«Случаи могут определять судьбу»

В преддверии открытия в Москве первого армянского храма епископ Езрас Нерсисян ответил на вопросы «Газеты.Ru»

В Москве 17 сентября состоится церемония открытия храмового комплекса Российской епархии Армянской апостольской церкви. На ней будут присутствовать президент Армении Серж Саргсян, патриарх Московский и всея Руси Кирилл и глава Армянской апостольской церкви Гарегин II. В преддверии открытия храма глава епархии Российской Ново-Нахичеванской Армянской апостольской церкви епископ Езрас Нерсисян рассказал «Газете.Ru», почему московским армянам почти 50 лет приходилось молиться в маленькой часовне на Ваганьковском кладбище, и каким будет новый храм.

— Почему только сейчас в Москве появился храм для армян?

— Еще в XVI веке, когда был построен собор Василия Блаженного, Иван Грозный разрешил один из его приделов назвать в честь Григория Просветителя Армении. Так что армянам было где молиться. А в XVIII веке в Москве армяне построили церкви на Пресне и в Армянском переулке. Но в 1930-е годы, когда наступили годы безбожия, эти церкви были уничтожены. В Москве была спасена только часовня при усыпальнице семьи Лазаревых на армянском участке Ваганьковского кладбища. В 1956 году ее вернули общине, с того времени это была единственная церковь для московских армян.

— Прямо на кладбище?

— Да, она была построена как часовня при усыпальнице семьи Лазаревых, основоположников Лазаревского института восточных языков. Благодаря им в Петербурге и Москве были построены армянские храмы. После того как изменились жизнь и государственный строй в стране, для новой России одним из приоритетов стала духовность нации. И граждане, независимо от национальности и вероисповедания, начали чувствовать себя уютно. И, чтобы они ощущали себя как дома, городские власти пошли навстречу просьбе армянской общины и выделили земельный участок в Марьиной роще под строительство армянской церкви.

— Когда это было?

— В конце 1990-х годов. Когда я получил назначение возглавить российскую епархию, меня перевели из Санкт-Петербурга в Москву, и я взялся за осуществление данного проекта.

Мы получили благословение католикоса всех армян, согласовали проект храма с Москомархитектурой, он прошел экспертизу. И в 2006 году началось строительство. Строительство длилось семь лет.

— Вы сами где служили, пока храма не было?

— Я служил в церкви на Ваганьковском кладбище, и до сих пор там проходят службы. Мы благодарим Бога за эту возможность. Но когда мы откроем и освятим храм, у нас уже будут другие возможности, и мы сможем более полно реализовать свою миссию как община. Церковь на Ваганьковском кладбище будет продолжать работать, как и раньше, конечно.

Храмовый комплекс построен на пожертвования верующих, и не только армяне активно принимали участие. Вне зависимости от вероисповедания, от национальной принадлежности люди вносили свою лепту, чтобы мы относились друг к другу с пониманием и не давали никому возможности нас разъединить.

— Кто основные жертвователи?

— Нам помогали Рубен Варданян, Самвел Карапетян из Tashir Group, Сергей Амбарцумян из компании «МонАрх» и многие другие. Они осознают важность духовности, важность того, что нужно отвечать на те соблазны, которые сегодня преподносит мир.

— То есть грехи таким образом замаливают?

— Может быть. Если у них сейчас появилась возможность просить у Бога прощения за то, что когда-либо они позволили, то почему нет? Наш создатель — Господь Бог. И мы должны его благодарить и стараться жить так, как он завещал. Мы все слабые люди, мы хотим своими богоугодными делами удостоиться благодати божьей. Но каждому отмерено и каждому суждено в один день умереть. И тогда никто не поможет — ни должность, ни деньги, ни ум, ни талант, ни связи. Поэтому нужно подаренную Богом жизнь правильно использовать во спасение бессмертной души.

— Сколько денег было потрачено на строительство?

— Окончательную сумму я не могу назвать. Ведь у нас как пожертвования делались: человек отправил нам десять машин бетона, каждая машина может стоить 100 долларов или 500 долларов. А один человек сделал нам паркетный пол. Всю мебель прислали из Еревана. Одна из компаний установила двери храма. Поэтому я не могу оценить точную сумму пожертвований. Или приходили целыми семьями помогать убирать, строить. Причем разные люди разных национальностей и религий.

Единственный факт в том, что мы ни к кому не обращались с просьбой. Мы никого не просили о помощи. Мы только говорили: не грешите безразличностью.

— Сколько всего сейчас армян живет в России, и в частности в Москве?

— По данным официальной переписи, в России живут где-то 1,2 млн армян, в Москве — 130 тыс. Неофициально, как говорят, в России живут более 2 млн армян, из них почти половина в Москве. Нам было очень сложно, когда у нас была только маленькая церковь. Большие праздники отмечать было очень сложно, потому что собиралось много народу, люди стояли даже между могилами. Поэтому мы очень благодарны за выпавшую нам возможность. Мы воспринимаем, что все наши соотечественники являются чадами нашей церкви. При этом двери нашей церкви открыты перед всеми людьми, желающими зайти в храм Божий.

— А вы рассчитываете на сколько прихожан?

— Первое время церковь будет полная. Вместимость храма рассчитана на 1000–1200 человек. В день открытия у нас будет ограниченное количество приглашенных. А вот в первое воскресенье на литургию придут несколько тысяч человек.

Армяне с особой трепетностью относятся к своей церкви, поскольку осознают, что она сыграла главную роль в сохранении национальной идентичности.

