Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Ждали отказа»: как в России признали однополый брак

В России ЛГБТ-активист оформил налоговый вычет на страхование супруга

Прослушать новость
Остановить прослушивание
В России произошел беспрецедентный случай — впервые однополой паре удалось практически легализовать свой брак на территории страны. ЛГБТ-активист Игорь Кочетков и его супруг Кирилл Федоров смогли найти лазейку в российском законодательстве – Кочеткову разрешили оформить налоговый вычет на страхование жизни мужа. Кирилл Федоров рассказал «Газете.Ru» детали истории.

Директор программ некоммерческой общественной организации «Российская ЛГБТ-сеть» Игорь Кочетков смог оформить налоговый вычет по расходам на страхование жизни своего супруга Кирилла Федорова. Об этом он сообщил на своей странице в соцсети Facebook.

Как рассказал «Газете.Ru» Кирилл Федоров, с Кочетковым они познакомились в 2011 году. В 2017-м, находясь в рабочей поездке в Нью-Йорке, пара решила пожениться. А в прошлом году, уже в России, мужчины задались вопросом, каким образом можно сделать свой брак легальным и на территории родной страны, — для ответа на него они обратились к Семейному кодексу РФ.

«Мы оба размышляли, как мы можем применить наш брачный статус в России. Кроме того, мы является правозащитниками в сфере ЛГБТ, что усиливало наш интерес к данному вопросу», — подчеркнул Федоров в разговоре с «Газетой.Ru».

Супруги обнаружили, что согласно 158-й статье Семейного кодекса, Россия признает все браки, оформленные за рубежом — кроме тех случаев, когда союз заключен между близкими родственниками или усыновителями и усыновленными. Также создание семьи невозможно, если кто-то из пары уже состоит в браке или был признан судом недееспособным вследствие психического расстройства. При этом то, что брак зарегистрирован между двумя людьми одного пола, в качестве ограничивающего обстоятельства не указано.

«Наше прогрессивное семейное законодательство признает браки россиян, заключенные заграницей. И никакая процедура признания не требуется, можно просто на основании документов о бракосочетании начать пользоваться семейными правами»,

— написал Федоров в своем Facebook.

В разговоре с «Газетой.Ru» он также добавил, что вначале у пары возникли небольшие трудности. «Изначально мы так глубоко не думали о легализации брака в России, поэтому упустили момент и не получили апостиль – документ, необходимый для того, чтобы этот брак признавался в других странах. Но в прошлом году мы вновь были в Нью-Йорке и все эти моменты бюрократические доделали», — рассказал мужчина.

Согласно российскому законодательству, люди, состоящие в браке, могут подать заявку на налоговый вычет в размере 13% от расходов на супруга, в том числе при оплате страхования его жизни.

Кочетков и Федоров приложили к заявлению в Федеральную налоговую службу (ФНС) нотариально заверенный перевод американского свидетельства о браке, после чего инспекция провела проверку и подтвердила сумму заявленного налогового вычета в полном объеме.

«Мы советовались с юристом, и он сказал — «У вас есть сертификат о заключении брака и есть семейные права, вот идите и реализуйте их!», что мы, собственно, и сделали», — отметил Федоров.

«Мы ждали отказа, после которого можно было бы начать судиться за признание нашего брака в России. И совершенно неожиданно ФНС одобрила нам этот вычет и уже перевела деньги. А это значит, что тем самым Россия в лице одной из своих официальных институций признала однополый брак. И очень интересно теперь, что будет дальше», — также написал он в своем Facebook.

И все же, по словам правового советника ЛГБТ-группы «Выход» Макса Оленичева, однополые браки не предусмотрены российским законодательством. «Думаю, что данный случай скорее недосмотр бюрократического аппарата, чем реальный жест политической воли. Мы сейчас не наблюдаем, что государство в жизни признает однополые браки и дает членам семьи в таком браке все те же возможности, которые есть у людей, заключивших брак между мужчиной и женщиной», — подчеркнул он в беседе с «Газетой.Ru».

По мнению Оленичева, ЛГБТ-пары могут бороться за свои права. «Самое главное – практика. Если государство будет предоставлять таким союзам те же самые права как и разнополым союзам, то мы сможем говорить о том, что оно признает однополые браки. Пока же говорить об этом рано», — уточнил юрист.

