Террористов достанут даже в телефоне

Путин подписал закон о блокировке звонков «телефонных террористов»‍

Президент РФ Владимир Путин подписал закон, обязывающий операторов связи блокировать номера «телефонных террористов» по запросу правоохранительных органов. Операторов также обязали предоставлять номера отправителей SMS-сообщений без изменений. Новый закон был принят в ответ на резкую активизацию «телефонных террористов» в России — этой осенью ущерб от их деятельности превысил 300 млн рублей.

Президент России Владимир Путин подписал федеральный закон, позволяющий блокировать звонки «телефонных террористов» по требованию правоохранительных органов или Роскомнадзора. Новый закон также обязывает операторов связи передавать номер абонента-отправителя в неизменном виде при отправке SMS-сообщений. Документ опубликован на официальном портале правовой информации.

В пояснительной записке к законопроекту было указано, что сейчас технически возможна отправка SMS-сообщений с номеров, которые не принадлежат отправителю сообщения, но при этом находятся в так называемом ресурсе нумерации. Фактическая подмена номеров позволяет абоненту-отправителю избежать блокировки реального номера, с которого происходит рассылка SMS.

24 ноября Госдума в третьем чтении приняла законопроект о блокировке номеров «телефонных террористов» по запросу правоохранительных органов.

Днем ранее в ходе второго чтения в законопроект был внесен пункт о предоставлении операторами реальных номеров SMS-отправителей. Спикер Госдумы Вячеслав Володин объяснил смысл принимаемого законопроекта. По его словам, если правоохранительные органы установят, что через определенный звонок поступает информация «о ложных каких-то вопросах, связанных с заложенными бомбами, угрозами», то они вправе будут оперативно принимать решение о блокировке этого звонка и обращаться к оператору сотовой связи с соответствующим требованием.

Спикер Госдумы добавил, что «как правило, эти звонки приходят к нам из-за рубежа». Эта поправка, по словам Володина, дает возможность правоохранительным органам «оперативно принимать решения и снимать те вопросы, которые несут эти звонки, терроризируя население».

В середине ноября в Мосгордуме предлагали ужесточить ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма или так называемый «телефонный терроризм», признав его тяжким преступлением. В таком случае минимальный срок наказания за это деяние составил бы 10 лет лишения свободы.

Эту инициативу депутатов положительно оценили замруководителя столичного главка полиции Александр Половинка и глава Центра управления в кризисных ситуациях ГУ МЧС по Москве Андрей Алпатов. Алпатов напомнил, что за текущий год подразделения МЧС выезжали на 620 «заминированных» объектов в Москве и области. Тем не менее, наказать злоумышленников на практике оказывается не так просто — поскольку зачастую звонки поступают из-за рубежа, неясно, как привлечь преступников к ответственности, если они находятся за пределами досягаемости российского правосудия.

Чтобы перевести «телефонный терроризм» в категорию особо тяжких преступлений, необходимо внести поправки в действующую статью 207 УК РФ. Сейчас в соответствии с этой статьей человеку, предоставившему ложную информацию о теракте, грозит штраф до 200 тыс. рублей, а также лишение свободы сроком до пяти лет.

Звонки «телефонных террористов» обрушились на российские города в начале сентября — первой «жертвой» стал Омск, где 10 сентября из-за сообщений о минировании были эвакуированы несколько кинотеатров, а также торговые центры и школы.

За последующие несколько дней «телефонные террористы» дозвонились в полицию Брянска, Уфы, Ставрополя, Челябинска, Екатеринбурга, Магадана, Южно-Сахалинска и Перми и других городов, неизменно сообщая о бомбах в общественных местах. С 13 сентября звонки с угрозами о взрыве обрушились на Москву, а 14 сентября — на Санкт-Петербург. Сотрудники правоохранительных органов все еще фиксируют случаи «телефонного терроризма», хотя основная волна, похоже, миновала.

Правоохранительные органы и спасательные службы обязаны выезжать на каждый вызов с сообщением о минировании и проверять полученную информацию. При этом сообщения о бомбах, поступавшие с сентября, ни разу не подтвердились. Менее чем за месяц «телефонного террора» ущерб от ложных звонков о «минировании» объектов в России превысил 300 млн рублей — такую сумму назвал 6 октября директор ФСБ России Александр Бортников.