Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Инвалид Мамаев избежал колонии

Мосгорсуд изменил инвалиду Мамаеву наказание с лишения свободы на штраф

Инвалид-колясочник Антон Мамаев во время слушания по проверке законности приговора в Мосгорсуде, 3... Артем Коротаев/ТАСС
Инвалид-колясочник Антон Мамаев во время слушания по проверке законности приговора в Мосгорсуде, 3 августа 2017 года

Мосгорсуд смягчил наказание инвалиду-колясочнику Антону Мамаеву: теперь вместо заключения в колонии он выплатит штраф в 200 тыс. рублей. Его подельнику Дмитрию Сероштанову все же придется отсидеть три года за участие в разбойном нападении. Эксперты считают, что дело Мамаева — это редчайший случай освобождения из СИЗО и смягчения наказания из-за состояния здоровья подсудимого.

Мосгорсуд вынес решение по жалобе на уголовное дело в отношении инвалида-колясочника, 28-летнего Антона Мамаева и его сообщника Дмитрия Сероштанова. Согласно решению судебной инстанции, Мамаев признан виновным в разбойном нападении, однако наказание ему значительно смягчили: он теперь должен будет заплатить штраф в 200 тыс. рублей. Его подельник останется в СИЗО и в ближайшее время отправится в колонию: суд второй инстанции решил ничего в приговоре не менять.

Сам Мамаев заявил, что «разочарован решением суда». Единственным законным решением, по его мнению, было бы оправдание.

Инвалид намерен «дальше биться за справедливость». Его адвокат Андрей Орлов не исключил дальнейшего обжалования приговора в кассационной инстанции Мосгорсуда и Верховного суда. «Мы будем использовать все рычаги вплоть до Европейского суда по правам человека», — сказал он РИА «Новости».

Реклама

Ранее Мамаев и Сероштанов, который был помощником инвалида, в том числе помогал ему передвигаться, были приговорены Тимирязевским районным судом Москвы к четырем с половиной и трем годам лишения свободы соответственно за участие в разбое. Однако потом приговор обжаловала и сторона защиты подсудимых, и прокуратура.

По версии следствия, молодые люди год назад в ГСК «Радуга» на Дмитровском шоссе похитили мотороллер, который стоит 160 тыс. рублей. В полицию обратился друг потерпевшего, очевидец событий. Согласно материалам дела, осужденные пригрозили владельцам мотороллера насилием, обещали «прострелить ногу, запихнуть в багажник автомобиля и вывезти в лес». При этом Мамаев требовал отдать мотороллер, а другой соучастник угрожал потерпевшему «предметом, похожим на пистолет». Всего, по версии потерпевшего Дмитрия, который работал в ГСК «Радуга», помогая своему другу ремонтировать мототехнику, в хищении участвовали четверо преступников. Они вынудили его подписать договор купли-продажи на мотороллер. Под давлением с их стороны он согласился подписать договор купли продажи на передачу этого транспортного средства Сероштанову.

Установить личности сообщников Мамаева и Сероштанова пока не удалось. Сероштанов забрал мотороллер, а затем Мамаев и остальные скрылись. Однако

через несколько дней они вернулись, чтобы оформить мотороллер в собственность Сероштанова, и снова угрожали владельцам машины «убить, отрезать уши, выколоть глаза и пристрелить».

Кроме того, как говорится в материалах дела, они нанесли потерпевшим несколько ударов, после чего заставили заключить договор купли-продажи мотороллера, не заплатив за него.

Инвалид первой группы Антон Мамаев болен спинальной мышечной атрофией, может передвигаться только в инвалидной коляске, да и то с помощью постороннего лица. Также он не может себя самостоятельно обслуживать. В СИЗО, куда Мамаев отправился после приговора (до него он находился под подпиской о невыезде), его перевели в тюремный стационар. Ситуация привлекла внимание прессы, а также уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой. Она заявила, что обратится в суд с ходатайством об освобождении по болезни осужденного. Москалькова добавила, что решение ею было принято после того, как омбудсмен «выслушала доводы отца» осужденного.

После этого официальный представитель Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России Кристина Белоусова сообщила, что Мамаева направили в московскую больницу на медицинское освидетельствование, которое определит, можно ли содержать его в СИЗО.

По словам стороны защиты, на момент решения об освобождении из изолятора Мамаев весил всего 15 кг.

Теперь суд второй инстанции должен решить, оставить ли ему наказание в виде реального срока лишения свободы или, с учетом состояния здоровья инвалида, ему можно назначить более мягкую санкцию. Под давлением общественности и при участии адвокатов осужденного Мамаева Тимирязевский районный суд 19 июля изменил ему меру пресечения на подписку о невыезде.

В ходе кампании в его поддержку инвалид дал интервью телеканалу RT, в котором заявил, что готов начать политическую карьеру. «Я думаю, к этому я был бы готов. Может быть, для этого нужно было бы подтянуть немного саквояж своих знаний — именно на тему политики, но морально я к этому готов», — сказал Мамаев. Он добавил, что желание стать политиком у него «однозначно есть».

