8 декабря 2016

 $63.30€67.15

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть






(none)

«Отвратительно, что нас сравнивают с Кличко»

Федор Чудинов перед чемпионским боем брата Дмитрия рассказал об их карьере

Фотография: Андрей Кульянов («Газета.Ru»)

Чемпион мира по боксу Федор Чудинов в интервью «Газете.Ru» рассказал о титульном поединке своего брата Дмитрия, который выйдет на ринг 28 февраля в Лондоне против британца Криса Юбенка-младшего, поездке в Америку, жизненных ценностях, а также попросил не сравнивать их с братьями Кличко.

— Ваша с братом карьера в боксе началась в Серпухове, но неожиданно продолжилась в США…
— Всех любительских достижений мы добились под руководством Алексея Михайловича Галеева. Митя выиграл все, что можно по юношам и юниорам, потом был небольшой кризис, поэтому приняли решение поехать в Америку.

— Ехали к кому-то или попытать удачу?
— Поехали на просмотр, показать себя. Мы понравились, нам предложили хорошие контракты. Все было хорошо, но потом «обожглись» сильно…

— Нюансы контрактов?
— Нет. Если говорить простым языком, нас просто «кинули». Мы долго терпели это издевательство – не было ни денег, ни нормального отношения к нам – и спустя полтора года нервы сдали, мы и уехали.

— Вас не то чтобы сравнивают, но часто проводят параллель с братьями Кличко…
— Это отвратительная параллель…

— Почему?
— Во-первых, они тяжеловесы. Во вторых, в боксе они выигрывали, да, они чемпионы, но не зрелищные боксеры. А учитывая то, как они замарались в политике…

У нас нет кумиров, и когда нас пытаются с кем-то сравнивать, нам это не особо приятно. Особенно с такими людьми, как братья Кличко.

— Даже в плане их спортивных успехов?
— Нет. Никаких сравнений.

— Хорошо, тогда просто о вас: вы спаррингуете с братом?
— Нет, мы пришли к выводу, что это не приносит нужного результата. Ну как мы можем друг друга бить сильно? В любом случае, где-то сдерживаешь себя, можешь ослаблять удар, где-то не отрабатывать до конца. Просто болтать начинаем. Решили, что это не нужно.

— А быть друг у друга секундантами на бое?
— Да, по возможности стараемся присутствовать друг у друга в углу. Как самые близкие люди в какую-то трудную минуту можем поддержать. Сейчас я в поддержку Мите еду в Лондон.

— Будете вы, Алексей Галеев и катмен (специалист по рассечениям)?
— Да, наш катмен Дмитрий Лучников, если он поедет, нам будет всем спокойнее.

— Работа у него, к сожалению, намечается большая, учитывая, что даже на спаррингах у Дмитрия было рассечение.
— Да, Митя, к сожалению, подвержен рассечениям, и хороший катмен незаменим.

— Как вы считаете, как может сложиться бой в Лондоне?
— Я не хочу заниматься какими-то прогнозами. Но хочу сказать, что в Мите уверен.

Противник неудобный, но Алексей Михайлович нашел брешь в его защите, комбинации отрабатывались. Не будем зарекаться, но настроены на победу.

— С чем связаны основные опасения?
— Сечки. За это тренер больше всего беспокоится.

— Еще он говорил, что не хотел бы «зарубы», чтобы поединок не свалился на драку.
— Дело даже не в этом. Просто если мы едем в другую страну, то судьи, врачи будут на стороне местного боксера. Это накладывает дополнительную ответственность: они могут «зацепиться» за любой момент. Немного счет в нужную сторону «поправить», из-за небольшой сечки с поединка снять.

То есть Мите нужно будет на 200 процентов выложиться, не пропускать лишних ударов. Есть у него такое, когда он входит в раж, начинает сметать соперника, но и в то же время пропускает.

— Те спарринги, которые были в Серпухове, получились довольно боевыми.
— Мы на них всегда работаем в полную силу. Обычно 8–10 раундов спаррингуем.

— И даже во время спарринга, когда начиналась «рубка», Дмитрий не всегда слушал команды тренера.
— Смотреть со стороны и участвовать в бою — разные вещи. Делать все, что говорит тренер, было бы замечательно, но есть еще и соперник. Он двигается, имеет свой план, и не всегда получается провести ту комбинацию, которая нужна. Услышать подсказку можно, а вот сделать это в бою намного сложнее.

На поединок Алексей Михайлович всегда дает установку, чтобы «картинка» была на нашей стороне. Иногда не получается сделать все, что он говорит, и в моих боях тоже.

