Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Каменщика отправили в пансионат

Каменщик будет отбывать срок домашнего ареста в загородном доме

Владимир Ващенко 19.02.2016, 21:39
__is_photorep_included8083847: 1

СК неожиданно попросил отправить задержанного ранее владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика под домашний арест, а не в СИЗО. После долгих препирательств различных сторон дела о теракте в Домодедово суд согласился с просьбой следователя. Бизнесмен будет ждать окончания уголовного дела в отношении его в своем загородном доме в поселке Одинцово, который юридически значится пансионатом.

Басманный суд Москвы в пятницу поместил под домашний арест фактического владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика. В самом начале судебного заседания судья Елена Ленская удивила многих представителей прессы и адвокатов потерпевших по делу. Она заявила, что следователь отказался от ранее озвученной просьбы о помещении предпринимателя в СИЗО. Вместо этого представитель СК России попросил отправить Каменщика под домашний арест.

«Следствие установило, что обвиняемый обладает загранпаспортом, может свободно пересекать границу, а значит, может скрыться от органов следствия и суда, оказать воздействие на свидетелей и иных фигурантов дела и иным образом воспрепятствовать производству по делу. Вместе с тем следствие считает, что обстоятельства позволяют назначить Каменщику домашний арест вместо реального», — скороговоркой протараторил сотрудник Следственного комитета обоснование своей просьбы. Поместить под домашний арест бизнесмена попросили до 18 апреля нынешнего года.

Впрочем, даже внезапно ставшая более мягкой позиция СК категорически не понравилась прокурору, который и вовсе потребовал освободить Каменщика прямо в зале суда, а также прекратить уголовное преследование в отношении других фигурантов дела: экс-главы российского представительства компании «Эрпорт Менеджмент Компани Лимитед» Светланы Тришиной, бывшего управляющего директора ЗАО «Домодедово Эрпорт Авиэйшен Секьюрити» Андрея Данилова и бывшего директора аэропортового комплекса Вячеслава Некрасова.

«Напомню, что Тришиной, Некрасову и Данилову назначен арест вопреки позиции прокурора. Сейчас же

следователь, похоже, и вовсе не удосужился выяснить, кого же он и за что задерживает.

Обвиняемый работает консультантом российского представительства Airport Management Company Limited. А в документах, представленных в суд, указано, что он владелец. Далее он указан как бенефициар, но бенефициар, как правило, не имеет никакого отношения к непосредственному менеджменту компании», — сказал представитель надзорного ведомства, подчеркнув, что считает сам факт предъявления обвинения Каменщику незаконным. Сам бизнесмен был спокоен и немногословен.

Представитель потерпевшей Елены Криволуцкой по теракту в Домодедово (в результате теракта она стала инвалидом) адвокат Игорь Трунов резко раскритиковал и позицию СК России, и мнение прокурора.

«Представитель надзорного ведомства, видимо, вообще не на тот процесс пришел.

Дело Некрасова и других упомянутых им людей не имеет никакого отношения к вопросу о мере пресечения Каменщику. Сейчас не решается вопрос о виновности обвиняемого, не надо играть на публику. Что касается того, о чем просит следователь, то это предел либерализма и «равенства» всех перед законом, когда к одним подход мягче, к другим — жестче. Видимо, СК имеет основания для внезапного смягчения своей позиции», — заявил адвокат.

Его поддержала другой представитель потерпевших — Людмила Айвар. «Не вижу ни одной причины для замены содержания в СИЗО домашним арестом. Видимо, тот факт, что у обвиняемого четверо детей, стал определяющим — ему надо оставаться дома, чтобы их воспитывать», — сказала она.

Адвокат Каменщика Евгения Ионова выступила категорически против домашнего ареста предпринимателю, подчеркнув, что для этого отсутствуют процессуальные основания. «Закон разрешает это сделать, только если есть данные, позволяющие полагать, что обвиняемый может скрыться от следствия, может угрожать свидетелям или воспрепятствовать следствию. Но все факты говорят об обратном», — сказала она.

