Экс-следователь села с улыбкой

Бывшие сотрудники МВД Максим Каганский и Нелли Дмитриева приговорены к реальным срокам

Так называемый решальщик МВД Максим Каганский и бывший следователь столичной полиции Нелли Дмитриева приговорены к 5,5 и 3,5 года заключения соответственно за покушение на мошенничество. Дмитриева взята под стражу в зале суда. Одновременно в зале суда вышли на свободу водители и охранник Каганского: суд решил, что их соучастие в преступлении не доказано.

Хорошевский суд Москвы признал виновными в покушении на мошенничество экс-следователя ГСУ ГУ МВД по Москве Нелли Дмитриеву и бывшего сотрудника МВД Максима Каганского. Оглашение приговора было назначено на 14.00. К этому времени суд тщательно подготовился. В холле, который вел к залу заседания, был сделан ремонт (во время процесса там меняли потолок), из зала вынесли все растения и лавочки, чтобы пресса и все желающие послушать приговор смогли поместиться (приговор слушается стоя). Впрочем, не все родственники, впечатленные количеством присутствующих журналистов, решились остаться внутри зала. Так, супруга Каганского Анастасия предпочла дожидаться приговора в холле.

Подсудимых (Каганского и его водителей и охранника Романа Емельянова, Дмитрия Чуприна и Владимира Кириллова), которые все время следствия находились под стражей, доставили в зал в сопровождении конвоира с собакой. Поскольку приговор положено слушать в наручниках, конвой их снимать не стал, но решил перестегнуть: скрепил руки спереди, а не сзади. Самой последней в сопровождении адвокатов в зал вошла Дмитриева, находившаяся под подпиской о невыезде. Экс-следователь надела красивую кофточку и вела себя спокойно.

В прениях прокурор потребовал приговорить ее к пяти годам заключения, поэтому, как рассказал позже адвокат Владимир Жеребенков, она заранее приготовила себе сумку с вещами и принесла ее в суд.

В 14.00 под гул собравшихся в зал вошла судья Виктория Котенева и начала читать приговор. Поначалу на ее появление никто не обращал внимания, но когда судью наконец заметили, голоса стихли.

Через несколько минут стало понятно, что приговор обвинительный и касается только Каганского и Дмитриевой.

По данным следствия, осенью 2009 года «решальщик МВД» Каганский узнал от своего знакомого Андрея Козбанова, тоже бывшего оперативника, о расследовании уголовного дела в отношении владельцев ООО «Медкор-2000» Алексея Царькова и Бориса Юдина по факту уклонения от уплаты налогов. Козбанов их познакомил, после чего обвиняемый предложил предпринимателям за $800 тысяч прекратить уголовное дело. В декабре они якобы передали ему эти деньги. Коммерсанты считали, что часть этой суммы пойдет и на погашение их налоговой задолженности, однако этого не произошло.

А в 2011 году предпринимателей обвинили в контрабанде, их дело оказалось в ведении майора юстиции, следователя ГСУ ГУ МВД по Москве Нелли Дмитриевой (статья 188 УК была декриминализирована указом президента Дмитрия Медведева в декабре 2011 года), которая ранее упоминалась в так называемом списке Магнитского. Тогда же Каганский и Дмитриева якобы «вступили в преступный сговор» и «разработали план с завуалированными действиями». Царьков тогда уже фигурировал в деле, Юдину же только грозило уголовное преследование. По версии следствия, через Козбанова Каганский потребовал от Юдина $3 млн. За эти деньги предлагалось прекратить уголовное преследование предпринимателей. В действительности, считают следователи, Дмитриева не собиралась прекращать уголовное дело, так как знала, что, несмотря на декриминализацию, они могут быть привлечены по другим составам преступления. Во время визита Юдина к ней она якобы дала ему понять, что согласна на условия имеющейся договоренности.

Передача денег состоялась 23 сентября 2011 года под оперативным наблюдением. В тот день водители и охранник Каганского поехали от ресторана «Азербайджан» на встречу с Козбановым, который передал им €50 тысяч, $1 тысячу и муляж на $999 тысяч. На обратном пути к ресторану их пытались остановить сотрудники полиции, но они ушли от преследования. Их задержали позже уже возле «Азербайджана». Выйдя в этот момент из ресторана, Каганский увидел оперативников в масках и поспешил скрыться. Бывшего сотрудника МВД задержали только спустя несколько месяцев в Новосибирской области.

Судья отметила, что Козбанов «не был осведомлен о преступных намерениях Каганского».

Каганский свою вину не признал. Уголовное дело он считает провокацией со стороны Козбанова, с которым у него были деловые отношения. По его словам, когда он попал за решетку, его бывший приятель взял под свой контроль их совместный бизнес.

Судья учла ряд смягчающих обстоятельств подсудимых: наличие несовершеннолетних детей, состояние здоровья, а также «явку с повинной» Каганского.

Как отметила судья, после задержания и Каганский, и Дмитриева дали признательные показания, но позже отказались от них. Эти показания Котенева посчитала достоверными и потому засчитала Каганскому явку с повинной. К концу речи судьи один полицейский и один судебный пристав встали поближе к Дмитриевой.

После двухчасового чтения судья приговорила Каганского к 5,5 года колонии общего режима и штрафу в 400 тысяч рублей. Частично был удовлетворен иск потерпевших к Каганскому, которые требовали вернуть им $800 тысяч (23 млн рублей), заплаченных в 2009 году. Подсудимый должен будет выплатить 11,5 млн рублей Царькову. Другой потерпевший Юдин сможет потребовать свою часть через гражданский суд.

Дмитриевой же было назначено 3,5 года лишения свободы и 200 тысяч рублей штрафа. Судья также лишила ее права впредь занимать государственные должности и постановила арестовать в зале суда.

После этого полицейский защелкнул на ее запястьях наручники. Закончив читать обвинительный приговор, Котенева приступила к оправдательному. Он был гораздо короче и занял всего около десяти минут.

Водители и охранник Емельянов, Чуприн и Кириллов были отпущены из-под стражи в зале суда.

Дело в отношении них было прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления. По мнению суда, доказательства, собранные следствием, не подтверждают обвинение в том, что они были соучастниками. Котенева отметила, что прокурор Алексей Смирнов в ходе прений отказался от обвинения в отношении них. Как отметил адвокат Жеребенков, теперь они имеют полное право требовать компенсацию за уголовное преследование. По его словам, за два года без двух месяцев, проведенных в СИЗО, они смогут получить не больше 500 тысяч рублей.

Емельянов, Чуприн и Кириллов по очереди выходили из зала заседания и бросались обнимать и целовать своих родственников. Анастасия Каганская тихо вытирала слезы из-под темных очков. Спустя некоторое время из зала вывели ее мужа и Дмитриеву. Последняя держала в руках приготовленный заранее пакет с вещами и широко улыбалась, проходя сквозь ряд журналистов.

По словам Жеребенкова, учитывая, что Каганский уже провел в СИЗО полтора года, а Дмитриева ранее полгода, примерно через год они могут выйти на свободу по УДО.

Официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин в свою очередь заявил, что Каганский подозревается и в других преступлениях. «В настоящее время в отдельное производство выделены материалы по факту обнаружения при обыске в доме Каганского коллекции оружия, в которой имелись экспонаты, имеющие историческую ценность. Также выделены материалы и по факту неуплаты налогов ЗАО «Вектор», генеральным директором которого являлся Каганский», — сказал он. Маркин напомнил, что при задержании Каганского у него нашли фальшивый, но официальный заграничный паспорт. «Следствию предстоит установить должностных лиц, причастных к выдаче этого официального документа», — отметил он. При этом Маркин по-прежнему называет оправданных водителей и охранника «соучастниками» преступления.

Адвокат Жеребенков заявил, что считает обвинение в отношении Дмитриевой и Каганского «политически ангажированным». По его словам, новое руководство Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД не устраивало старое руководство ГСУ ГУ МВД по Москве, и потому «оперативниками была осуществлена провокация». Как ранее заявляла Дмитриева, после ее задержания от нее требовали дать показания против ее начальника — бывшего главы ГСУ ГУ МВД Ивана Глухова. На фоне скандала Глухов свою должность все-таки потерял, но в материалах дела значится, что на самом деле он не был осведомлен о преступных планах своей подчиненной. В суде в качестве свидетеля он так и не появился.