Дауншифтинг по-деревенски

Как дачники спасают вымирающие деревни

Москва и вправду резиновая. Процесс урбанизации еще не закончен: в поисках лучшей жизни люди из сельской местности перемещаются в города. Но параллельно происходит и обратный миграционный процесс. Столичные жители восстанавливают численность населения деревень, переезжая летом на дачи.

Западные страны прошли этап активной урбанизации к середине ХХ века. Сегодня в Европе прирост городского населения приближается к нулю. Во многих странах идет активная субурбанизация (переезд горожан в пригороды) и дезурбанизация — отток в сельскую местность. А в России до сих пор процесс активной урбанизации продолжается. Начался он в сталинскую эпоху, и к 90-м годам наша страна уже подошла к стадии поляризационного разворота, когда миграционный прирост крупных городов стал замедляться. Но начался кризис.

«С началом 90-х годов в Москве и других крупных городах стало трудно жить из-за инфляции и безработицы», — рассказывает ведущий научный сотрудник Института географии РАН Татьяна Нефедова о результатах проекта Российского научного фонда о пространственной мобильности российского населения. И люди в такой ситуации потянулись к полунатуральному хозяйству, «на огороды», добавила она.

После распада Советского Союза процесс урбанизации вернулся в прежнее русло. Небольшой отток обратно в деревню наблюдался в кризис 2008 года, но в целом активно приезжать в города продолжают и по сей день.

И дело не только в условиях жизни: урбанизация — это естественный процесс развития страны, который невозможно проскочить. А в России он усиливается сильной экономической и социальной поляризацией, при которой жители деревень стремятся в центры.

Мигранты из столицы

Несмотря на то что за последний год городская недвижимость подешевела почти на треть, приезжим она все еще недоступна, особенно в Москве. Зато удешевление арендного жилья несколько облегчило жизнь отходников из малых городов и сельской местности.

Отходники — это люди, которые зарабатывают не в том месте, в котором живут, и часто далеко от него.

В отличие от них маятниковые мигранты — это те, кто живет недалеко от города и возвращается вечером домой. Среди отходников преобладают мужчины среднего возраста. Их, как правило, держат семья, привычка, хозяйство, а работы на месте нет. «Молодежь просто переезжает на ПМЖ», — рассказывает Татьяна Нефедова.

Сегодня, по оценкам экспертов, в России около 5–6 млн отходников, то есть примерно на уровне дореволюционной России. Часто отходничество — это ступенька на пути к переезду в крупный город на постоянное место жительства. Маятниковые мигранты стараются переехать в Москву, и на их место приходят те, кто живут дальше. Так один тип миграции замещается на другой. Отходники постепенно повышают свой уровень доходов, находят арендную квартиру и в конце концов переезжают в мегаполис, оставляя дом в деревне в качестве дачи. Для кого-то отходничество оборачивается трагедией: меняется образ жизни, они заводят новые семьи и оставляют деревенское хозяйство.

Если трудовая миграция становится ступенькой для переезда на ПМЖ в город, то дачи — этапом к переселению людей в сельскую местность. «Дезурбанизация происходит параллельно с урбанизацией, хотя превалирует второй процесс», — признает Татьяна Нефедова.

Мегаполисы покидают не только из-за экологического стресса, но и из-за дороговизны и безработицы, связанной с новым кризисом.

Пригороды и более дальние поселки уже активно собирают на ПМЖ новых дауншифтеров, фрилансеров,

семьи с детьми, экологических активистов, пенсионеров и не только.

«Первый признак поляризационного разворота в ходе урбанизации — это появление людей, которые хотят жить за пределами города круглый год», — говорит Татьяна Нефедова. Пока эта тенденция развивается отдельными очагами. Например, в Заокском районе Тульской области доля незарегистрированных горожан, которые проживают более года и имеют временную регистрацию, уже достигает четверти населения. Но это район уникальный — он находится на живописном берегу Оки с множеством благоустроенных коттеджных поселков. В других районах доля горожан, готовых зимовать в деревне, не превышает 1–3%.

Но пока массовым этот тренд вряд ли можно назвать. Фрилансерам нужен хороший интернет, детям — хорошие детские сады, работникам — офис и так далее. Инфраструктура пригородов и сельской местности не всегда отвечает требованиям людей, привыкших к комфорту и разнообразию выбора города. Поэтому в большинстве россияне живут на два дома, покупая плюс к городской квартире загородную дачу, куда переселяются в летний сезон и наведываются в выходные и праздники. «В условиях России люди не могут совместить достоинства городской и сельской жизни в одном жилье», — поясняет Нефедова.

