На даче сносят 60 квартир

Жильцы препятствуют сносу многоквартирного дома, самовольно возведенного в подмосковном поселке Вешки

В Подмосковье сносят очередную «дачную» многоэтажку. Застройщик исчез, а купившим у него квартиры гражданам не положено никакой компенсации: здание является самостроем, уверяют чиновники. Областные суды уже приняли десятки аналогичных решений о сносе, и областные власти намерены их осуществить. Жители самостроев, расположенных на землях, отошедших к Москве, надеются на «амнистию» своего жилья столичной мэрией.

В подмосковном поселке Вешки Мытищинского района Подмосковья идет противостояние между судебными приставами и жильцами признанной судом и приговоренной к сносу пятиэтажки, которая по бумагам была обычной дачей. Приставы предупреждали жильцов более 40 квартир о том, что утром четверга начнется снос и все они должны вывезти вещи и покинуть квартиры до 22.00. Однако к приезду приставов часть жильцов закрылись в квартирах и заявили о начале голодовки. Люди вывесили в окнах плакаты с просьбой о помощи в адрес губернатора Московской области.

А один из обитателей дома даже подготовил баллон с газом, угрожая взорвать самого себя в случае штурма здания.

Тем не менее приставы описывают имущество и вывозят его, а рабочие приступили к разбору здания. «Работники отдела судебных приставов по Мытищинскому району проводят исполнительные действия по сносу самовольно возведенного строения, — сообщила пресс-служба подмосковного управления ФССП России. — Исполнительные действия, несмотря на сопротивление граждан, находящихся в самовольно возведенном строении, продолжаются».

По информации пресс-службы, в сентябре 2011 года Мытищинский суд обязал собственника незаконно возведенного строения некоего Виктора Холода снести его за счет собственных средств. В случае же невыполнения Холодом этих требований в установленный срок, указывалось в решении суда, право сноса постройки получает администрация Мытищ.

Состоящий из 60 квартир, большая часть из которых к настоящему моменту проданы, четырехэтажный дом с мансардой в виде крепости был построен на дачном участке в двух километрах от МКАД в 2009 году. Реализовывались квартиры свободной планировки площадью от 70 квадратных метров по 3—4 миллиона рублей. Происходило это в 2010 году, и документы о собственности на землю и строение тогда были в полном порядке, что и подтверждали привлекаемые к сделкам юристы и риелторы, утверждают выселяемые граждане. Правда, права собственности оформлялись не на квартиры, а на доли дома, и прописаться по этому адресу жильцы не могли.

Незаконным строящийся дом стал с того момента, когда его высота превысила три этажа (на дачных землях большая этажность запрещена), а здание заняло более 75% участка (на 30 сотках разместился дом площадью почти в 6 тыс. квадратных метров).

После этого местные власти обратились в суд, который обязал Холода снести строение за свой счет. Холод признал допущенные нарушения, но затем исчез. К ответственности собственника самостроя никто не привлек, и в принадлежащем ему соседнем доме продолжают продаваться квартиры.

Администрация Мытищинского района наложила арест на строение. Позже его обесточили, перекрыли водопровод и канализацию. Как уверяют местные чиновники, застройка дома велась с целым рядом нарушений, чреватых серьезными последствиями. «Нарушены отраслевые нормы, которые действуют при строительстве объектов капитального строительства. И данный дом несет угрозу жизни и здоровью граждан, находящихся в нем», — заявил в эфире Первого телеканала начальник управления строительства администрации городского поселения Мытищи Дмитрий Карандашов.

Между тем проблема «дачных хрущевок» приобретает в Подмосковье масштабный характер.

Судебные решения выносятся в подавляющем большинстве случаев в пользу сноса, однако это не остужает пыл занимающихся решением проблемы «доступного жилья» застройщиков — частных лиц. Администрация Мытищ выявила 16 подобных многоэтажек. А по всей Московской области их уже не десятки, а сотни.

Проблема стала темой слушаний в Общественной палате РФ в конце 2011 года и рассматривалась на примере нескольких семей, проживающих в трехэтажном доме на территории садового товарищества «Круиз».

В марте 2011 года администрация Ленинского района провела проверку, которая выявила, что дом был построен без должных разрешений, имеет признаки многоквартирного, и подала в суд иск о сносе дома, требуя признать его самовольной постройкой. По словам самих владельцев дома, «незаконным» строение стало в результате вполне законных действий: строение было зарегистрировано по «дачной амнистии», а у всех собственников есть свидетельства о праве собственности на части земельного участка и квартиры. Некоторые квартиры перепродавались по несколько раз, а значит, право собственности на них признавалось государством также неоднократно, отмечали граждане. При этом судебная экспертиза доказала, что дом соответствует санитарным и строительным нормам, а члены садового товарищества ничего не имеют против своих соседей.

