На перепроверку: что не так с диагнозами онкобольных детей

«Допускают ошибки»: в России перепроверят диагнозы онкобольных детей

В России перепроверят диагнозы онкобольных детей из-за частых ошибок, сообщил «Газете.Ru» президент НМИЦ им. Дмитрия Рогочева Александр Румянцев после совещания с представителями Минздрава РФ. Медучреждение выбрано референс-центром, куда лаборатории регионов будут отправлять биоматериалы пациентов для точного определения заболевания. Также Минздрав решил отправить на фармконтоль российские дженерики, на токсичность которых жаловались онкологи, и разрешить ввоз зарубежных препаратов.

Ошибались в трети случаев

Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии (НМИЦ) им. Дмитрия Рогочева обязан до 1 апреля предоставить Минздраву РФ готовый регламент перепроверки диагнозов детей с онкологическими заболеваниями по всей России. Об этом «Газете.Ru» рассказал президент НМИЦ Александр Румянцев после совещания с представителями министерства.

В ведомстве подтвердили «Газете.Ru», что такое заседание состоялось. Глава центра уточнил, что его учреждение назначили референс-центром, отвечающим за так называемое «второе мнение» — медицинский термин, обозначающий дополнительную консультацию медспециалиста с целью уточнения диагноза и плана лечения.

Румянцев объяснил, что обязательную перепроверку диагнозов в их центре, расположенном в Москве, вводят в связи с тем, что региональные лаборатории допускают ошибки. По данным НМИЦ, в трети случаев специалисты других субъектов определяли заболевание неправильно.

«Наша лаборатория в отличие от многих работает на уровне мировых стандартов. Поэтому сейчас мы готовим документы, логистику и материалы. Срок выполнения нам дали до 1 апреля. К этой дате должны решить все задачи»,

— пояснил президент центра.

Он добавил, что центру предстоит перепроверять около 4,5 тыс. диагнозов в год. Отметим, что, по последним данным Росстата от 8 августа 2019 года, в стране под наблюдением врачей находились более 26,9 тыс. детей, больных злокачественными онкологическими заболеваниями. Это рекордный показатель за все время, за которое велась статистика — с 2008 года.

В то же время Румянцев подчеркивает, что «второе мнение» не включено в перечень услуг, оплачиваемых из средств ОМС. Центру ранее удавалось согласовывать повторные проверки диагнозов, установленных в регионах, на бесплатной основе. Однако зачастую родителям приходилось платить.

Теперь, когда «второе мнение» стало обязательным, НМИЦ хочет добиться прямого государственного финансирования данных исследований.

Румянцев рассказал, что Минздрав также отдал поручение главному специалисту ведомства по клинической лабораторной диагностике Татьяне Вавиловой разработать новые требования к деятельности лабораторий. Теперь в распоряжении всех лабораторий должны быть кадры и оборудование для анализа биоматериалов онкобольных, после чего им выдадут лицензию на оказание помощи пациентам с данным диагнозом, заявил глава центра «Газете.Ru».

Почему онкологи считают российские препараты токсичными

Одно из поручений Минздрава было адресовано Росздравнадзору – ведомство обязали провести выборочный контроль качества разных препаратов для детей, в частности онкобольных, сообщил Румянцев.

Такое решение было принято Минздравом после того, как в феврале 2020 года 147 членов сообщества российских онкологов написали коллективное письмо на имя главы ведомства Михаила Мурашко. Там они указали список из 10 препаратов, в отношении которых попросили провести фармконтроль, сообщал замгендиректора НМИЦ Алексей Масчан газете «Фармацевтический вестник».

В частности специалисты жаловались на российские дженерики – препараты, которые оказывают тот же эффект, что и оригинальные зарубежные лекарства, а также полностью или частично копируют их состав.

Например, дженерик аспарагиназа, по словам Масчана, малоэффективен, что приводит к росту частоты рецидивов острого лимфобластного лейкоза (злокачественное заболевание системы кроветворения – «Газета.Ru»). Между тем еще один препарат винкристин, также созданный в России на основании состава зарубежного лекарства, имеет множество побочных эффектов, уточнял замгендиректора НМИЦ.

Остальные лекарства, указанные в списке, неэффективны или, более того, токсичны. «Нас не устраивают препараты, которые производит российская фармацевтика, причем речь идет об абсолютно базовых препаратах. Это нивелирует результаты в лечении лейкоза», — сообщал специалист принадлежащему Григорию Березкину изданию РБК.

Директор по развитию компании RNC Pharma Николай Беспалов напоминает, что большая часть отечественных препаратов, используемых не только в лечении онкологии, но и других заболеваний – это дженерики.

«Зачастую при их изготовлении используют сырье загрязненное или нарушают технологию производства. Иногда немного меняют состав, что влияет на усваиваемость тех или иных веществ. Ничем, конечно, хорошим употребление таких препаратов не чревато»,

— пояснил эксперт «Газете.Ru».

Из-за этого онкобольным приходится самостоятельно покупать препараты за рубежом, подчеркивает Беспалов. «То, что у нас неидеальная процедура доступа лекарственных препаратов на рынок – это факт», — заключил он.

Зарубежные препараты без ограничений

Между тем 24 февраля премьер-министр Михаил Мишустин поручил Минздраву, Минфину, Минэкономразвития и Федеральной антимонопольной службе до 12 марта предоставить предложения по отмене ограничений на закупку иностранных лекарственных препаратов. Сейчас в стране действует закон, согласно которому госзаказчик должен отклонять все заявки на поставку зарубежных жизненно необходимых и важнейших лекарств (ЖНВЛП), если в конкурсе есть заявки с отечественными препаратами.

В Минздраве в свою очередь отказались раскрывать подробности проекта, ответив коротко: «Ведомство проводит активную работу по совершенствованию онкологической помощи детям».