Испытание автозаком: как мучаются российские заключенные

Духота и туберкулез: почему заключенные жалуются на автозаки

Российские заключенные массово жалуются на условия в автозаках — по их словам, в транспорте для перевозки в суд или СИЗО невыносимо душно и тесно. Кроме того, там нет туалетов и ремней безопасности, а также зачастую в одном спецавтомобиле находятся здоровые и больные, курящие и некурящие, а также фигуранты дел, обвиняемые по легким статьям, и опасные преступники. На жалобы обратили внимание в ЕСПЧ — еще в 2018 году Стасбургский суд дал России 18 месяцев на исправление ситуации.

45-летний Валерий Пшеничный из Набережных Челнов обратился в Замоскворецкий районный суд Москвы с иском к МВД и Минфину РФ. В заявлении мужчина пожаловался на дискомфортные автозаки.

Согласно документу, россиянина 12 раз на протяжении трех лет возили в оперативно-служебном «КамАЗе» из СИЗО Чистополя в Казань и обратно во время судебного процесса по статье 162 УК РФ «Разбой». В иске Пшеничный назвал условия в спецавтомобиле «унижающими человеческое достоинство и потенциально опасными для жизни и здоровья».

По словам мужчины, в камере автозака не предусмотрены туалеты и ремни безопасности — кроме того, там душно, тесно и стоят жесткие деревянные скамьи. В завершение истец написал, что из-за постоянных перевозок в автозаке он похудел на 15 кг, поседел, стал тяжело дышать, а также зафиксировал обострение хронического заболевания — при этом доказательств данным заявлениям Пшеничный не предоставил.

За страдания мужчина потребовал от МВД и Минфина РФ 800 тыс. рублей компенсации морального вреда. Суд отказал в удовлетворении требований Пшеничного, на что он подал апелляционную жалобу в Мосгорсуд.

Недовольство условиями перевозки высказывают также знаменитые заключенные — так, полузащитник «Ростова» Павел Мамаев, которого осудили на год и пять месяцев лишения свободы в колонии общего режим за избиение, еще будучи в СИЗО рассказывал, какие мучения он испытывал в автозаке.

По словам хавбека, в спецавтомобилях такого типа не работает вентиляция и накурено так, что трудно дышать. «Павел Мамаев пожаловался, что транспортировка в ежедневном режиме в суд трудна даже для него. И подозреваемые, и обвиняемые регулярно жалуются в ОНК. Даже видите, профессиональной спортсмен жалуется», — сообщил ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Москвы Иван Мельников РИА «Новости».

Еще в июне прошлого года российские заключенные массово пожаловались в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) — они решили обратить внимание на ужасные условия при доставке в суд и СИЗО, писала газета «МК».

По их словам, во время перевозки в спецавтомобиле невозможно есть, пить и сходить в туалет — из-за его отсутствия. Кроме того, зачастую в одном автозаке находятся здоровые обвиняемые и больные туберкулезом, курящие и некурящие, а также судимые по легким статьям УК РФ и опасные рецидивисты. Также заявители акцентировали внимание на помещении под названием «стакан»--– это одиночная камера в автозаке площадью не более половины квадратного метра, где сидеть можно, только поджав под себя ноги. Как правило, в «стакане» перевозят женщин, несовершеннолетних и бывших сотрудников правоохранительных органов, чтобы отделить их от остальных заключенных. Нередко по таким камерам рассаживают участников одного уголовного дела, которых везут вместе.

В апреле 2019 года ЕСПЧ вынес решение по факту обращения российских заключенных: Страсбургский суд присудил шести написавшим жалобы компенсацию морального вреда в размере 20 тыс. рублей. Организация пришла к выводу, что российские правоохранители нарушают третью статью европейской Конвенции, запрещающую бесчеловечные и унижающие достоинство условия содержания. Больше всего страсбургских специалистов ужаснул тот самый «стакан» — его во Франции назвали пыткой.

В пилотном постановлении ЕСПЧ дал России 18 месяцев на исправление ситуации и изменение нормативной базы — в связи с этим Страсбургский суд приостановил рассмотрение жалоб.

Буквально через неделю после заявления ЕСПЧ Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) представила новые автозаки для этапирования инвалидов и перевозок матерей с детьми до трех лет. Спецавтомобили для инвалидов представлены в виде микроавтобусов, которые оснащены электрическими и механическими гидравлическими подъемниками для кресел и специальными камерами в салоне для перевозки заключенного. В свою очередь в автозаках для матерей предусмотрены детские автокресла, автолюльки, а также аптечки и места для медработников с воспитателями.

«На этих машинах детей вывозят для оказания медицинской помощи в учреждения гражданского здравоохранения, также используют для выезда на разные досуговые мероприятия, например, в парки, в цирк», — рассказала ТАСС первый замначальника медицинского управления ФСИН России Ирина Ларионова.

На таком же транспорте в больницу могут вывозить и беременных — у ФСИН заключены соглашения с перинатальными центрами, отметила представитель ведомства.

Многие россияне не знают, что автозак — это не любой вид транспорта, на котором везут в ОВД. Задержанных доставляют в отделение в пазиках, машинах ОМОНа и «Газелях». В то время как под настоящим автозаком подразумевается конкретный тип автомобиля исключительно для перевозки обвиняемых и заключенных. При этом автозаком может быть как самый обыкновенный автобус с решетками на окнах, так и автомобиль для особо опасных заключенных со «стаканами».