Не остаемся зимовать

Дачи есть и в Великобритании, и во Франции, и в других европейских странах, но такой массовости, как в России, нет нигде. Здесь на одну квартиру в городе-миллионнике приходится примерно 40 кв. м дачной площади. С учетом деревенских домов, купленных горожанами, доля дачников достигает почти половины городского населения страны. В Москве более 3 млн человек имеют дачное жилье, из них 500 тыс. могут жить в этих домах круглый год (численность населения Москвы, по данным «Росстата», на 1 января 2016 года составляет 12 млн человек).

Но даже те, у кого дом достаточно утеплен для комфортной зимовки, не торопятся туда переезжать. Во многом по экономическим причинам: жить зимой в доме оказывается дороже, чем переезжать в городскую квартиру. Так что зимовать в сельской местности или пригородах готовы либо богатые люди, либо те, кто сдает московскую квартиру и обеспечивает себя за счет ренты. И это отличается от, например, США, где в загородных домах живет в основном средний класс.

Другая причина — плотная занятость в столицах. Долго жить в деревне могут позволить себе лишь люди свободных творческих профессий или фрилансеры. Но и им нужна инфраструктура, интернет, что есть далеко не в каждом сельском поселении. Есть горожане, желающие сбежать от городской суеты, но их сдерживает отсутствие рабочих мест в сельской местности.

Жизнь на земле редко окупается, а урожай дачников — скорее хобби, а не средство выживания.

По крайней мере в Нечерноземье. На юге, наоборот, многие живут сельским хозяйством. «Там могут держать трех коров: одну для пропитания, доходы от продажи молока второй и третьей помогают оплатить строительство или ремонт дома и плату за образование детей», — рассказывает Нефедова.

Большая проблема — это содержание инфраструктуры в пригородах и сельской местности. Отходники и маятниковые мигранты платят налоги в столицу, а вывоз мусора, строительство дорог и т.п. регион обеспечивает за счет своего бюджета. И дачники на своих садовых участках, как правило, не регистрируются. Поэтому пока городские и региональные власти делят бюджеты, живописные леса и озера заполняются мусором от отдыхающих на природе горожан, которые за его уборку не платят.

Эволюция «хомо дачникус»

Дачная история уходит корнями в Петровскую эпоху, когда дворяне обязаны были жить в столицах и ходить на службу, за которую им и давали участки земли.

При Екатерине II они получили право уезжать в свои имения («Жалованная грамота дворянству») на праздники и в летний сезон.

Сначала так жил только высший класс. Постепенно владельцы имений стали нарезать участки и сдавать их в аренду. И к концу XIX века такой образ жизни дошел до разночинцев.

После революции дачную традицию переняла советская партийная элита. С середины ХХ века появились ведомственные дачи, сохранившиеся до сих пор. Они представляют собой сравнительно большие участки с двухэтажными деревянными домами. В 60-х годах стали особенно популярны крошечные садовые участки, где дачники выращивали картофель, овощи, фрукты. После введения двух выходных дней там разрешили строить небольшие домики.

С 70-х годов люди стали покупать более далекие от города дома в деревнях. В 90-х появились коттеджи, в том числе и на участках садовых товариществ. Сейчас границы между разными типами дач размываются, и в пределах одного поселка можно встретить и коттедж, и деревянный домик с огородом.

Точное число дачников сейчас можно определить только по садовым товариществам — это примерно 15 млн семей. Старые дачи, дома в деревнях, дома в коттеджных поселках никто не считает. По данным риелторов, под Москвой более тысячи коттеджных поселков. Большинство — в стадии строительства.

Из Саратова в глушь

Из-за массовой миграции в города сельское население с начала ХХ века сократилось почти в два раза. Депопуляция, в свою очередь, привела к тому, что, например, в Нечерноземье до 90% населенных пунктов составляют деревни с населением менее 100 человек, из которых большая часть — пенсионеры и нетрудоспособные. Сельскохозяйственные предприятия в таких районах чаще всего в упадке или закрылись, а дороги и прочая инфраструктура — в ужасном состоянии. Это приводит к тому, что

все, кто могут, уезжают из деревни. А на их место приезжают дачники.

Правда, в основном в летний сезон.

