«Меня хотят посадить, чтобы вы боялись говорить»

Рэпер Птаха поговорил с «Газетой.Ru» о возбуждении уголовного дела

Станислав Красильников/ТАСС
Рэпер Давид Нуриев (АКА Птаха из группы Centr), в отношении которого с подачи движения «Антидилер» было заведено дело по антиэкстремистской (282-й) статье, отказался давать показания СК и был отпущен под подписку о невыезде. «Газета.Ru» поговорила с Птахой о конфликте с активистами, его отношении к российским властям и правоохранителям, а также о дальнейших творческих планах.

Давид, расскажите, что у вас искали и что нашли?

— У меня искали какие-то материалы по данному делу. Я так понимаю, они должны были прийти на обыск, правило у них такое при возбуждении дела об экстремизме. Следователи были достаточно культурные. Ничего не нашли, конечно же, — найти у меня дома что-либо невозможно. Я не занимаюсь ничем криминальным. Может быть, они хотели литературу какую-нибудь найти…

— А может быть, что-нибудь по 228-й статье?

— Не думаю, хотя может быть (смеется). Когда я разговаривал со следователем и спрашивал его об этом, он отвечал: «Материалы по делу».

— Потом вас повезли в СК…

— Потом повезли в СК, очень много времени там провели. Было много бумажной работы, плюс не было понятно, что со мной делать. Как я понимаю, сначала меня хотели «закрыть» до выяснения всех обстоятельств, но из-за резонанса передумали. Люди понимают, что это того не стоит и ничего страшного я не делал и не сказал. Они пошли мне навстречу и отпустили домой под подписку. К сожалению, сорвали мне три концерта, сами понимаете… Даже не из-за Следственного комитета они сорвались, а из-за людей, которые подали заявление. Как понимаете, все это мутит «Антидилер».

— Да, расскажите о вашем конфликте с «Антидилером». Может быть, у вас там есть какие-то конкретные недруги, которые раскручивают всю эту историю?

— Я, к сожалению, не знаю насчет недругов… Я знаю, что у меня, как у любого человека, есть враги. Как у артиста, у меня есть так называемые хейтеры, которые меня не любят… Но здесь история [другая]. Спустя год появляется эта история с «Антидилером». Как я понял из того, что мне инкриминируют, было видео, которое было смонтировано из разных кусков с определенного мероприятия. И представлено это было так, как будто все это одна моя большая речь. Да, действительно, я высказывал свое неуважение к данной организации — я этого и не скрываю.

С детства меня учили, что ябедничать — не хорошо, докладывать — не хорошо. Я считаю, что это неправильно.

Якобы я их оскорбил и якобы — со слов следствия (к сожалению, я еще не был полностью ознакомлен с материалами) — призываю что-то с ними там делать, производить какие-то действия и разжигать ненависть. При этом в видео ничего подобного не говорится. Говорится о моем личном мнении о подобных организациях и людях, которые занимаются такими вот непонятными делами. Я считаю, что если ты хочешь помочь обществу, то либо иди работай, либо становись ученым, а если ты хочешь бороться с криминалом — иди работать в полицию!

— Может быть, им не понравилось, что вы просили нарисовать [мужской половой орган] на машине «Антидилера»?

— Все это было в шуточной форме, и все присутствовавшие это понимали. Если эта шутка кого-то так задела и обидела настолько, что из-за нее подали на меня заявление, я очень сожалею, что люди не понимают, что есть юмор. Бывает юмор грубый, бывает грязный, но это все же юмор. Если бы я это говорил всерьез, кто-нибудь из моей обширной фанатской базы это уже бы сделал (смеется). Это был второй день после приезда из Красноярска, после того позора, который участники «Антидилера» там устроили: «Мы приняли, посмотрите, мы поймали!» (речь идет о задержании Гуфа и Слима по подозрению в распространении наркотиков. — «Газета.Ru»). Понятное дело, что максимум, что они могут поймать, — это какую-нибудь муху дома.

Они написали заявление в ФСКН, да и то в интернете есть показания парня, который говорит, что его заставили прийти и его подписать!

— Кому в принципе понадобилось поднимать эту историю при том, что прошло так много времени?

