Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Чиновники откатали детские площадки

Два зампрефекта задержаны за взятку в 5 млн рублей за контракт на обустройство детских площадок на территории ЮАО

В Москве на откатах за госзаказы «погорели» очередные высокопоставленные чиновники: сразу два зампрефекта претендовали на взятку в 5 млн рублей за контракт на обустройство детских площадок на территории ЮАО. В тендерном комитете столицы в качестве профилактического средства от коррупции начали использовать детектор лжи. Эксперт предлагает распространить эту практику и на чиновников префектуры, а также изменить саму «крайне непрозрачную» систему распределения госзаказа.

Два зампрефекта ЮАО задержаны по подозрению в мошенничестве. Компанию чиновникам составил гендиректор ГК «Здоровая нация». «Сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД России задержаны заместители префекта ЮАО Москвы Наталья Баташова и Владимир Гилев, а также генеральный директор ООО «Группа компаний «Здоровая нация» Максим Громов, которые подозреваются в мошенничестве», — говорится в сообщении на сайте МВД России.

По данным следствия, подозреваемые потребовали незаконное денежное вознаграждение в размере 5 млн рублей от директора одной из коммерческих организаций, заключившего контракт на обустройство детских спортивных площадок на территории Южного административного округа. Чиновники и коммерсант задержаны с поличным в ходе «оперативного эксперимента». Собранные материалы переданы в Следственный департамент МВД России, где по данному факту возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество).

В мэрии утверждают, что задержание чиновников говорит о системном характере борьбы с коррупцией в Москве. «Задержание сотрудников префектуры ЮАО является свидетельством того, что борьба с коррупцией в органах исполнительной власти Москвы носит системный характер и будет продолжена совместно с правоохранительными органами города», — заявила журналистам пресс-секретарь мэра и правительства столицы Гульнара Пенькова.

Между тем Баташова была принята на работу в качестве заместителя префекта всего неделю назад, Гилев занимает свою должность в течение года.

Подобные новости появляются регулярно и уже никого не удивляют. А тот факт, что проводимые на размещение госзаказа конкурсы превратились в отработанный механизм получения откатов за обеспечение победы в этих конкурсах, считается само собой разумеющейся вещью. В том же ЮАО 22 января был задержан, а затем и арестован первый зампрефекта округа Олег Малинин, вымогавший, по данным следствия, 2 млн руб. у бизнесмена за обеспечение победы в тендерах по благоустройству города. В отношении него расследуется уголовное дело по ст. 30 и ст. 159 (покушение на мошенничество, совершенное группой лиц в особо крупном размере).

Дело в том, что призванный обеспечить прозрачность и объективность размещения госзаказа законодательный механизм на самом деле оставляет множество лазеек, позволяющих допускать до конкурсов «свои» компании и исключать из процесса «чужие». А также формулировать конкурсную документацию таким образом, чтобы иметь возможность выбрать нужного подрядчика. При этом формально придраться не к чему: конкурсы проводятся без нарушения закона, документация составлена верно. И устоять перед таким соблазном распределяющим госзаказы чиновникам очень трудно.

В Москве торги осуществляются на двух уровнях. Первый уровень — это размещение заказов на сумму свыше 20 млн рублей, и организацией заказа занимается тендерный комитет. Второй уровень — размещение заказов на сумму меньше 20 млн рублей, организацией которого занимаются непосредственно государственные заказчики (префектуры, управы, департаменты мэрии и подведомственные им учреждения). На втором уровне за прошедший год были размещены заказы по 66,9 тыс. лотам на сумму более 240 млрд рублей (35% от общегородского объема).

Между тем, как утверждают в столичном департаменте по конкурентной политике (тендерном комитете), на первом уровне торгов удалось минимизировать коррупционные проявления. И сделано это было с помощью детектора лжи.