Защитник подчеркнула, что владелец аэропорта уже 15 лет проживает в арендуемом им доме в поселке Одинцово городского округа Домодедово и не менял места работы с 1997 года.

«На все допросы он являлся по первому требованию, не препятствовал следователям проводить у него обыски, которых было четыре.

18 февраля его вызвали к следователю в качестве свидетеля, там предъявили обвинение и задержали, что было сделано с нарушением закона», — сказала Ионова.

По словам другого защитника Каменщика, Михаила Колпакова, следователь не доказал причинно-следственную связь между терактом и тем, что владелец Домодедово разработал новую систему безопасности в авиационном комплексе. «Ему и другим обвиняемым инкриминируют разработку и утверждение внутреннего документа под названием «Система досмотра на входе». Но это не входит в вопрос авиабезопасности. Авиабезопасность — это предполетный досмотр. А досмотр на входе, согласно новой системе, разработанной моим подзащитным, должны были осуществлять сотрудники МВД, что логично. Ведь они вооружены и обладают специальными навыками в вопросах, связанных с противодействием терроризму», — сказал Колпаков.

Колпаков добавил, что

за новейшую историю России произошло более 1150 терактов, но никогда ранее к ответственности не привлекали собственников пострадавших объектов.

Защита также попросила отпустить Каменщика под залог в 15 млн руб. Сам предприниматель в ходе короткого выступления поддержал доводы своих адвокатов.

«Да, я конечный бенефициар, как утверждает следствие. Но не той компании, которая оказывала услуги, в том числе и по обеспечению авиабезопасности, и не той компании, которой принадлежала компания, оказывающая эти услуги. Между нами — около десятка операционных систем и структур. Далее, для меня вопрос установления истины по делу является принципиальным, я занимаюсь аэропортом уже более 17 лет», — сказал Каменщик.

Вопрос о залоге привел в ярость сидевшего до этого момента совершенно спокойно следователя, который откровенно скучал, глядя, как препираются между собой иные участники процесса.

«Они уже вообще потеряли совесть. Залог в 15 млн рублей, притом что месячный доход Каменщика составляет 62 млн рублей!

У меня есть соответствующие документы, которые это подтверждают», — сказал он. «Вообще-то не 62 млн, а 10 млн», — поправил следователя один из адвокатов предпринимателя.

Судья Ленская уточнила, где именно Каменщик собирается отбывать срок домашнего ареста. Выяснилось, что он это будет делать не по месту своей регистрации, а в доме напротив, который юридически значится пансионатом, а на самом деле является особняком предпринимателя. Этот факт он сам признал в разговоре с представителем суда. После полуторачасового пребывания в совещательной комнате Ленская вынесла решение. Согласно ему, владельцу аэропорта предстоит провести ближайшие два месяца под домашним арестом.

47-летний Дмитрий Каменщик проживает в Москве с конца 1980-х годов. Он окончил социологический факультет МГУ им. Ломоносова и еще в ходе учебы занялся бизнесом. В 1991 году стал генеральным представителем компании «Ист-Лайн» в Москве, которая осуществляла услуги по авиаперевозке. Вскоре эта структура стала оператором и владельцем (через аффилированную компанию Hacienda Investments) крупнейшего аэропорта России — Домодедово. После теракта правоохранительные органы пытались установить конечных собственников аэропорта. В том же году при подготовке к IPO холдинговая компания опубликовала данные о конечном бенефициаре на сайте Лондонской фондовой биржи, назвав Каменщика единственным владельцем. В сентябре 2013 года на официальном сайте аэропорта Домодедово была опубликована информация, что его конечным собственником является председатель совета директоров Дмитрий Каменщик.

Добавим, что попытки правоохранительных органов привлечь Каменщика к ответственности предпринимались и ранее. Так, в 2000 году расследовалось уголовное дело, возбужденное против авиакомпании «Ист-Лайн». Тогда в Когалыме на борту Ил-76, принадлежащего «Ист-Лайну», был обнаружен лишний груз весом более 10 т, не внесенный в таможенные декларации.