Выступавшие на слушаниях чиновники упирали на то, что на сельскохозяйственных землях, выделенных для садоводства, не могут находиться дома, имеющие признаки многоквартирности. А также пытались донести до членов Общественной палаты масштаб проблемы.

По словам замминистра строительства правительства Московской области Александра Чугунова, застройка жилыми домами садовых участков уже превратилась в доходный бизнес.

При этом занимающиеся таким бизнесом «в конвейерном порядке» физлица ни за что не отвечают. «Мошенники, не являющиеся членами товарищества, находят заброшенные участки, договариваются с владельцами и строят на них многоквартирные дома, — рассказал замминистра. — Мы этих людей знаем, и прокуратура знает. Установлено уже около 150 таких объектов. А поскольку возводит их физическое лицо, ответственность его как застройщика не определена. И если завтра там обвалится плита, а такие случаи есть, виновата будет местная власть — почему не надзирала за строительством». По мнению Чугунова, граждане, покупающие квартиры на дачном участке, знают, что по законодательству он предназначен для разведения огурцов, а не для жилищного строительства.

Руководитель межкомиссионной рабочей группы по организации экспертной деятельности, член совета Общественной палаты Владислав Гриб, признавая проблемы властей, поддержал жителей. «Нельзя причесывать всех под одну гребенку, да еще начиная с тех, кто хуже защищен. Почему-то никому не приходит в голову сносить огромные дворцы на Рублевке, — заявил он. — Вопрос остается открытым, а пока направим нашу позицию в администрацию Ленинского района и в суд». Тем не менее в последних числах июня 2011 года районный суд принял решение о сносе.

Между тем, по словам представителя жильцов Дарьи Мартынкиной, в связи с присоединением Ленинского района к Москве ситуация кардинально изменилась. Во-первых, теперь дом оказался на землях поселений, а не сельхозназначения. А во-вторых, решение суда принималось по иску областной администрации, потерявшей на сегодняшний день эти полномочия. О чем Мартынкина и сообщила в апелляционной жалобе на решение суда первой инстанции.

Кроме того, по ее словам, люди надеются на то, что московские власти проведут «амнистию» уже заселенным и отвечающим санитарным и строительным нормам домам, не допуская впредь появления новых самостроев.

«Я не вижу логики в действиях государства, настаивающего на сносе домов только на том основании, что в нем много собственников, и закрывающего глаза на построенные с нарушениями и имеющие огромные площади дома, принадлежащие кому-то одному, — говорит Мартынкина. — Я ни в коем случае не защищаю Холода, но ведь он построил много домов, и, если он делал это незаконно, почему его никто не остановил, зачем выдавались свидетельства о праве собственности через регистрационную палату. Сейчас государство ищет виноватых, но ведь все это происходило как минимум с его попустительства, так пусть сейчас расхлебывает, а не приходит с приставами».

В столичной мэрии пока не готовы сформулировать позицию по отношению к перешедшим с 1 июля 2012 года к Москве многоквартирным дачным домам.

«По городскому законодательству объекты самостроя рассматриваются на окружных и городских комиссиях, — пояснила «Газете.Ru» представитель Мосстройнадзора Татьяна Заикина. — Мы занимаемся государственным строительным надзором, и если выявляем отсутствие разрешения на строительство, то направляем документы на рассмотрение в эти комиссии, сам снос всегда осуществляется только через суд. Что до таких глобальных решений, как амнистия бывших подмосковных самостроев, то это решение политическое, и приниматься оно может только на уровне правительства города».

По словам источника «Газеты.Ru» в мэрии, на сегодняшний день определенности по этому вопросу нет. Городские власти очень аккуратно ведут себя и высказываются по отношению к новым территориям, но им все равно придется принимать решения по самостроям в каждом конкретном случае.

Председатель комиссии Мосгордумы по перспективному развитию и градостроительству Михаил Москвин-Тарханов говорит, что в некоторых случаях чиновники могут идти навстречу жильцам. «С точки зрения гражданского законодательства построенное с нарушением действующих разрешительных документов или в их отсутствие строение является самовольной постройкой и подлежит сносу за счет того, кто ее осуществил (ст. 222 ГК РФ), — объяснил депутат «Газете.Ru». — В данном случае если участок выдавался под дачное или коттеджное строительство, а на этом месте обнаружился многоэтажный дом, то это очень грубое нарушение. Но в некоторых случаях мы идем навстречу и можем узаконить эти строения. Пока такого политического решения, касавшегося бы всех подобных строений, нет. Думаю, что градостроительная земельная комиссия при мэре будет рассматривать каждый случай индивидуально».