Столичные власти взяли на вооружение полиграф на фоне острой критики системы госзакупок. По словам руководителя тендерного комитета Геннадия Дегтева, итоги тестирования членов комиссий и ответственных за размещение заказов специалистов, а также принятые меры по их ротации уже привели к снижению количества находящихся «в зоне риска» специалистов с 50% до 10—15%. В прошлом году тестирование прошли 578 членов комиссий и специалистов, а всего с 2010 было проверено на полиграфе 847 человек. В итоге 39% специалистов по торгам были выведены из составов комиссий.

Как рассказал Дегтев «Газете.Ru», процедура проверки на полиграфе является добровольной и отказ чиновника от нее никаких юридических последствий не имеет, однако такой отказ может быть расценен как желание чиновника скрыть какую-либо негативную информацию. Но, поскольку реестр госслужащих, участвующих в размещении государственных и муниципальных заказов, постоянно пересматривается, «есть вероятность, что такой чиновник будет при очередной проверке исключен из него», пояснил Дегтев.

Что касается не прошедших испытания на полиграфе сотрудников, то решение о их судьбе принимается на основании представленного отчета о проверке. Сотрудник может быть переведен в другой отдел, уволен, а может быть возбуждено и уголовное дело, рассказал Дегтев.

По его словам, тестированием на детекторе лжи в тендерном комитете занимается один постоянный сотрудник, а также ряд привлеченных на конкурсной основе независимых специалистов-полиграфологов.

Как рассказали в пресс-службе департамента, с начала работы в 2010 году полиграфолога в тендерном комитете и рядовые сотрудники комиссий, и особенно их председатели под разными предлогами пытались уклониться от тестирования. Однако, согласно постановлению правительства Москвы № 244 от 29 мая 2012 года о порядке и сроках формирования Реестра госслужащих, участвующих в размещении государственных и муниципальных заказов, лица, включенные в реестр, должны проходить процедуру опроса с применением полиграфа. Тестированию чиновники подвергаются на самом последнем этапе — после профессиональной подготовки и сдачи специального экзамена.

При этом в первое время более половины испытуемых показывали «проблемные» результаты. Это заключается в «системных устойчивых реакциях» при ответах на вопросы типа «Получали вы когда-либо крупное незаслуженное вознаграждение?» или «Вы использовали когда-либо служебное положение в целях личного обогащения?». А также при ответах на вопросы, связанные непосредственно с нарушениями в ходе проведения торгов. Сейчас доля «проваливающих» тестирование чиновников гораздо ниже.

По мнению лидера «Яблока» Сергея Митрохина, подобные тестирования можно было бы распространить и на префектуры с управами, однако этого будет явно недостаточно.

«Сама процедура проведения тендеров и распределения подрядов на благоустройство должна быть принципиально другой», — считает политик. По его словам, конкурсы следует сделать прозрачными, для чего в комиссии должны входить не только работники префектур и управ, а и независимые специалисты. Например, представители разных политических партий, муниципальные депутаты (также обязательно от разных партий), жители — выборные от домов, кварталов или микрорайонов.

Митрохин так описывает схему, по которым в Москве размещаются выделенные на благоустройство средств: «Первое — завысить начальную цену аукциона. Второе — составить запутанную и противоречивую аукционную документацию — так, чтобы независимые поставщики сразу поняли: поучаствовать не выйдет. Третье — если неприкормленные компании всё-таки подадут заявку, отклонить её по формальным причинам с помощью пункта два («своих» поставщиков это не коснется, они могут подать любую заявку, смотреть заявку вправе только аукционная комиссия). И четвертое — подмахнуть, не читая, акты об исполнении госконтракта». «Префектура — это вообще абсолютно бесконтрольный орган, — считает он. — И в условиях непрозрачности и огромных финансовых возможностей на этом уровне просто неизбежны коррупционные проявления. Я даже удивлен, что на откатах попадается сравнительно мало чиновников. Уверен, что их гораздо больше».