Она в себе носила все духовные, культурные ценности, когда мы потеряли государственность. Она взяла на себя эту функцию и спасла свой народ. С первого дня своего существования армянская церковь исповедовала именно эти ценности и не ставила разницу между национальностью и вероисповеданием. Ведь эти ценности — они общечеловеческие. «Возлюби ближнего своего» — это ведь адресовано всем. К этому призывает Господь и наша церковь, это долг каждого верующего человека на этой земле. Не зря великий богослов Серафим Саровский сказал: «Спаси себя, и вокруг тебя спасутся тысячи». Начни с самого себя, и жизнь вокруг станет лучше.

— Как проходит сотрудничество между Армянской апостольской церковью в Москве и РПЦ?

— Наши церкви имеют глубокие корни в своих взаимоотношениях, к тому же это единоверные церкви. Наши церкви активно взаимодействует в разных вопросах, которые являются вызовами XXI века. Главы наших церквей регулярно встречаются. Выпускники армянской духовной академии приезжают в Москву и Санкт-Петербург продолжать свою учебу, защищают диссертации. В освящении нашей церкви в Петербурге принимал участие блаженно памятный патриарх Алексий II. На освящении храма будет патриарх Кирилл. Когда патриарх посетил с первым официальным визитом Армению, был заложен камень в фундамент русской православной церкви в Ереване.

— В последние пару лет, скажем так, к РПЦ очень много претензий у православных. Была ситуация с Павлом Адельгеймом, история с Pussy Riot, из-за которых верующие стали разочаровываться в церкви. Как вы к этому относитесь?

— Если человек верующий, он знает, как он должен себя вести там, где присутствует Дух Божий. Он не может себе позволить что-то, что не соответствует верующему человеку. Если человек неверующий, он не имеет права осквернить, не имеет права игнорировать чувства верующих. Он не имеет морального права перейти эту грань.

Если я с уважением отношусь к твоим убеждениям, хотя и не разделяю их, я не должен неуважительно к тебе относиться. Это главное.

А христианская церковь всегда проповедовала любовь к ближнему своему. При этом Господь простил всех нас. Но одновременно он дал нам пример того, как изгнал из храма торговцев, которые храм превратили из места молитвы в непонятно что. Так что наша задача — охранять и защищать святыню. Так что мы просим, чтобы люди не делали больно никому, но при этом мы с великодушием прощаем, потому что простил всех Христос.

— А как же милосердие?

— Каждый человек наделен разумом и свободой. Если человек совершает грех, то грех рождает страдание. Хотя это не означает, что каждое страдание является результатом греха, поскольку есть и испытания. В Святом Писании написано: на земле нет такого человека, который жил без греха, кроме Спасителя. Страшно, когда человек не осознает свой грех и не кается за содеянное, потому что в таком случае он никогда не исправится. А Господь Бог всегда с нами и никогда не оставляет своих чад, он не хочет, чтобы его грешные чада пострадали. Он, наоборот, дает нам возможность через покаяние исправиться, удостоиться его милости и благодати. Так что наша просьба в этом и заключается — покаяться. Очень страшно, когда человек живет в грехах и не осознает этого.

— Я все-таки с вами не соглашусь. Они же извинились за свой поступок, а церковь не простила?

— Церковь простила. Но есть закон. Ведь сказано: Богу — Богово, кесарю — кесарево. Если ты игнорируешь установленные законы, тебе придется отвечать.

Закон принял соответствующие меры для исправления и во благо им, и ради закона. В Святом Писании сказано: закон для человека, не человек для закона. А церковь их простила.

— РПЦ критикуют за сращивание с официальной властью. В сторону Армянской апостольской церкви тоже раздавалась такая критика. Как вы ее воспринимаете?

— Церковь отделена от государства. Когда они отделились, то определили форму взаимоотношений. Церковь не вмешивается в государственные дела, государство не вмешивается в церковные дела. Но и государство, и церковь служат своему народу. Они оба осознают свою ответственность перед ним.

— Какую сейчас работу вы ведете со своей диаспорой?

— В Москве есть армянские культурные, просветительские, благотворительные общества. Работает Союз армян России, Русско-армянское содружество, культурно-просветительское общество «Арарат». Вокруг церкви объединяются верующие люди. Мы при церкви открыли духовно-просветительский центр, где сегодня получают воспитание и образование около семисот детей. Она работает как воскресная школа. Дети здесь изучают язык, поют, играют в шахматы, рисуют, занимаются спортом. Встречаются с известными деятелями армянской и российской культуры.

— Какова точка зрения Армянской апостольской церкви на турецко-армянские отношения?

— Наша позиция — уважать права людей. Уважать ту свободу, которую дал Бог людям, чтобы жить в мире и согласии со всеми, и в частности со своими соседями. Армения подписала протокол, чтобы без всяких предварительных условий открыть дипломатические отношения и открыть границы. Турция не пошла на это.

— Какие-то проблемы у Армянской апостольской церкви есть?

— Нет. Все проблемы надо воспринимать как неотъемлемую часть земной жизни. Перед нами есть сиюминутные проблемы. Сейчас для нас главное — достойно организовать открытие храма. Или вот, когда началась проблема в Сирии, Армянская церковь собрала 100 тысяч долларов в качестве помощи для тех армян, которые живут в этой стране.

Если человек нуждается, то ты не можешь быть безразличен. Кто тебе скажет, какой ты человек? Люди видят твои деяния и отношение к окружающим. Но на улице очень часто встречаем хамство. Поэтому мы стараемся правильно воспитать детей. Ведь, как говорится, посеешь случай — пожнешь привычки, посеешь привычки — пожнешь характер, посеешь характер — пожнешь судьбу.

Так что случаи могут определить судьбу. Поэтому самое важное — это правильно воспитывать наших детей. Да, сложности бывают, но без них никак жить нельзя.