— Как раз про ваш следующий бой: он ожидается 9 мая в Германии против экс-чемпиона мира Феликса Штурма. Новый бой одного из братьев Чудиновых на чужой территории?
— Конечно, это очень символично из-за того, что сейчас происходит в мире. Русский боксер дерется с немцем в Берлине. В День Победы, когда русские разгромили немцев.

Я прекрасно понимаю, какая ответственность на мне висит. Так что не думаю сдаваться, выложусь на полную. Тем более что соперник считается лучшим боксером Германии.

— Давит эта ответственность или регалии соперника?
— Мне все равно, кто идет против меня: его регалии или что-то еще. Я переживаю за то, что если проиграю, подведу не только себя, но и всех, кто вкладывает в меня свой труд и энергию, возлагает надежды.

То есть поражение будет не только мое, но и чуть ли не всей России. Этот груз давит, но окрыляет мысль о том, что если выиграю, то это будет что-то феерическое.

— Популярность боксеров, особенно из России, строится очень часто на том, что мы кому-то противостоим, боремся с кем-то в лице кого-то. Это реально или приходится играть на свой имидж борца со злом?
— Нет, почему играть. Я сам патриот, православный христианин. Не фанатик, как некоторые, кто всю жизнь кладет на это. Я патриот своей страны.

Когда мы выезжали в Америку, мы ехали за опытом. Когда возвращались, были на таможне, ребята там нас спрашивают: «Как там жизнь, чего-то вы Россию бросили, в Америку уехали?» Мы говорим: «Ничего не бросили! У нас тут все деньги зарабатывают и перекачивают их в Европу и Америку. А мы там зарабатываем, а тратим в России».

То есть мы про Россию не забываем, и если есть какие-то поездки, то это как на передовую выйти: за границей подраться, набраться какого-то опыта. И речи не было о том, чтобы остаться там жить, выступать за кого-то.

Когда были в Америке, многие ребята, которые там выступали, писали себе местом проживания Лос-Анджелес, там, или что-то еще. Мы же писали: Серпухов. Всегда писали!

Если кто-то сомневается в моем патриотическом настрое, хочу этих людей разубедить. В связи с тем, что сейчас в мире происходит, хочется сохранить то бытие, которое есть у нас, в России. Мировоззрение наше. Потому что в Америке я увидел, какие там люди. Я так жить не могу.

— Неискренние или какие? Что в них отличного?
— Демократия эта, капитализм… У нас ценятся душевные качества, семья – не средство заработка, пособий или еще чего-то такого. У них, конечно, есть нормальные люди, но их настолько мало, что большинство просто все хорошее начинает клевать потихоньку.

— Может, из-за того, что вы там были, грубо говоря, по делам, к вам так по-деловому и относились?
— Мы видели быт обычных людей. Есть хорошие люди, я говорю. Но в общей массе они просто растворяются. Мы с братом посмотрели, как там все происходит, и мы не хотим, чтобы все это было у нас в России.

Я не за радикальные методы решения проблемы, но хочу сохранить то бытие, которое у нас есть, тот менталитет, который пытаются отравить западные СМИ. Не хочу, чтобы такое было.

— Допустим, мы сохранили то, что есть. А куда страна должна двигаться, как развиваться?
— Как бывает: человек из деревни может быть намного счастливее, чем миллиардер из крупного города. Потому что последний теряет вкус жизни, ему не к чему стремиться.

И у нас получается такой потребительский фетишизм. Все хотят потреблять, потреблять, потреблять. Никто не хочет что-то развивать, как-то расти самостоятельно. Все хотят просто заработать деньги, чтобы потреблять вкусную еду, красивые вещи.

Это тоже нужно, я за введение новых технологий, тот же мобильный телефон теперь обладает разными возможностями – спокойно закачал книгу, читаешь. Дело в правильном использовании, главное — вовремя себя осадить.

А то люди привыкают к этому… шопингу. Шопинг-мания – постоянно что-то надо покупать. Пускай не носят, но надо покупать! Удовлетворения уже человек не получает.

В тот момент, когда ты понимаешь, что удовлетворения тебе это не приносит, – надо остановиться.

А что человека делает счастливым? Семья. Когда ты видишь, как радуются дети, родные. Когда отец гордится тобой. Это приносит радость.

В Америке такого нет – они родителей в дома престарелых сдают. Ребенка… Вот сейчас на спаррингах работал француз Хассан Н'Жикам, рассказал: если у тебя в Европе на улице ребенок случайно заплакал, подходит полицейский, начинает выяснять, почему он плачет.

В итоге дети там становятся какими-то слабыми, у них нет понимания добра и зла. У нас это понимание сформировано: если плохо – отец накажет, если хорошо – поощрит. Там такого нет, там за все поощряют.

С другими новостями, материалами и статистикой вы можете ознакомиться на странице бокса и ММА.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru