«Отрезанное не вернешь»: как россиянок калечат пластические хирурги

«Один раз отрежь»: кто уродует россиянок

,
Переломанные ноги, черные ягодицы и внезапная смерть сразу после косметических процедур — в погоне за красотой россиянки зачастую не обращают внимание на то, какому риску они могут подвергнуть собственное здоровье. Как стало известно «Газете.Ru», за минувший год в России были зафиксированы серьезные нарушения в 70% клиник пластической хирургии, только за 6 месяцев этого года 87 из них лишились лицензий. Как недобросовестные врачи зарабатывают деньги, а люди остаются инвалидами — в нашем материале.

За первое полугодие 2019 года 87 из почти 1,5 тыс. клиник пластической хирургии на территории РФ лишились лицензии из-за нарушений обязательных требований. Об этом «Газете.Ru» сообщили в пресс-службе Росздравнадзора.

При этом 60 из них действовали на территории Москвы и Московской области. Как сообщил руководитель территориального органа Росздравнадзора Андрей Плутницкий, в основном разрешения на работу были отобраны из-за несоответствия требованиям безопасности.

«В прошлом году было выдано 218 предписаний клиникам пластической хирургии. За полгода проверено 136 клиник, 63 прекратили деятельность пластической хирургии. Но это только по пластической хирургии в Москве и в Московской области», — отметил Плутницкий.

Он добавил, что данные проверки нацелены на то, чтобы выявить виновных в оказании услуг, которые представляют опасность для жизни клиентов. «У нас со Следственным комитетом тоже выработано взаимодействие — привлечь конкретное лицо, виновное, в связи с произошедшим событием», — пояснил руководитель Росздравнадзора по столичному региону.

При этом годом ранее ведомство также провело проверки во всех клиниках пластической хирургии на территории РФ — на тот момент их число составляло 1,2 тыс. Тогда эксперты выявили более 3,2 тыс. нарушений обязательных требований в почти 70% медучреждений подобного плана, заявили «Газете.Ru» в ведомстве.

В частности, врачи проверенных клиник не осуществляли наблюдение и лечение пациентов в круглосуточном режиме, в том числе при необходимости проведения им реанимационных мероприятий. Кроме того, были выявлены случаи, когда обязанности пластических хирургов выполняли врачи другой квалификации.

В некоторых медучреждениях отсутствовало необходимое для операций оборудование, а также использовались просроченные или фальсифицированные препараты. В общей сложности правоохранители обнаружили около 700 упаковок препаратов, непригодных для использования.

По результатам проверок сведения по 162 случаям нарушений уголовного законодательства были направлены в правоохранительные органы. «В судебном порядке приостановлена деятельность 7 медицинских организаций. Самостоятельно прекратили деятельность по пластической хирургии 252 медорганизации: как частные, так и государственные», — отметили в Росздравнадзоре.

«Я проснулась с жуткой болью»

Как пояснил «Газете.Ru» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский, зачастую хирурги не задумываются о последствиях операций в погоне за финансовой составляющей. В то время как люди при этом остаются инвалидами.

«Иногда к нам приходят молодые девушки в слезах и рассказывают о своих операциях — кровь стынет в жилах. Одна, например, хотела удлинить себе ноги на три см. Для этого ей нужно было их изначально сломать – между прочим, это квалифицируется, как причинение тяжкого вреда здоровью, умышленное причем. Однако ее никто не остановил, врачи на этом заработали денег, а у девушки жизнь испорчена, она инвалид», — рассказал правозащитник.

По мнению Саверского, вмешательство в организм человека допустимо только при наличии медицинских показателей. В противном случае, действия врачей, которые потакают даже самым необдуманным желаниям своих пациентов, в основной массе становятся огромной правовой проблемой, у которой по-прежнему нет решения на законодательном уровне:

«Если человек уже идет на то, чтобы рисковать, все должно быть такими колючими проволоками с правовой точки зрения ограничено, чтобы был максимальный уровень безопасности.

Это ведь не зубы почистить. Любое вмешательство в организм человека небезопасно. Это про хирургию – семь раз отмерь, один раз отрежь. Отрезанное ведь уже не вернешь».

Яркой иллюстрацией слов Саверского может служить случай, произошедший в начале 2019 года в екатеринбургской клинике пластической хирургии – там из 40-летней жительницы Самары Велеславы Григорьевой едва не сделали инвалида, передавал сайт kp.ru.

Как оказалось, изначально пациентка обратилась в клинику, чтобы сделать подтяжку груди. Сразу после операции она была довольна результатом, но уже через две недели грудь деформировалась.

Женщина снова пришла в медучреждение и выразила недовольство последствиями хирургического вмешательства. Другой врач той же клиники вызвался исправить ошибку, а также предложил липосакцию и липофилинг ягодиц – при этом клиентке снова пришлось оплатить услуги, но с небольшой скидкой за прежнюю неудачную операцию. Новое хирургическое вмешательство обернулось большими травмами. «Я проснулась с жуткой болью. Тело было опухшее, кожа по всей ягодице — сине-черная. Я пожаловалась врачу. Но он сказал, что так и должно быть, и в этот же день выписал меня домой», — вспоминала Григорьева в разговоре с порталом 63.ru.

