Украина платит за коррупцию

Каковы результаты украинской антикоррупционной кампании

РИА «Новости»
Борьба с коррупцией — одна из основополагающих тем для украинской политики. Обвинения во взяточничестве и до «евромайдана» 2014 года, и после него — самые частые претензии в адрес властей страны. Сама революция прошла под знаком борьбы с коррупцией, и официальный Киев до сих пор объясняет множество госрасходов именно этой задачей. Однако похвастаться эффективностью на этом направлении администрация Петра Порошенко все еще не может.

Наиболее образно по поводу борьбы с коррупцией на Украине высказался директор Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) в странах Восточной Европы и Кавказа Фрэнсис Малиж. Он сравнил ее со спортивной рыбалкой: «Сначала ловишь рыбу, фотографируешься с ней, а потом отпускаешь».

По мнению президента Украины Петра Порошенко, проблема борьбы с коррупцией, вернее отсутствие результатов этой борьбы, — «в советском наследии». Как заявил глава государства в июньском интервью французскому изданию Le Figaro, «советская система коррупции слишком глубоко укоренена в обществе и в умах каждого». Плюс, конечно же, донбасский конфликт добавляет проблем, считает политик. «Проводить реформы в стране, где идет война, крайне непросто», — объяснял он.

По итогам трехлетия президентства Порошенко и эксперты, и политики едины в одном: результаты борьбы с коррупцией стремятся к нулю.

Хотя зимой 2013-го и весной 2014 года именно он настаивал на том, что побороть взяточничество на Украине просто. Достаточно только свергнуть преступную власть тогдашнего президента страны Виктора Януковича и позволить ему, Петру Порошенко, вместе с командой новых управленцев реализовать план реформ.

Коррупционное лидерство

Как свидетельствуют данные, которые обнародовало издание Politeka, в 2017 году средний размер украинской взятки вырос на 9 тыс. грн и составил 31 тыс. грн (71 тыс. рублей). При этом за первые пять месяцев года по статье о взяточничестве получили приговоры 113 человек. Это на 81 приговор больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Также в этом году изменилась и область, которая стала лидером в вынесении антикоррупционных приговоров. Если в прошлом году в указанный период таковой была Донецкая (5 приговоров), то за пять месяцев этого года лидирует Харьковская область — 13 приговоров. В то же время с начала 2017 года ни одного приговора по этим статьям не было вынесено в Киевской, Житомирской и Херсонской областях.

Впрочем, число заведенных дел о коррупции вовсе не говорит о качестве борьбы со взяточничеством, считает политолог Кость Бондаренко. По его мнению, эти дела чаще всего используются как рычаг политического давления.

«По количеству принятых антикоррупционных законопроектов и созданных органов по борьбе с коррупцией Украина находится впереди планеты всей. Но что же касается фактических результатов, то всем прекрасно видно, чем закончились громкие дела арестов прямо посреди заседаний кабмина», — рассуждал народный депутат от фракции «Батькивщина» Сергей Соболев на пресс-конференции 9 декабря прошлого года, приуроченной к Международному дню борьбы с коррупцией.

«В Украине существует каста неприкасаемых. И это не касается неприкосновенности народных депутатов, судей или президента. У нас есть десятки тысяч должностей чиновников высшего ранга, у которых нет иммунитета. Касаемо них не нужно согласие парламента, специальных органов, процедура импичмента. Местные чиновники понимают, что если можно наверху безнаказанно принимать участие в коррупционных схемах, то почему это нельзя им. Думаю, что в этом как раз и заключается ключевая проблема», — утверждал Соболев.

По его словам, большинство громких арестов среди бывших налоговиков завершились их выходом на свободу под огромные суммы залогов.

Сама «Батькивщина», как и большинство парламентских партий Украины, не избежала обвинений в попытке прикрыть громкие коррупционные истории. В том, что борьба с коррупцией теснейшим образом связана с политическим процессом, можно было убедиться 11 июля. Тогда Верховная рада рассматривала вопрос о лишении неприкосновенности пятерых депутатов: Евгения Дейдея, Олеся Довгого, Андрея Лозового, Максима Полякова и Борислава Розенблата. В отношении каждого из политиков расследуются дела о коррупции.

Рада согласилась лишить иммунитета только трех из них: беспартийного Довгия, а также Полякова из «Народного фронта» бывшего премьера Арсения Яценюка и Розенблата из «Блока Петра Порошенко». Поляков и Розенблат проходят по громкому «янтарному делу», в ходе которого агент Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) передала депутатам через посредников более $300 тыс.

Обоим политикам грозил арест, но депутаты Рады не дали на это согласия, в очередной раз доказав, что НАБУ и другие структуры, созданные при Порошенко, не могут полноценно работать при нынешней политической конъюнктуре.

В окно от взяток

Бороться надо не с проявлениями коррупции, а с причинами, ее порождающими, считает политолог Кость Бондаренко. «Коррупции нет там, где не за что дать взятку. В Украине же коррупция превратилась в национальную идею», — добавил эксперт.

В апреле компания Ernst & Young и социологическое агентство Ipsos Mori опубликовали данные исследования о восприятии взяточничества в мире. Его результаты свидетельствовали о том, что за два последних года Украина поднялась с 7-го на 1-е место в коррупционном рейтинге.

По этим данным, 77% членов совета директоров или управленцев высшего звена в украинских компаниях считают, что взятки — и в принципе нарушение рабочей этики — можно оправдать, если это поможет бизнесу выжить.