— Не могу утверждать, но за этой историей может стоять Дмитрий Носов — идеологический лидер общественного движения «Антидилер». Конечно же, надо докопаться до кого-то. А до кого докопаться? До артиста, который, по их мнению, наркоман! При этом я уже вызывал Носова, приглашал его сдать волосы, ногти и кровь на анализы. Он отказался, причем когда ему звонили из новостей, он просто говорил: «Почему я должен идти?» Он утверждает, что я наркоман, но я-то готов идти сдавать анализы! В связи с этим возникает вопрос: кто же все-таки из нас наркоман? Москва слухами полнится разными, в связи с чем я и позвал человека. Он в прошлом олимпийский призер, хороший спортсмен и, как я понимаю, в свое время был порядочным человеком.

Я очень надеюсь, что кто-нибудь из высшего руководства нашей страны заинтересуется этой организацией, почему она существует и на каком основании она вообще все это делает.

Откуда у них деньги на все эти залы, экипировку, машины, которые им якобы дарят, кто им их дарит и почему, на какие средства вообще живет Носов. А мы пока будем пытаться решить вопросы со Следственным комитетом.

— Раз уж вы упомянули «высшее руководство», не могу не спросить: вас считают сторонником Владимира Путина и его курса. Вчерашние события не заставили пересмотреть свои взгляды?

— В любом стаде есть паршивая овца. И я не думаю, что Владимир Владимирович вообще в курсе этой ситуации — это не его уровень. Да, я симпатизирую и нашему президенту, и нашему правительству, поскольку я вижу то, что происходит во внешней политике и как на нас давят.

И я вижу, что происходит в нашей стране: как страна благодаря нашему руководству все-таки держится, не падает на колени, стоит на ногах. Пусть она не бежит, но все-таки потихоньку движется.

То, что делают эти [активисты] — это подрыв уважения к государству, к власти, к следственным органам. Люди начинают сомневаться, люди начинают говорить: «Вот, они плохие!» Наверное, это и есть экстремизм, а не то, что я говорил во время концерта. А посадить пытаются меня, причем посадить в полном смысле этого слова: разговор там идет о конкретных сроках. Я так понимаю, что меня очень хотят посадить, чтобы все другие — и вы, и все другие — сидели, рот в тряпочку заткнули и боялись что-либо сказать. Это делает какая-то маленькая группа людей. Они не могут прийти меня избить (я все-таки публичная личность, один по улицам не хожу, к тому же занимался разными видами спорта), но они могут вот таким образом испортить мне жизнь.

— Ваши коллеги по Centr Гуф (Алексей Долматов) и Слим (Вадим Мотылев) связывались с вами, предлагали как-нибудь помочь?

— Я видел два комментария от них в интернете — и все. На самом деле, я не хотел бы это обсуждать, так как группа Centr распалась, и на это, наверное, были свои причины. Говорить, что я что-то там жду от парней, я не буду.

— Но просто по-человечески они же должны были как-то отреагировать на произошедшее?

— Мы занимаемся шоу-бизнесом, и говорить о каких-то человеческих вещах — это глупо. Мне написала Лена, жена Слима, говорила, чтобы если что, я ей набирал, и она поможет. Вадик что-то там прокомментировал, Леша прокомментировал… И на этом спасибо, потому что они могли бы вообще промолчать. Но это я, такой вспыльчивый, делаю все громко, в панике пытаюсь помочь [в таких ситуациях]. Парни, наверное, в этом отношении более уравновешенные и по-своему видят мир.

— Не хотите как-нибудь отразить все произошедшее в творчестве? Например, написать дисс-трек на «Антидилер»?

— Да не. В составе Centr у нас есть трек «Красный», который говорит о каких-то таких вещах в целом… Я думаю, что этого достаточно.

Время, которое мне нужно, чтобы написать текст и посвятить кому-то, слишком много стоит. Этот человек действительно должен вызывать во мне ненависть или, напротив, огромную любовь.

«Антидилер» для меня — это не достойные люди, чтобы о них лишний раз писать в песнях. Слишком много чести.

Вчера Максим (Шарин, председатель совета Общероссийского общественного движения «Антидилер». — «Газета.Ru») утверждал, что я ему якобы угрожаю. Я ему по телефону написал «Следующий шаг будет за мной»), но если он выпустит переписку в полном объеме, вы увидите, что я прошу его о встрече с Дмитрием Носовым. На это он мне ответил: «Прилетай в Красноярск, мы устроим встречу, но тебе это не поможет» и «Это не уровень Носова, он не в курсе». Но как только меня сажают, Дмитрий Носов дает комментарий, что он очень рад, что наконец-таки делу дали ход. Я бы не хотел, чтобы люди верили той стороне, потому что угрожать им для меня нет смысла. Если я говорю «Следующий ход за мной», то я всегда имею в виду ходы юридического характера.