Мамаев, несмотря на свой недуг, вел активный образ жизни, находился в гражданском браке, воспитывал ребенка и работал. В 2010 году он стал соучредителем компании «Премиум Лайф», занимавшейся транспортными перевозками и логистикой. Другой учредитель фирмы, Константин Горячев, рассказал RT, что бизнес был вполне успешным, хоть партнерство с Мамаевым и длилось недолго. «Года полтора-два работали вместе, — вспоминает Горячев. — Как познакомились — уже точно не помню: в одном районе жили и поэтому начали общаться. Были молоды, хотелось чего-то нового, финансового благополучия. Бизнес шел вполне успешно, но потом наши пути разошлись. В последнее время мы не общались».

С 2011 по 2013 год Мамаев числился индивидуальным предпринимателем и занимался розничной торговлей одежды. СМИ писали, что позже Мамаев занялся благотворительностью, открыл ООО «Маяк», которое помогало детям-инвалидам. Тем не менее, по данным базы «Контр-Фокус», основным видом деятельности фирмы значится строительство жилых и нежилых зданий. Также, по данным ряда СМИ, Мамаев является единственным кормильцем своей матери.

О Сероштанове известно, что он родился в 1990 году. Молодой человек отслужил срочную службу во внутренних войсках МВД (ныне это войска Росгвардии), а потом сблизился с Мамаевым, став практически его личным помощником. По версии Мамаева, никакого конфликта с Дмитрием у него не было. По словам Мамаева, у него даже есть видеозапись, на которой потерпевшие со смехом учат его помощника ездить на проданном мотороллере. Он считает, что знакомые написали заявление «из давней неприязни». Потерпевшие неоднократно занимали у него деньги, но в итоге так их и не отдали, добавил осужденный.

В практике российского уголовного судопроизводства есть немало случаев, когда больной человек, не способный себя обслуживать, оказывается в местах лишения свободы.

Например, инвалид-колясочник с инсулиновой зависимостью и травматическим заболеванием спинного мозга Саид Амиров в августе 2015 года был приговорен к пожизненному заключению.

Его адвокаты неоднократно требовали перевести осужденного в медучреждение. Они дошли до Европейского суда по правам человека, признавшего, что независимая медицинская экспертиза состояния здоровья Амирова проведена не была. Истцу была присуждена материальная компенсация в размере почти 16 тыс. евро, однако российские суды это проигнорировали. После этого уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова призвала принять специальный закон об освобождении тяжелобольных заключенных от отбывания наказания в колониях и тюрьмах.

С аналогичной ситуацией столкнулся и адвокат Алексей Михальчик, который представляет интересы фигуранта дела ультраправой группировки «Реструкт» несовершеннолетнего Кирилла Филатова. Последний страдает тяжелым заболеванием мочеполовой системы и не может самостоятельно передвигаться. «Полгода мы добивались проведения медкомиссии по Филатову, дошли до Бастрыкина (главы СК РФ. — «Газета.Ru») и главного уролога страны, именно последний нам здорово помог. У нас по закону есть перечень болезней, при которых человек не может содержаться в СИЗО или находиться в колонии. Но

решение на этот счет принимает тюремная медкомиссия, а, в свою очередь, решение о том, назначать ее или нет, принимает представитель следствия и начальник изолятора, несмотря на то что они не врачи. И вот мы через полгода добились комиссии, и ее работники в беседе с моим подзащитным признали, что перед осмотром с ними проводили разъяснительную беседу сотрудники Следственного комитета»,

— рассказал адвокат «Газете.Ru».

По его словам, комиссия не сделала его клиенту УЗИ и вообще вынесла заключение на основе длишь внешнего осмотра, и в итоге он отправился на зону, где сразу же попал в больницу, так как ему в экстренном порядке пришлось делать операцию, и сейчас состояние осужденного тяжелое. «На мой взгляд, смягчить участь Мамаева удалось благодаря активному вмешательству в эту историю СМИ. И решение о его освобождении — это прецедент для нашей судебной системы.

У нас был случай, когда человека, находящегося в коме, отправили в СИЗО.

Так что на практике тяжелое состояние больного далеко не всегда становится основанием для избрания меры пресечения, не связанной с содержанием под стражей, и не всегда оно служит основанием для назначения мягкого наказания. Хотя в Уголовном кодексе это упомянуто как одно из смягчающих обстоятельств, которое суд должен учитывать при назначении наказания. Мы всегда на это обращаем внимание судей, но далеко не всегда они к нам прислушиваются», — заключил Михальчик.

Адвокат также добавил, что органы ФСИН имеют право по закону освободить человека от отбывания наказания по стоянию его здоровья. Это определяет тюремная медкомиссия. «Но за последнее время я только одно их решение знаю в пользу осужденного. Недавно она решила отпустить криминального авторитета Резо Бухникашвили, известного по прозвищу Пецо, из-за тяжелого заболевания. Ранее он был приговорен к 22-летнему заключению. А известен он, в частности тем, что в молодости жил на квартире Елены Хахалевой, судьи из Краснодара, прославившейся шикарной свадьбой дочери. О других случаях аналогичных решений медкомиссии при ФСИН мне неизвестно», — сказал Михальчик.