Только 21% украинских бизнесменов, опрошенных Ipsos Mori, рассказали, что в их компаниях есть «горячие линии» для сообщения о неэтичном поведении. Чтобы помочь бизнесу выжить, по крайней мере 37% респондентов готовы предложить денежное вознаграждение в обмен на заключение или продление контракта.

Политолог Алексей Якубин считает, что нулевые результаты борьбы с коррупцией связаны с тем, что ни у Порошенко, ни у его окружения нет никакой заинтересованности в этом. «На Украине антикоррупционные органы давно стали карманными, поэтому в стране невозможно побороть коррупцию. А у Порошенко нет желания нести ответственность за рост коррупции в стране. Поэтому он придумал, что во всем виновато советское прошлое. То есть у действующей власти уже просто не осталось аргументов, почему она не борется с коррупцией», — заявил он в беседе с «Газетой.Ru».

Среди наиболее ярких коррупционных скандалов последнего времени, которые потрясали Украину, — заявление председателя украинского жюри музыкального конкурса «Евровидение» Юрия Рыбчинского, которое он сделал в мае в Киеве. По его словам, коррупционная составляющая мероприятия была очевидна.

Рыбчинский напомнил, что на организацию прошлогоднего «Евровидения» было потрачено €9 млн. Украина же в этом году израсходовала на конкурс €30,2 млн. «Такие цифры, как у нас, многим странам даже не снились. Нищий народ в Европе — и самое дорогое «Евровидение», — подчеркнул Рыбчинский.

В марте 2017 года громким скандалом в сфере коррупции стало задержание руководителя Государственной фискальной службы Украины Романа Насирова. Это произошло прямо в больнице «Феофания» в рамках расследования так называемого газового дела экс-нардепа Александра Онищенко. Из больницы Насиров сразу не вышел — его увезли в реанимацию. По словам врачей, у Насирова случился инфаркт.

Чиновника подозревали в махинациях на 2 млрд грн, злоупотреблении властью и в неправомерной реструктуризации налоговых долгов по рентным платежам газовых компаний Онищенко. В суд Насирова доставляли на носилках, в заседаниях он принимал участие лежа, будучи укрытым больничным одеялом, что сразу же стало интернет-мемом. 16 марта, через две недели после задержания, супруга Насирова внесла за него залог в 100 млн грн. Чиновник вышел под подписку о невыезде.

Комичным инцидентом в истории украинской борьбы с коррупцией в 2017 году стала история с попыткой задержания мэра города Николаева Александра Сенкевича. Он не захотел получать протокол об административном правонарушении, связанном с коррупцией, и выпрыгнул в окно, скрываясь от полиции.

Передать протокол Сенкевичу пытались пятеро сотрудников департамента защиты экономики национальной полиции Украины. В приемной полицейских попросили подождать некоторое время, пока мэр их сможет принять. В результате выяснилось, что градоначальник перебрался на балкон соседнего кабинета, а затем покинул здание горсовета.

Впрочем, через несколько часов Сенкевич все-таки вернулся в здание и получил протокол. Тогда же выяснилось, что касался он административного правонарушения и грозил мэру максимум штрафом, так что паника чиновника была, очевидно, неадекватной. Каких обвинений ожидал сам Сенкевич, неясно.

Ширма для Европы

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник считает, что причины коррупции коренятся в том, что контроль общественности над властью опять ослаб после событий «евромайдана». Но так и не уточнил, каким образом этот контроль можно сделать эффективным без уличных акций и силовых столкновений.

Руководитель агентства политических коммуникаций FullPublic Игорь Байша считает, что борьба с коррупцией для одних политиков на Украине является дымовой завесой, которой очень удобно прикрывать свои собственные методы обогащения, а для других — «это борьба с ветряными мельницами, бессмысленная и беспощадная».

«Обидно даже не то, что для киевских властей борьба с коррупцией — это борьба пчел против меда, а то, что заложниками этой иллюзии стали миллионы жителей страны, которые послушно идут туда, куда ведут их эти борцы», — отмечает собеседник «Газеты.Ru».

Тем временем Запад, на мнение которого сейчас равняются киевские власти, все больше усиливает давление на Киев, требуя привести в соответствие обещания и реальные факты.

Например, парламентская ассамблея НАТО сделала заявление, что будет поддерживать евроинтеграционные стремления Украины только при условии, если страна «продолжит выполнять свое «домашнее задание» и удвоит свои усилия по борьбе с проявлениями коррупции».

В начале июля руководитель антикоррупционной инициативы ЕС на Украине Эка Ткешелашвили заявила: «Трудно оценивать достижения антикоррупционной реформы только по тому, сколько коррупционеров уже сидят в тюрьме. Но наибольшую обеспокоенность у нас вызывает отсутствие прогресса в создании антикоррупционного суда».

Ткешелашвили добавила, что пристальное внимание ЕС приковано к надлежащему функционированию Национального агентства по предотвращению коррупции.

«С тех пор как на Украине была запущена система электронного декларирования доходов государственных чиновников, мы видели мало прогресса в деятельности НАПК, — заявила она в интервью Deutsche Welle. — Бесспорно, такой уровень прозрачности, который предоставляет е-декларирование, очень важен. Но мы сейчас на том этапе, когда нужно продемонстрировать пользу этой системы, каким образом эти данные могут быть использованы для того, чтобы установить источники доходов чиновников и определить, как они могут быть наказаны за ложную информацию в электронной декларации».

Западные чиновники неоднократно подчеркивали, что не позволят использовать тему коррупции как бесконечный источник выкачивания денег и других послаблений для Украины, поскольку слишком хорошо видят, что борьба с коррупцией пока служит лишь хорошей ширмой для борьбы с инакомыслием и имитацией бурной реформаторской деятельности.