Крымск утонул в правовом нигилизме

Жители Крымского района пытаются добиться компенсаций и нового жилья. Члены Общественной палаты рассказывают о подлогах и халатном отношении населения к закону.



До сих пор жители Крымска пытаются получить выплаты и добиться квартир

До сих пор жители Крымска пытаются получить выплаты и добиться квартир

Чумаш Иван/ИТАР-ТАСС
Общественная палата рассказала о ходе и проблемах оказания помощи пострадавшим от наводнения в Крымском районе Краснодарского края. До сих пор люди пытаются добиться компенсаций и нового жилья — в том числе из-за бюрократии. Кроме того, общественники выявили масштабный «правовой нигилизм» граждан, из-за которого многие остались без выплат. Эксперты говорят о необходимости закрепить в законодательстве формулу расчета оценки ущерба и оказания соцпомощи оказавшимся в зоне ЧС.

В среду Общественная палата представила доклад о мониторинге оказания помощи в Крымском районе после мощного наводнения в ночь на 7 июля 2012 года. Представители палаты признали: в первые дни ЧС в регионе был полный хаос. Эксперт ОП Максим Мищенко рассказал, как он пытался вызвать «скорую помощь» для пострадавшей — по телефону, в больнице, а затем лично встретившись с главврачом. По его словам, машина приехала только после звонка министру здравоохранения России. В последующие дни власти смогли наладить оказание помощи. Хотя заместитель министра ГО ЧС Краснодарского края Сергей Капустин сообщил, что их работу затрудняли следователи, которые проводили расследование параллельно с ликвидацией ЧС.

Даже спустя пять месяцев после трагедии жители Крымского района пытаются получить компенсации и решить вопросы с жильем, заявили в Общественной палате, отметив, правда, что сейчас «по заявлениям идет спад». Всего на «горячую линию» палаты обратились 1634 человека, из них в июле и августе — около тысячи, а в ноябре только 114 человек.

До сих пор не решены вопросы по 255 заявлениям.

Это в первую очередь 18 человек — не граждан России. «Приехали из Казахстана и Украины на постоянное место жительства, но пять лет тут не прожили. В итоге компенсации им по закону не положены. Жаль их. Семьи создали: муж — россиянин, а жена — нет, или наоборот. Они, конечно, негодуют, спрашивают, что мы — люди второго сорта?» — сообщил «Газете.Ru» Капустин. Он пояснил, что краевые власти пытаются решить их проблему. Президент Российского Красного Креста Раиса Лукутцова добавила, что они обратятся к Международному Красному Кресту, чтобы по международным каналам была выделена помощь оставшимся без имущества людям.

Еще 30 человек проживали на момент бедствия вне зоны затопления, но, тем не менее, претендуют на получение компенсаций. Власти также пытаются согласовать помощь людям, потерявшим автомобили. В Общественную палату пришло полсотни подобных жалоб. Как рассказала Лукутцова, к ним тоже обращались автовладельцы и «буквально требовали денег». «Некоторые в категорической форме требуют, мы не можем с такими работать», — сообщила она. Красный Крест собрал 916 млн рублей пожертвований и распределял эти деньги между пострадавшими. Лукутцова добавила, что хотя автомобиль не считается необходимым имуществом, но некоторым водителям они помогли.

Большие проблемы возникли при оценке состояния жилья — к зиме возникла необходимость перепроверить их состояние заново.

Если комиссия считала, что дома подлежат капитальному ремонту, то людям выдавалась денежная компенсация, которая зачастую не покрывала все расходы. Если же дом не подлежал восстановлению, то семьи могли рассчитывать на новую квартиру. «Мы понимаем, что дома постепенно разрушаются и те, что летом признавались подлежащим капитальному ремонту, к зиме совсем расползлись», — пояснил на заседании руководитель комитета общественного контроля Крымска Николай Мирошниченко. Жители могут обратиться в суд, но для этого им надо провести независимую экспертизу, стоимость которой достигает 300 тысяч рублей. Также были выявлены случаи, когда фамилии людей из списков на снос дома оказывались в списке на капремонт. По заверению представителей Общественной палаты, таких случаев было «множество».

Купить квартиру на полученные от власти сертификаты на 1 млн 200 тыс. рублей у крымчан не получается — в регионе внезапно начали сильно расти цены, рассказала член ОП Дарья Милославская. Она добавила, что российским властям надо бы продумать вариант запрета роста цен в зонах, пострадавших от ЧС.

Также члены ОП подчеркнули, что были поражены «правовым нигилизмом» жителей Крымского района.

«Дикая правовая неграмотность граждан — люди не знают своих прав и обязанностей или знают, но относятся к ним халатно, — пояснила председатель комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан ОП Елена Тополева-Солдунова. — Многие жили в неоформленном доме или в нежилом, не имели гражданства, покупали дома по расписке. Жили в зоне затопления. Как они там получили разрешение на строительство — непонятно. Их жилье и имущество не было застраховано». «Я ходил пешком к водохранилищу, которое, по слухам, спустили на Крымск. — 14 часов туда и обратно. Там в домиках обслуживания спали трое мужиков, на столе — бутылка водки. Над ними президент на вертолете летает, а они спят!» — добавляет Мищенко. Он вспомнил случай с мужчиной, который кувалдой разрушил стену дома ради компенсации — в итоге деньги он тоже получил. «Когда пошли суды, люди начали лукавить, они не понимали, что выплаты могут получить только согласно законодательству — те, кто был в зоне в момент бедствия, — говорит Капустин. — Удивляет правовой нигилизм граждан, которые требуют выплат, думая, что это обязанность государства».

В Общественной палате пришли к выводу, что раз все вышеперечисленное наблюдалось на небольшой территории Крымского района, то в России надо срочно вводить меры по повышению правовой грамотности населения.

Еще один вопрос, также поразивший столичную комиссию, касался семейных споров. Милославская призналась, что с ужасом наблюдала ссоры супругов, один из которых, получив, как собственник аварийного дома, новую квартиру, отказывался туда вписывать семью.

«Мужчина вписал новую жену, а сына и сестру, с которыми жил в старом доме, не хочет прописывать. Отец отказывается вписывать трех маленьких детей, — говорит Милославская. — В итоге часть семьи живет в новой квартире, а часть — в разваливающемся доме». При этом местные власти закрывают глаза на подобные семейные споры, сообщая, что это обязанность собственника дома — прописывать свою семью.

Представители Общественной палаты подытожили, что работа по оказанию помощи жителям пострадавших территорий будет продолжена. Они отметили, что ситуация с бедствием в Крымском районе была уникальным опытом для всех служб, ведомств, местных администраций и волонтеров, в том числе в вопросах оценки и возмещения ущерба. Но этот опыт показал необходимость изменения законодательства. Общественная палата подготовила предложения для министерств и Госдумы, в числе которых разработка нормативного акта с универсальной формулой расчета помощи гражданам и оценки ущерба во всех видах ЧС.