Собственность равна перед мошенничеством

Поправок в УК, ужесточающих наказание за хищения госсредств, в ближайшее время ожидать не стоит



Скандалы с разворовыванием средств, выделенных на крупнейшие государственные стройки, сподвигли...

Скандалы с разворовыванием средств, выделенных на крупнейшие государственные стройки, сподвигли депутатов задуматься об ужесточении УК

Артур Лебедев/ИТАР-ТАСС
Депутаты Госдумы и профессиональные юристы раскритиковали инициативу введения новой статьи в Уголовный кодекс, предусматривающей более жесткие санкции за мошенничество с государственной собственностью. Поддержку законопроекта выразили лишь представители силовых структур. Поэтому разделения собственности на государственную и частную в уголовном праве в ближайшее время ожидать не стоит.

В среду в Госдуме на «круглом столе» законодатели, силовики, адвокаты и профессиональные юристы обсудили инициативу депутата Госдумы единоросса Ильи Костунова по ужесточению наказания за хищения средств из государственной казны. Поводом для обсуждения стала либерализация Уголовного кодекса в ноябре 2012 года, когда в дополнение к основной статье «Мошенничество» (ст. 159 УК) появилось еще шесть специализированных — 159.1, 159.2 и т. д., которые разграничили преступления по сферам деятельности. Одновременно было смягчено наказание при совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности.

«К сожалению, без прямого умысла законодателя под смягчение попали хищения бюджетных средств», — отметил Костунов.

Депутат считает правильной цель снизить давление силовиков на бизнес, но, по его мнению, введенные поправки неблагоприятно влияют на борьбу с коррупцией. В данное время за общеуголовное мошенничество в особо крупном размере предусмотрено лишение свободы до 10 лет, а в сфере предпринимательской деятельности — до пяти лет. При этом особо крупным размером считается сумма от 6 млн рублей (ранее один миллион). Менее крупный размер приходится квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 159.4 УК, срок давности по которым истекает через два года. «То есть за преступления, совершенные в феврале 2011 года, уже невозможно привлечь к ответственности», — отметил Костунов.

По данным депутата, действиями мошенников в 2012 году государству был причинен ущерб в 4 млрд рублей. Кроме того, предпринимателя, совершившего хищение из казны, по закону невозможно поместить под стражу. По мнению Костунова, ужесточение необходимо, поскольку в скором времени в стране пройдут Универсиада, Олимпиада и чемпионат мира по футболу, подготовка к которым ведется в первую очередь за счет бюджетных средств.

Депутат предлагает дополнить статью 159 УК седьмой, специализированной разновидностью, которая бы ввела жесткие санкции за расхищение казны, увеличить сроки давности и расследования.

Похожая система действовала в советское время, согласно которой похищенные средства разделялись на «социалистическую собственность» и всю прочую. За посягательство на «социалистическую собственность», под которой подразумевались государственные средства и имущество, была установлена повышенная ответственность. Так, УК РСФСР в 1962 году был дополнен печально известной статьей 93 прим (хищение социалистической собственности в особо крупном размере), которая предусматривала для виновных и смертную казнь.

В новой норме депутат Костунов предлагает прописать пять частей: три будут относиться непосредственно к предпринимателям, а четвертый и пятый — к чиновникам. Костунов напомнил, что уже выступал с такой инициативой в конце 2012 года, но «по политическим мотивам» вопрос решили отложить, «чтобы посмотреть какую-то практику». Но именно такой вариант предложили его коллеги-единороссы Рафаэль Марданшин и Виктор Зубарев.

Марданшин согласился с Костуновым, что при обсуждении в 2012 году поправок «на это не обратили внимания». Но, по его словам, из регионов поступают жалобы, что судьи зачастую не применяют новые нормы. На это Верховный суд пообещал провести разъяснительную работу с судейским сообществом.

Депутат Марданшин отметил, что после либерализации УК предприниматели стали меньше к нему обращаться с жалобами на злоупотребления правоохранительных органов.