В Москве численность населения в будний день зимой и в выходной день летом различается на 5 млн человек из-за мобильности маятниковых трудовых мигрантов, отходников и дачников. Дачные поселки могут располагаться как в границах городов и сел, так и вне их, являясь бесстатусными незарегистрированными поселками, в которых летом может проживать в несколько раз больше населения, чем в деревнях. Например, множество садовых товариществ под названием «Дунай» недалеко от Петербурга насчитывает 50 тыс. садовых участков.

Сезонно дачники восстанавливают численность населения поселков. Дачные поселения в Нечерноземье в среднем крупнее, чем сельские. Например, в Тверской области в сельском населенном пункте живут в среднем 36 человек, а в садоводческих товариществах и коттеджных поселках — около 100 человек, в Костромской области — соответственно 58 и 83 человека. Даже без учета горожан, купивших дома в деревнях, население только садовых товариществ и коттеджных поселков может увеличить летнее население в сельской местности Тверской области на 44%, в Костромской области — на 18%.

В наиболее живописных сельских районах, потерявших за последние 100 лет до 70–90% жителей, горожане способны летом восстановить число живущих там людей до уровня ХХ века.

Например, в Осташковском районе (озеро Селигер) местное население сократилось по сравнению с концом XIX века более чем в пять раз. А горожане летом могут увеличить число жителей в семь раз.

В дальние места горожане приезжают ради красивой природы, отдохнуть от цивилизации. В Костромской области в некоторых поселениях на берегах рек каждый третий дом принадлежит москвичам и оживает летом, в более мелких деревнях — до 90%. А некоторые деревни вообще могли бы исчезнуть, если бы не дачники. Например, поселок Бажино в Угорском районе уже на 100% состоит из горожан.

Но горожане стараются избегать заброшенных деревень, поскольку дома там начинают разорять. «Если в такой удаленной деревне живет хотя бы несколько местных жителей, грабить не будут — все всех знают, нет посторонних», — рассказала Татьяна Нефедова.

Местные сельские жители, кстати, к горожанам в целом относятся приветливо (61%). Это показали социологические опросы, проведенные Татьяной Нефедовой в Костромской области в 2008–2010 годах.

Никто из опрошенных деревенских жителей не проявил открытой агрессии к дачникам, двое были недовольны конкуренцией в сборе лесных ягод и грибов.

Горожане поддерживают и улучшают дома, сохраняя деревни, иначе бы их просто разорили — так считает треть опрошенного населения. Важно и то, что горожане хотя бы раз в год косят траву вокруг дома, которая, вырастая в человеческий рост и высыхая, становится очень пожароопасной. Каждый четвертый ценит общение с приезжими: «Приятные люди, стало веселее».

Лишь 3% респондентов отметили их как работодателей и покупателей местной продукции. Отдельные местные жители подрабатывают у горожан при ремонте домов. Однако при высокой безработице желающих работать руками оказывается немного. Именно горожане способствуют тому, что последние работящие мужики еще живут в деревне, а не становятся новыми отходниками.

Поделиться:
Новости и материалы
Bloomberg: Маск предложил возобновить сделку по покупке Twitter
Информацию об избиении учителем пятиклассника в Тюменской области проверит прокуратура
Суд отклонил иск актрисы Захаровой к Ленкому об авторских правах
Минобороны Армении: Азербайджан при посредничестве США вернул 17 пленных армян
Экс-игрок «Спартака» Мостовой заявил о падении уровня российского футбола
Дальнобойщик зарезал коллегу из-за громкой музыки в машине
Глава Нацбанка Украины Шевченко объявил о своей отставке
Мужчина бросил петарду в банкомат в московском метро
В Германии призвали скорее отремонтировать газопроводы «Северного потока»
Китайский автопроизводитель BYD фиксирует рекорд продаж седьмой месяц подряд
Россиянка спаслась от насильника, сделав ему комплимент
Ростуризм готовит отсрочки для некоторых сотрудников сферы туризма
В Рязани во время драки водитель придавил оппонента автомобилем
Боец ММА Александр Емельяненко выразил готовность бесплатно поехать в Донбасс
Бородина возмутилась словам Пугачевой о хейтерах
Шарий опроверг свой переезд из Испании
Комментатор Губерниев о Трусовой: пусть побольше переходит, и мы будем про нее говорить
Мошенник украл у 84-летней пенсионерки из Петербурга 250 тыс. рублей и два полотенца
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть