«Миграционная политика в провале»

Создание депортационных центров для мигрантов осложняется отсутствием нормативов, описывающих условия их содержания



В России до сих пор не существует документа, который бы регулировал, в каких условиях должны...

В России до сих пор не существует документа, который бы регулировал, в каких условиях должны содержаться граждане, выдворяемые за пределы страны или подлежащие депортации

Михаил Метцель/ИТАР-ТАСС
Создание центров временного содержания мигрантов, о котором заявила ФМС, может осложниться тем, что до сих пор не разработаны нормативы, описывающие условия содержания мигрантов, ждущих депортации. Правозащитники считают, что временный лагерь для мигрантов, организованный в Москве из-за отсутствия мест в центре содержания иностранных граждан, не имеет никаких правовых оснований.

В России до сих пор не существует документа, который бы регулировал, в каких условиях должны содержаться граждане, выдворяемые за пределы страны или подлежащие депортации. Хотя в апреле 2013 года в президентский Совет по правам человека пришел ответ из Управления президента РФ по внутренней политике, в котором сообщалось, что ФМС разработала и в ближайшее время внесет в правительство проект постановления «Об утверждении типовых условий и порядка содержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих депортации или административному выдворению за пределы территории РФ, в специальных учреждениях, а также порядка осуществления координации деятельности специальных учреждений». Об этом «Газете.Ru» сообщил член Общественного совета при ГУ МВД по Москве Александр Куликовский. Однако до сих пор этот проект не представлен на общественное обсуждение и отсутствует в плане обсуждения законопроектов в сфере миграции на второе полугодие 2013 года.

С 1 января 2014 года в ведение ФМС перейдут спецучреждения для содержания выдворяемых и депортируемых иностранных граждан на территории России. В настоящее время к передаче готов 21 субъект РФ, до конца года планируется открыть центры еще в 22 субъектах. После чего подобные структуры должны появиться во всех регионах России.

«Сегодня в центрах содержания иностранных граждан, которые есть в Москве, нелегальные мигранты проживают по году и более, поскольку срок выдворения с территории страны установлен в два года. После чего их отпускают из центра прямо в город», — рассказывает правозащитник.

При этом депортируемые иностранные граждане, не совершившие социально-опасных правонарушений и не приговоренные судом к административному аресту, содержатся в таких же условиях, которые установлены для социально-опасных правонарушителей, правда находящихся в спецприемниках. «На сегодняшний день осуществляется ремонт в центре содержания иностранных граждан в Москве. Там сохраняется камерная система, которая существовала прежде. То, что ФМС не предоставляет проект постановления на общественную экспертизу, приведет к тому, что к январю 2014 года мы снова получим тюрьмы для мигрантов, в которых, по сути, они содержатся сегодня, а не похожие на общежития центры со свободным перемещением выдворяемых и совместным проживанием семей», — добавляет Куликовский.

В среду правозащитники также обсудили условия, на которых существует лагерь нелегальных мигрантов в районе Гольяново. «Нет никаких правовых оснований для создания этого лагеря. Руководство лагеря говорит, что он находится в ведении МЧС, хотя туда направляются лица, которые подвергнуты административному выдворению по решению суда», — рассказал член президентского Совета по правам человека Евгений Бобров. Хотя условия содержания в лагере все равно лучше, чем в отделениях внутренних дел, добавляет он.

«Проблема миграционной политики решается неправильными средствами. В нелегальной миграции есть лица, заинтересованные в ней как в бизнесе. Содержащиеся в лагере к этим людям имеют мало отношения», — говорит правозащитник.

Бобров сообщил, что члены президентского Совета по правам человека написали письма в Генпрокуратуру, Следственный комитет, ФМС, профильные министерства с требованием прекратить деятельность фирм, занимающихся продажей поддельных регистраций и документов на предоставление работы.

«Все органы власти после этого направили обращения в нижестоящие органы, которые в возбуждении уголовных дел отказали либо вообще не рассмотрели обращения. Если правоохранительные органы не могут заниматься борьбой с поддельными документами или организацией нелегальной миграции, то необходимо принимать какие-то меры», — считает Бобров.

Глава комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина говорит, что лагерь оказался местом содержания под стражей, которое не имеет никакого правового статуса. «Лагерь по меньшей мере должен быть открыт. Такие лагеря разбиваются в случае техногенной катастрофы. Лагерь не имеют права закрывать от журналистов. У многих содержащихся в лагере мигрантов нет документов, потому что они остались там, где содержались, и не успели их забрать», — говорит Ганнушкина.

По всем мигрантам выдавалось одинаковое судебное решение. «Один из наших подопечных Мухаммад Юсуф получил решение суда, по которому он оказался «выявлен» 31 июля по адресу 2-й Иртышский проезд, дом 8, то есть по адресу самого лагеря. По всей видимости, его документы копировались с документов вьетнамцев, которые действительно были обнаружены по этому адресу на территории складов, где занимались пошивочными работами», — рассказывает Ганнушкина.

По ее словам, их подопечный просто ничего не успел сказать судье. Как рассказывал Мухаммад Юсуф «Газете.Ru», процедура выписки решения по нему в суде заняла меньше минуты.

Ганнушкина рассказывает, что во вторник от их организации в лагерь поехала адвокат Ирина Бирюкова, однако ее сначала туда не пускали. Ее встретил Юрий Блинов, замначальника 4-го отделения охраны общественного порядка из ГУВД Москвы. Адвокат сказала, что хочет встретиться с подзащитным. «В итоге она разговаривала со своими подзащитными через ограждение, а документы полицейские ей предложили положить на мусорный бачок», — говорит Ганнушкина.

В позиции Организации договора о коллективной безопасности ООН по поводу высылки сирийцев, поддержанной российским МИДом и ФМС, говорится, что высылать граждан Сирии на родину нельзя из-за военных действий. Один из сирийцев, содержащихся в лагере, рассказал правозащитникам, что у него есть годовая виза, он в России провел семь месяцев. Он свои документы показывал судье, но судья его приговорила к штрафу за нелегальное пребывание и выдворению. «Он сообщил судье, что у него русская жена, которую нельзя вести в Дамаск, потому что по ней видно, что она не мусульманка. «Ваша жена — это ваша проблема», — сказала судья», — рассказывает Ганнушкина.

«Лагерь представляет один большой хаос. Там нет человека, который отвечает за хозяйственную часть», — говорит Александр Куликовский. Он составил список из 20 пунктов, касающихся условий содержания мигрантов, которые необходимо решить.

Среди них — наличие горячей воды в душе, наличие зубных щеток, пасты, мыла, стирального порошка и других средств гигиены, электричества, необходимого для подзарядки телефонов, круглосуточный доступ для консульских сотрудников и другие.

По словам Светланы Ганнушкиной, концепция миграционной политики в России существует, но нормально не функционирует. «Путин ее утвердил, но тут же появились законопроекты, которые противоречат этой концепции. Общественность может возмущаться, но без вмешательства властей самостоятельно решить проблему миграции она не сможет», — говорит правозащитница.

С ней согласен Куликовский. «Миграционная политика России находится в провале. Выход только один — учитывая, что граница для граждан СНГ открыта, необходимо принимать решение, будет она открыта дальше или нет. Если будет дальше открыта, то нужно наши усилия направить на то, чтобы легализовать граждан, направляющихся в Россию работать. Мы же вместо того, чтобы отобрать необходимые нам кадры, устроили систему поборов. Сейчас необходимо сделать так, чтобы эти люди проживали на законных основаниях, платя налоги. Сейчас же усиливаются репрессивные механизмы. Выдворять начали всех, кто попадается под руку», — говорит он.

Еще одна проблема, которую необходимо решить, по словам Куликовского, это заработная плата сотрудников ФМС. «Средняя заработная плата у работников ФМС по Москве 13 тысяч рублей.

Пока зарплата остается в 2–3 раза меньше, чем у сотрудников полиции, говорить о том, что сотрудники ФМС будут справляться со своими обязанностями, не приходится», — считает Куликовский.

По его мнению, депортации нужно подвергать тех, кто совершил социально-опасные правонарушения, а остальных следует легализовать. По оценке главы ГУ МВД по Москве Анатолия Якунина, количество преступлений, совершенных иностранными гражданами в Москве, не превышает 25%. «Не надо мифологизировать эту сферу. Что должно делать государство — оно должно знать, кто приезжает, иметь пальцы человека в базе данных и знать, где этот человек находится», — говорит Куликовский.

По его словам, сегодня через центр временного содержания иностранных граждан за месяц проходят 500 мигрантов. «В Москве нелегальных мигрантов живет, по разным оценкам, до 1,3 млн человек. Это сизифов труд — выдворять всех, пока границы открыты», — считает правозащитник.

«Однако если мы закроем границы со странами СНГ, то в отношении нашей страны будут приняты такие же меры, но не только со стороны СНГ: Европа также оставит существующий визовый режим», — считает Бобров.