«В прошлом году у меня было более 200 обращений, из них 150 связаны с применением статьи мошенничества. В этом году обращений практически нет. Это означает, что закон начал работать», — сообщил Марданшин. Зубарев же напомнил, что «либерализация позволила людям вернуться в сферу предпринимательской деятельности». «Изменять и ужесточать сейчас я бы не стал. Считаю, что нужно подождать», — заключил депутат.

Силовики же, напротив, выразили поддержку Костунову.

Замначальника Следственного департамента МВД Сергей Манахов констатировал, что на фоне снижения преступности в целом правонарушения по статье «мошенничество» существенно увеличились. «У преступников это достаточно популярный вид», — отметил он. По его мнению, обвинительных приговоров по экономическим делам выносится довольно мало, так как в основном они прекращаются на стадии расследования.

«Мошенники не скрываются, вступают в СМИ, балансируют на грани Уголовного и Гражданского кодекса, имеют обширные связи и используют телефонное право в полной мере», — заявил представитель МВД. Манахов также пожаловался, что из-за запрета на арест обвиняемых в преступлениях в сфере предпринимательской деятельности мошенники затягивают расследование — берут больничные листы, из-за чего невозможно проводить следственные действия, и дожидаются истечения сроков давности. Кроме того, они нередко уничтожают документы, запугивают свидетелей и переводят имущество в офшоры. «Внаглую препятствуют расследованию», — отметил он. По его мнению, в статью также необходимо ввести такой квалифицирующий признак, как «группа лиц», так как предприниматели часто совершают преступления в сговоре с руководителями госкорпораций.

С ним согласился и представитель Следственного комитета Георгий Смирнов. Он добавил, что необходимо также ввести понятие косвенного участия в уставном предприятии госструктур, так как предприниматели зачастую, чтобы избежать ответственности, создают вторую, подставную компанию, через которую поступившие денежные средства переходят в офшоры. Кроме того, правоохранительные органы зарубежных стран из-за коротких сроков давности начали отказывать в экстрадиции преступников.

Силовики также добавили, что нередко нарушаются права потерпевшей стороны — таких же предпринимателей, которые не могут привлечь к ответственности обидчика. На это Марданшин возразил, что из 58 тысяч уголовных дел, возбужденных о мошенничестве в прошлом году, только тысяча была заведена по инициативе потерпевшей стороны.

Представитель Минюста США при посольстве в России, бывший прокурор Рассел Карлберг в своем докладе отметил, что в Америке нет разделения собственности на государственную и частную и преступление в отношении любой собственности карается наиболее жестко.

По его словам, за мошенничество в США предусмотрено наказание в виде 20 лет лишения свободы, а в сфере банковской деятельности — до 30 лет. Такие же сроки грозят соучастникам преступления, тогда как в любых других сферах — только пять лет. Наказание увеличивается при наличии отягчающих обстоятельств: для определения сроков в США разработана специальная балловая матрица. Каждое преступление имеет свой балл. Отягчающие обстоятельства прибавляют баллы, а смягчающие вычитают. Карлберг рассказал, что количество прибавляемых баллов стоит в прямой зависимости от суммы хищений (низший порог — $5 тысяч).

Представители научного сообщества раскритиковали либерализацию УК, назвав ее ошибкой, но выступили против разделения в УК собственности на государственную и частную.

«Нельзя менять закон. Депутаты должны понимать, что они создают законы не только для себя, но и для остальных граждан. И как они буду реагировать, если сегодня у нас один закон, а завтра другой?» — заявил завкафедрой уголовного права и криминологии МГУ Владимир Комиссаров. Остальные преподаватели вузов с ним согласились.

Отрицательно отреагировало и адвокатское сообщество. «Дальнейшее увеличение составов (преступлений. — «Газета.Ru») — не выход», — заявил адвокат Сергей Романов. Представитель Верховного суда Николай Тимошин также предложил подождать с поправками. «Давайте посмотрим, как будут действовать нормы дальше, получим и проанализируем данные и, возможно, в следующем году выйдем на проект постановления пленума Верховного суда», — сказал он. А представитель Генпрокуратуры предложила вообще отменить принятые в 2012 году поправки и вернуть кодекс в предыдущий вид. По ее мнению, нововведения на самом деле ничьих интересов не защищают.

Стенограмму выступлений на «круглом столе» депутат Костунов пообещал направить в администрацию президента России.