«Я еще вернусь, чтобы закончить начатое»

В Минске вынесен окончательный приговор «парню с бензопилой»

,
В Минске вынесен окончательный приговор по громкому делу «убийцы с бензопилой». Рассматривавший апелляцию Верховный суд отказался признать его психически больным и оставил в силе первоначальный приговор — 15 лет колонии общего режима. Между тем сам осужденный — Владислав Казакевич — обещает «вернуться, чтобы убить всех, кого собирался».

Ужас в торговом центре

13 июня судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Белоруссии поставила точку в нашумевшем деле «убийцы с бензопилой». Рассмотрев в апелляционном порядке уголовное дело о нападении Владислава Казакевича с бензопилой на посетителей торгового центра в Минске, коллегия оставила приговор Минского городского суда без изменений: 15 лет лишения свободы в колонии общего режима.

Трагедия произошла 8 октября 2016 года. Тогда 17-летний студент Владислав Казакевич субботним вечером зашел в минский торговый центр «Европа» с топором и бензопилой и начал нападать на первых встречных людей. В результате одна женщина была убита, еще несколько были ранены.

Оперативные сообщения с места событий вызвали ужас у минчан. «В торговый центр вошел мужчина. В его руках была работающая бензопила. Психический больной какой-то. Он набросился на первого попавшегося человека и отрезал ей голову. Жертвой оказалась продавец одной из точек торгового центра, которая пошла покупать себе колготки, — сообщали очевидцы в социальных сетях и Twitter. — На него набросились прохожие и повалили, стали бить. Пока не приехала милиция. Был еще какой-то второй мужчина, но он стоял на улице».

«Убили девушку-продавца, — писали другие пользователи. — Она наклонилась закрыть роллет (рольставни, закрывающие вход в торговую точку. — «Газета.Ru»), ее схватили за волосы и распилили бензопилой... Вы бы слышали, как кричали дети!»

Позже стало известно, что нападавший действовал в одиночку. «Мужчина принес бензопилу и топор в чехле от гитары, — рассказала журналистам пресс-секретарь Следственного комитета Белоруссии Юлия Гончарова. — Он нанес телесные повреждения девушке бензопилой, она погибла на месте. Пострадала еще одна девушка. Слухи про отрезанную голову не соответствуют действительности, так же как и информация о том, что злоумышленников было двое».

В ходе судебного разбирательства подтвердилась информация о том, что первую женщину (43-летнюю Елену Александронец) Казакевич зарезал бензопилой, но затем пила заглохла — в цепи запуталась одежда убитой.

__is_photorep_included10237379: 1

Тогда убийца взял топор и уже им тяжело ранил вторую женщину. 46-летняя пострадавшая получила два удара топором: в область грудной клетки и надплечья.

Еще одна женщина, подвергшаяся нападению, почти не пострадала: она прежде занималась дзюдо и потому сумела увернуться, получив лишь небольшую ссадину от топора.

«У него был огромный топор — 1,5 метра где-то рукоятка. Как кувалда, только с острым наконечником. Одет был по-клоунски — в люминесцентный плащ ярко-салатового цвета. На голове была маска. Ну знаете, такая, как на горные лыжи надевают — лицо видно, а все остальное закрыто. Очки горнолыжные на пол-лица, а сверху большие наушники», — описывали потом происходившее свидетели.

Вскоре выяснилось, что незадолго до этого Казакевич пытался устроить аналогичный хоррор в институте, в котором учился. Однако там его подвела бензопила, которая заглохла. В противном случае жертв, по оценкам правоохранителей, могло бы быть намного больше.

«Сдвиг по фазе» из-за прыщей

Задержанный преступник сразу был направлен на судебно-психиатрическую экспертизу, так как его психическое состояние вызвало вопросы у следствия. Однако он был признан вменяемым. Но именно этот момент в дальнейшем активнее всего оспаривала в суде защита Влада Казакевича.

В частности, адвокат говорил о необходимости назначения повторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы. Он цитировал специалистов, которые сомневались в правильности и обоснованности первоначального заключения. Так, отмечалось, что выводы о том, что Казакевич в период совершения преступления мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, не аргументированы и научно не обоснованы.

Защита Казакевича утверждала, что назначенные судом эксперты проигнорировали значимую информацию о том, что динамика и характер психического состояния Казакевича на протяжении жизни характеризуются значительным изменением в поведении и в социальной сфере в пубертате.

Говорилось о появлении и нарастании сначала сензитивности, социальной отгороженности, демонстративности, странности в поведении, затем аутоагрессивных и суицидальных действиях.

В самом деле, Влад был хорошо известен минским психиатрам — состоял у них на учете, несколько раз ложился на лечение в клинику. В 2014 году подростку поставили диагноз «умеренный депрессивный эпизод» и «шизоидное расстройство личности». При другом обследовании диагностировали шизоидное, диссоциальное, эмоционально неустойчивое (пограничного типа) и демонстративное расстройство.

По словам отца Владислава, врачи просто недостаточно тщательно обследовали его сына. Валентин Казакевич считает, что причиной неадекватного поведения Владислава стало лекарство от прыщей «Роаккутан», которое сильно повлияло на психику подростка. Воздействие на психику — один из официально признанных побочных эффектов этого лекарства.

3 марта Минский городской суд признал Казакевича виновным в приготовлении к убийству двух и более лиц, покушении на убийство двух и более лиц, убийстве, совершенном с особой жестокостью из хулиганских побуждений. Общий срок наказания — 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Также Владислав Казакевич должен будет возместить судебные издержки и выплатить потерпевшим около 1 тыс. рублей материального вреда и около 220 тыс. руб. морального.

Поскольку Казакевичу на момент преступления не исполнилось 18 лет, то ни расстрел, ни пожизненное заключение ему не грозили. Полученные им 15 лет — тот максимум, который мог дать суд.

Судебное решение приняли довольно быстро — с момента начала заседаний до вердикта прошло ровно две недели. Во время заседаний Влад Казакевич просил приговорить его к расстрелу, не просил о снисхождении и вел себя дерзко. В итоге он полностью признал вину, но ничуть не раскаялся.

В своем последнем слове парень заявил: «Хотелось бы сказать, что, к сожалению, я не выполнил всех своих планов по массовому убийству, так что я еще вернусь, чтобы закончить начатое».

Рассмотрение апелляции в Верховном суде ничего особо нового в дело не привнесло. Примечательным стало только то, что одна из пострадавших — Ирина Баешко — неожиданно сама попросила назначить повторную экспертизу в отношении обвиняемого. Но прокурор ответил, что ходатайство не подлежит удовлетворению, «поскольку заключение экспертизы является научно обоснованным, полным и сомнению не подлежит». Другие потерпевшие были с ним согласны. В результате Верховный суд оставил без удовлетворения ходатайства о пересмотре дела.