«Он не должен выйти»

Белгородский стрелок подтвердил вывод суда о его исключительной опасности

Белгородский стрелок Сергей Помазун приговорен к пожизненному заключению. Объявляя это решение, судья Николай Кудинов пояснил, что подсудимый представляет «исключительную опасность для общества». Сам Помазун, выслушав вердикт, полностью подтвердил данную ему судом оценку, выступив с гневной матерной тирадой и пообещав всех убить.

Сергей Помазун, расстрелявший 22 апреля двух продавцов и посетителя белгородского магазина «Охота», а также еще троих прохожих, получил пожизненный срок. Последнее заседание громкого судебного процесса длилось меньше часа. Большую часть приговора судья Николай Кудинов зачитал накануне, оставив на пятницу лишь его резолютивную часть, посвященную мере наказания, которую заслуживает подсудимый.

Оглашение последних страниц вердикта Помазун слушал уже не столь легкомысленно, как накануне. Тогда он на слова судьи почти не обращал внимания, а большей частью улыбался публике, слал воздушные поцелуи журналисткам и с удовольствием позировал фотографам.

Теперь он выглядел хмуро и один раз вдруг взорвался, обматерив одного из снимавших его в упор фотографов.

Когда суд сообщил, что признал Помазуна виновным и приговаривает к пожизненному заключению, многие из присутствовавших в зале вздохнули с облегчением. Накануне родственники жертв осужденного не исключали, что тот может отделаться 25-летним сроком.

— Осужденный Помазун, вам понятен приговор? — спросил судья Кудинов.

— Пожизненное, да? А где я буду отбывать наказание? — это было единственное, что волновало подсудимого.

Отбывать наказание, как пояснил судья, ему подлежит в исправительной колонии особого режима.

Суд также счел справедливым удовлетворить гражданский иск Виктории Малыхиной, вдовы погибшего Игоря Малыхина, оставшейся с двумя малолетними детьми, о компенсации морального вреда. Сумму компенсации, правда, суд снизил с заявленных 50 млн рублей до 3 млн — по 1 млн на каждого члена осиротевшей семьи.

У подсудимого есть 10 дней, чтобы обжаловать вердикт.

После приговора журналисты облепили клетку с Помазуном.

«Попросить прощения у родственников не хотите?» — выкрикнул кто-то из прессы. В ответ на это Помазун злобно заорал: «Чечня б…, война б…, выйду — горло всем поперережу!»

Сторона обвинения своего удовлетворения исходом дела не скрывала. «Государственное обвинение удовлетворено приговором, — заявил прокурор Дмитрий Лазарев. — Окончательный вопрос о необходимости его обжалования будет решен, когда мы получим его копию. Но в целом само наказание и квалификация совпали с той позицией, которую озвучило государственное обвинение».

Прокурор дал понять, что смертная казнь была бы более справедливым наказанием для убийцы. «На мой взгляд, это дело послужит сигналом, звонком для всего общества, что необходимо пересмотреть некоторые вопросы, касающиеся наказания, — сказал Лазарев. —

Возможно, некоторые юристы меня не поддержат, но, на мой взгляд, исходя из таких преступлений, необходимо назначать наказание немного иное, которое сейчас не применяется».

Адвокат Сергея Помазуна Виктор Еремеев, назначенный ему за госсчет, отметил, что ожидал такого приговора, хотя с ним и не согласен. Он полагает, что у Помазуна было психическое расстройство, но доказать это могла бы только повторная экспертиза.

«Я по-прежнему считаю, что психический статус моего подзащитного в данном судебном заседании надлежащим образом установлен не был, — отметил защитник. — По данному делу надо было провести стационарную комиссионную психолого-психиатрическую экспертизу, в ходе которой была бы дана экспертная оценка показаний свидетелей, в том числе родителей Сергея Помазуна.

Возможно, он заранее создал себе алиби психически нездорового человека, знал, что совершит это преступление. Но для проверки этого опять же надо провести стационарную психолого-психиатрическую экспертизу».

Еремеев сказал, что пока не знает, будет ли обжаловать вердикт, но если такое и будет, то только в той части, которая касается признания подсудимого вменяемым. Виктор Еремеев добавил, что понимает горе, которое принес его подзащитный потерпевшим.

Татьяна Иваськова, мать погибшего сотрудника оружейного магазина «Охота» Александра Иваськова, заявила, что довольна приговором, хоть, по ее мнению, Помазун заслуживал высшей меры — смертной казни.

«Это человек, который недостоин жить на земле, быть среди людей, — говорит Иваськова. — Так убить наших детей, зверски убить, готовиться, каждую минуту рассчитать. Понимаете, это страшно.

Его нельзя выпускать, даже через 25, 40 или 50 лет. Он не должен выйти».

Ранее в последнем слове Помазун попросил позволить ему отбывать наказание в «Черном дельфине» — исправительной колонии особого режима в Оренбургской области. Но куда именно его отправят, решит служба исполнения наказаний. В России колоний особого режима всего пять, и оказаться Помазун может в любой из них.