Этот случай безоговорочного признания властью прав однополого брака стал прецедентным. Тем не менее, ранее подобная история уже происходила с парой Евгения Войцеховского и Павла Стоцко, однако закончилась она не так успешно.

Супруги поженились 4 января 2018 года в Копенгагене. По возвращении в Россию мужчины на основе все той же 158-й статьи Семейного кодекса решили попытаться заверить свой брак в одном из московских многофункциональных центров услуг (МФЦ). Там им действительно поставили штампы в паспорте, подтверждающие, что мужчины вступили в брак. Согласно рассказам Стоцко и Войцеховского, документы были оформлены за пять минут – сотрудник МФЦ не задавал лишних вопросов и даже не поменялся в лице.

Тем не менее, вскоре министерство внутренних дел признало их паспорта недействительными. Как объяснили телеканалу «Дождь» в пресс-службе управления ЗАГС Москвы, так произошло из-за формулировки 12-й статьи Семейного кодекса РФ – «для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак».

«Ваш вопрос имел бы смысл в случае, если бы в Семейном кодексе Российской Федерации была использована иная формулировка. Например, «добровольное согласие лиц, вступающих в брак». Дальнейшее обсуждение вашего вопроса полагаю нецелесообразным», — уточнили в ведомстве «Дождю».

Игорь Кочетков в свою очередь подчеркнул, что данное объяснение не является аргументированным.

«Это [формулировка 12-й статьи Семейного кодекса] значит, что в России пока нельзя заключить однополый брак. Но если вы заключили его по законам другого государства, в России он признается»,

— объяснил ЛГБТ-активист в посте на своей странице в Facebook.

Однако, по рассказам Войцеховского и Стоцко, полицейские вынуждали их отдать документы и угрожали возбуждение уголовного дела. Стоцко также отметил, что его родственникам звонили неизвестные и грозили увольнением с работы.

«Кроме того, сотрудники полиции открытым текстом заявили, что они не смогут защитить их от посягательств со стороны гомофобно настроенных граждан и организаций. Это тоже была скрытая угроза. Поэтому было принято решение, что они пока должны покинуть Россию», – рассказывал «Дождю» правозащитник Кочетков.

В итоге супругам пришлось уехать из страны. Об их отъезде рассказала «Российская ЛГБТ-сеть». «Данное развитие событий не планировалось, и только реальная угроза свободе и безопасности Павла и Евгения послужили причиной их отъезда», – говорилось в сообщении.

Уехать из страны пришлось и Андрею Ваганову с Евгением Ерофеевым. Мужчины поженились в Дании в 2016 году и вместе воспитывали двух приемных мальчиков, которых сам Ваганов усыновил еще в 2010 году. В июле же 2019 года семьей резко заинтересовался Следственный комитет РФ – там возбудили уголовное дело в отношении сотрудников органов соцзащиты, позволивших усыновление.

Как сообщил Ваганов порталу dw.com, получить опеку над детьми не представляло особой сложности. «Единственная проблема была с получением заключения о том, что я могу быть усыновителем. Собрали целую комиссию. Сидят десять женщин, спрашивают, почему захотел усыновить, почему не женат.

Я понял, к чему все идет, и спросил председательницу открытым текстом, предполагает ли она, что я буду трахать собственного сына. Она сказала, что этого не говорила. Через десять дней у меня было это заключение»,

— рассказывал мужчина.

По мнению же следователей СК, Ваганов, который воспитывает двух усыновленных мальчиков в условиях проживания с другим мужчиной, «пропагандирует нетрадиционные отношения, формируя у детей искаженные представления о семейных ценностях, нанося вред их здоровью, нравственному и духовному развитию». А «сотрудники отдела социальной защиты, достоверно зная о сложившейся ситуации в семье усыновленных детей, не предприняли надлежащих мер по защите несовершеннолетних от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

В свою очередь юрист Макс Оленичев заявил dw.com, что усыновление однополыми парами еще не предполагает пропаганду нетрадиционных отношений. По его словам, международная статистика свидетельствует о том, что дети, усыновленные однополыми парами, как правило, не копируют сексуальное поведение родителей и в подавляющем большинстве случаев вырастают гетеросексуальными.