортсмен еще не успевает узнать информацию, а ему уже звонит журналист и спрашивает: «А вы знаете, что у вас обнаружен запрещенный препарат?»

Это как раз и есть нарушение кодекса WADA. Это же конфиденциальная информация, она должна быть закрыта, поскольку речь идет о состоянии здоровья спортсмена. А потом, вы понимаете, спортсмен же может быть оправдан!

— Если вернуться к последним рекомендациям WADA, вы были уверены, что антидопинговое агентство смягчит свою позицию по мельдонию?
— Я не могу сказать, что я не сомневался. Мы вели работу, наши специалисты и ученые тоже занимаются исследованиями и обмениваются с WADA информацией и делятся результатами своей деятельности.

— Теперь остается ожидать вердиктов?
— Конечно. Теперь дело за международными федерациями и за РУСАДА. Они должны проинформировать спортсменов, когда будет назначено слушание. И с учетом позиции WADA должны провести слушание по каждому делу.

И надо понимать, что работа по допингу продолжается постоянно, и на сегодняшний день мельдоний должен уйти из спорта, поскольку теперь этот препарат запрещен. И никоим образом он не должен применяться спортсменами — вот это самое главное, что нужно запомнить.

Ознакомиться с другими материалами, новостями и статистикой можно на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».