«Брать чужое можно, главное — не воровать»

Суд оправдал унижавшего подростков-гомосексуалистов соратника Марцинкевича

Московский городской суд признал законным оправдательный приговор Филиппу Разинскому — соратнику националиста Максима Марцинкевича. Судьи сочли, что обвинению не удалось доказать желание Разинского оставить себе газовый баллончик, который тот выхватил у потерпевшего. Это решение образует интересный прецедент, когда судебные органы требуют от следствия и прокуратуры доказать в ходе разбирательства наличие умысла у подсудимого на хищение чужого имущества.

Суд оправдал участника движения «Реструкт», основанного неонацистом Максимом Марцинкевичем (известным также под кличкой Тесак), который обвиняется в грабеже подростка, заподозренного в гомосексуализме. Как рассказали «Газете.Ru» в пресс-службе Мосгорсуда, вступил в силу оправдательный приговор предыдущей инстанции в отношении Филиппа Разинского, в свою очередь известного под псевдонимом Дениц — в честь командующего подводным флотом нацистской Германии и последнего рейхспрезидента Третьего рейха Карла Деница.

«Суд первой инстанции вынес оправдательный приговор Разинскому, после чего прокуратура подала представление с жалобой на это решение. И сейчас надзорное ведомство отозвало свое собственное представление. Таким образом, оправдательный приговор вступил в силу», — рассказали в Мосгорсуде.

Разинский, еще будучи несовершеннолетним, подружился с Марцинкевичем и стал наживкой в его проекте «Оккупай Педофиляй», участники которого ловили «на живца» педофилов. При этом иногда с Разинским происходили и курьезы. Например,

его отец как-то раз попался активистам движения «Стоп-Хам», среди которых был и Михаил Лазутин, также участвовавший и в акциях «Оккупай Педофиляй». Это обстоятельство спасло отца «Деница» от того, чтобы быть заснятым на камеры «стопхамовцев».

Через некоторое время Разинский создал свой собственный проект — «Оккупай Геронтофиляй». Его участники через интернет связывались с подростками, готовыми за деньги вступить в половую связь со взрослыми мужчинами. Таким образом активисты выманивали несовершеннолетних на встречу, где унижали их и издевались над подозреваемыми в гомосексуализме подростками. Этот процесс они снимали на видео, а затем выкладывали в интернет. Сейчас большинство роликов, снятых участниками «Оккупай Геронтофиляй», удалено из сети.

Правоохранительные органы вменили Разинскому в вину обвинения в грабеже «с применением насилия, опасного для жизни потерпевшего» (п. 2 ст. 163 УК). По версии следствия, 31 марта 2013 года Разинский и его соратники выманили на встречу очередного подростка. В ходе беседы с «активистами» Дениц завел руку потерпевшего за спину и вытащил из его кармана газовый баллончик. Именно эти действия следователи квалифицировали как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества с применением насилия.

Дело Разинского было выделено в отдельное производство, поскольку к началу разбирательства он оставался несовершеннолетним. Материалы рассматривал Дорогомиловский суд Москвы.

«Наша позиция была и остается в том, что

у Разинского не было умысла на хищение этого баллончика. Проще говоря, он вытащил баллончик из кармана потерпевшего не для того, чтобы оставить эту вещь в себе, а для того, чтобы в него из этого баллончика не брызнули. Мы активно доказывали этот момент, привлекали свидетелей и другие доказательства. И в итоге суд встал на нашу сторону»,

— рассказал «Газете.Ru» адвокат Деница Матвей Цзен. Теперь суд второй инстанции подтвердил решение Дорогомиловского суда, и Разинский считается полностью оправданным по этому делу.

Аналогичными мотивами суд руководствовался, когда рассматривал дело зоозащитницы Виктории Павленко. Она была обвинена в том, что украла собаку-поводыря у слепой уличной певицы Юлии Дьяковой. Как заявили адвокаты артистки-инвалида, стоимость похищенного лабрадора составила 355 тыс. рублей. И хотя подследственность по статье «Кража» относится, согласно Уголовно-процессуальному кодексу, к МВД, по поручению председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина дело было передано в столичное управление СК.

Павленко и другие активисты зоозащитного движения утверждали, что Дьякова жестоко обращается с собакой, и они забрали животное, чтобы спасти его от издевательств. В итоге 23 ноября 2015 года Гагаринский районный суд Москвы признал Павленко виновной в краже и приговорил женщину к полутора годам колонии и штрафу в 15 тыс. рублей. Это произошло, несмотря на наличие смягчающих обстоятельств: отсутствие других судимостей у обвиняемой и того обстоятельства, что она страдает от неизлечимого заболевания.

Павленко была взята под стражу прямо в зале суда (до приговора она была под домашним арестом). Однако 2 марта 2016 года Мосгорсуд отменил приговор Павленко, отправил дело в прокуратуру на новое рассмотрение и постановил освободить зоозащитнику из СИЗО. Адвокаты Павленко также настаивали на том, что у нее не было умысла присвоить себе собаку, а было желание ее спасти. Таким образом, в действиях их подзащитной отсутствовал корыстный мотив.

«Дело Разинского и история с Павленко создают интересный прецедент, когда суд наконец-то требует от следствия и обвинения доказать, что обвиняемый имел целью присвоить себе имущество. Ранее по всем статьям, связанным с хищением чужого имущества, действовало что-то вроде «презумпции виновности». То есть,

когда полиция и следователи изымали у человека чужую вещь, автоматически считалось, что тот присвоил ее себе из корыстных побуждений», — считает адвокат Матвей Цзен.

По его словам, при этом стороне защиты все равно приходится приводить огромное количество доказательств того, что подзащитный не собирался воровать то или иное имущество, а взял его для каких-то иных целей.

С ним согласен и бывший работник прокуратуры, а ныне адвокат Вадим Багатурия.

«Корыстный умысел — основа любого хищения. Без него состав преступления по таким статьям, как, например, «Кража» или «Грабеж», отсутствует. Например, кто-то может взять вещь, чтобы отнести в полицию, а не присвоить. Но при этом вопрос презумпции невиновности, которая вообще-то гарантирована Конституцией, остро стоит в российской адвокатской практике. Несмотря на ее конституционную основу, защита чаще должна доказывать непричастность подозреваемого, чем следствие его вину», — объяснил юрист.

Разинский еще после оправдательного приговора суда первой инстанции покинул Россию и уехал в Израиль, где и находится до сих пор, сообщил «Газете.Ru» источник, знакомый с подсудимым.