Вскоре из почерневшей ягодицы женщины стала сочиться жидкость – через месяц она уже не могла ходить и сидеть. Самарчанка опять поехала в Екатеринбург – там ей сделали проколы ягодиц, но это не помогло. Постоянные жалобы клиентки стали раздражать сотрудников медучреждения: они заявили, что женщина зациклилась на своих ягодицах и предложили ей пластику лица.

В итоге Григорьева решила обратиться за помощью в московские клиники. Столичные врачи заявили, что хирурги занесли женщине инфекцию во время операции, однако, несмотря на диагноз, в Москве никто не хотел исправлять ошибки екатеринбургских коллег.

«Некоторые пластические хирурги не хотели связываться с абсцессом, а обычные врачи боялись браться за тело после пластики. Все говорили, что мне неправильно сделали операцию, но давать официальные письменные справки об этом отказывались, чтобы не иметь проблем от екатеринбургской клиники, — объяснила пациентка.

Взялись за новую операцию только врачи гнойного отделения московской государственной больницы. Сотрудники учреждения были вынуждены удалить большую часть ягодицы вместе с кожей – они заявили, что если бы женщина еще проходила с нагноением, то стала бы инвалидом.

По словам Григорьевой, в результате на лечение и восстановление она потратила почти 3 млн рублей. «Я писала письма с претензиями к клинике. Настаиваю на возмещении за нанесенный вред моему здоровью и хочу привлечь к ответственности хирурга, который допустил ошибку. Он до сих пор работает в клинике», — сообщила жительница Самары сайту kp.ru.

При этом дело в отношении врачей екатеринбургской клики удалось возбудить только с четвертого раза, отмечает женщина. На тот момент тело самарчанки начало по-настоящему гнить. «Мне так и не назначили судмедэкспертизу. Уже сколько времени прошло? Я боюсь, что дело замнут. Клиника всех подкупает. Уголовное дело завели с четвертого раза. Вдруг экспертизу подделают?», — делилась переживаниями Григорьева.

Как избежать смерти на кушетке

10 сентября Следственный комитет по Москве также возбудил уголовное дело в отношении 35-летнего косметолога, которую обвинили в причинении смерти по неосторожности 30-летней клиентке.

По данным следствия, врач проводила процедуры в кабинете, расположенном в здании на улице Кастанаевской. Туда 14 июля к ней пришла женщина. Сотрудница медучреждения стала вводить в лицо потерпевшей лекарственное вещество. После укола у клиентки возник анафилактический шок – в результате она скончалась на кушетке у косметолога.

В итоге врачу предъявили обвинение в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. На время следствия суд избрал для нее меру пресечения в виде подписки о невыезде.

По мнению секретаря «Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов» Георгия Аганесова, пациенты, которые решаются на операции в кабинетах, неприспособленных для проведения подобных мероприятий, изначально подвергают себя риску.

«Любая пластическая операция должна проводиться в стационаре, который соответствует всем нормам. Только это и может помочь избежать тяжелых последствий.

Соответственно, если в стационаре нет реанимации, лаборатория не соответствует всем необходимым требованиям, то в таком медучреждении просто изначально не надо оперироваться.

В этом плане под риск попадают не только пластические, но и любая общехирургическая операция», — пояснил Аганесов «Газете.Ru».

Особое внимание в клиниках пластической хирургии должны уделять профилактике осложнений, уверен действующий пластический хирург одной из столичных клиник Алексей Анисимов. Для этого вся бригада, начиная от пластического хирурга и заканчивая помощниками любого рода, должна быть включена в работу на протяжении всей операции.

«Начинается эта работа еще задолго до начала хирургического вмешательства. Любая операция должна планироваться. Тщательное предоперационное обследование, неупрощение всего и вся, строгое следование протоколам и приказам Минздрава. В частности, огромную часть работы составляет профилактика венозных тромбоэмболических осложнений. Однако сейчас в операционных, причем не только в России, этому не всегда уделяется достаточно внимания», — рассказал специалист «Газете.Ru».

Тем не менее, несмотря на риски и недочеты в работе, пластическая хирургия является довольно крупным бизнесом в РФ, так как многим она нужна не только в эстетических целях, но и для реконструкции, отмечает Георгий Аганесов.

«Реконструктивный вид вмешательства нужен тем, кто пережил онкологические заболевания и нуждаются в реконструкции, социальной и функциональной реабилитации. Пластическая хирургия — это ведь не только изменение внешности – она также решает довольно сложные задачи», — пояснил он.

Аганесов также подчеркнул, что в ближайшем будущем в медицинской среде должны произойти качественные перемены в лучшую сторону – помогут в этом нововведения в сфере обучения медиков.

«В настоящий момент обучение врачей в ординатуре занимает два года. Однако в ближайшее время ее планируют продлить до пяти лет. Это делается для того, чтобы доктор, который учится, охватил не только, например, пластическую хирургию, но и смежные специальности. Это поможет будущим врачам получить в свой арсенал все необходимые навыки, чтобы оперировать людей правильно, избегая опасных ошибок. В то же время не стоит забывать, что любой врач учится на протяжении всей жизни – одним курсом обучения тут не ограничишься», — заключил специалист.