Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Волготанкер» потопил генерала

Генерал-лейтенант МВД Александр Боков осужден на девять лет за мошенничество

Генерал-лейтенант МВД Александр Боков приговорен к девяти годам колонии общего режима. Суд признал его виновным в похищении мошенническим путем $9,8 млн у предпринимателя Алексея Чегодаева. Боков обещал бизнесмену продать контрольный пакет акций компании «Волготанкер». Его подельник Михаил Креймер, представлявшийся помощником замруководителя администрации президента Игоря Сечина, отправится за решетку на семь лет. Третий сообщник Сергей Степанов получил четыре года колонии.

Никулинский суд Москвы в понедельник признал экс-руководителя бюро МВД России по координации борьбы с оргпреступностью и иными опасными видами преступлений на территории стран СНГ генерал-лейтенанта Александра Бокова виновным по делу о мошенничестве (ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса). Суд также счел доказанной вину двух его подельников — директора Международного фонда поддержки казачества Михаила Креймера и директора ООО «Стройбетон» Сергея Степанова.

Прессу в зал завели раньше подсудимых и дали операторам время на то, чтобы те могли поудобнее установить камеры. Адвокат главного фигуранта дела Лариса Масленникова была недовольна наплывом журналистов. «Надо было приходить и слушать свидетелей», — заявила она. Кроме того, она пообещала, что независимо от решения судьи некоторые СМИ, назвавшие Бокова преступником до приговора, также «получат приглашение в суд».

Рассерженная, но внезапно разговорившаяся, она все же отметила, что десятки свидетелей заявили о невиновности генерала, а дом, который он якобы купил на взятки, на самом деле получила в наследство его жена.

«Ольга Бокова получила его в наследство в 2003 году, а преступление, которое ему вменяется, было совершено в 2005—2007 годах, — говорила она журналистам. — Все имущество, на которое был наложен арест, возвращено семье. Единственные деньги, которые были изъяты следователями, — это $3,5 тыс.».

Вскоре из коридора послышался лай собаки, и минут через 10 в зал ввели подсудимых. Судебные приставы, предчувствуя долгое чтение приговора, сняли с обвиняемых наручники.

Судья Валентина Комарова за четыре часа чтения ни разу не присела.

Вместе с ней стояли и все остальные. Со временем слушателей утомило стояние. Первыми сдались журналисты, усевшие через полчаса на задних рядах. Затем присели родственники. Периодически то усаживались, то вставали прокурор и следователи. Под конец сдались и подсудимые. На ногах остались лишь несколько человек в первом ряду, судебный секретарь, приставы и дружный строй адвокатов.

По данным следствия, весной 2005 года Боков познакомился с предпринимателем Алексеем Чегодаевым, который обмолвился, что хочет купить акции ОАО «Волготанкер» в Самаре. Тогда, как считают следователи, у генерала и возник преступный умысел. В свои планы он посвятил своего знакомого Креймера, который, в свою очередь, привлек некоего Шиянова, которому было поручено собирать информацию по «Волготанкеру» и готовить различные документы. Степанову, которому Боков также рассказал о своем плане, была отведена роль посредника при передаче денег.

В октябре 2005 года Боков познакомил Чегодаева с Креймером, которого представил как помощника замруководителя администрации президента Игоря Сечина.

Мошенники рассказали предпринимателю, что все вопросы с компанией «Волготанкер», которая до 2003 года принадлежала ЮКОСу, решаются через администрацию президента, и назвали цену вопроса — $46 млн. $10 млн нужно отдать в виде задатка, причем $2 млн — буквально завтра, так как они «необходимы для Сечина».

Контрольный пакет акций «Волготанкера» принадлежал Дойче-банку, председателем совета директоров которого был Александр Александрович (скрылся в Лондоне и 5 сентября 2005 года был объявлен в международный розыск по другому уголовному делу). Переговорщики договорились, что первые $2 млн будут переданы в виде кредита, оформленного на Степанова. После того как Чегодаев получит подтверждение от Александровича, он оплатит этот займ.

Кредит был оформлен в КБ «Русский международный банк». Вскоре Чегодаев вылетел в Лондон, где встретился с Александровичем, и тот согласился передать ему контрольный пакет акций. Только после этого предприниматель погасил кредит. В последующем предприниматель через своего охранника передал злоумышленникам остальные деньги в ресторанах «Инвино» и «Дориан Грей». Боков распорядился купить несколько кипрских SIM-карт, чтобы вести телефонные переговоры. Чегодаеву они объяснили, что это нужно для защиты от конкурентов.

Таким образом, в 2005—2007 годах Чегодаев заплатил преступникам $9,8 млн (265 млн рублей).

Чегодаев рассчитывал приобрести компанию за $170 млн, в то время как ее рыночная стоимость оценивалась в $240 млн. Но Боков и его сообщники скрыли от предпринимателя тот факт, что 21 ноября 2005 года на «Волготанкер» был наложен арест из-за уголовного дела против Александровича. Компания занималась транспортировкой нефти в Волжско-Камском водном бассейне, на ее долю в 2005 году приходилось до 30% перевозок. Но начались судебные тяжбы, и суд запретил какие-либо сделки. В результате компания потеряла контракты, и в скором времени началась процедура банкротства.

Когда Чегодаев узнал о банкротстве и продаже «Волготанкера» другой компании, то позвонил Степанову и Креймеру, чтобы вернуть деньги.

Те долго избегали разговора. В конце концов он дозвонился до Степанова, который ответил, что ждет распоряжений Бокова. В июне 2010 года встреча Чегодаева и Бокова состоялась. Предприниматель на тот момент уже обратился в правоохранительные органы, но генерал поставил на стол глушилку, которая создавала помехи в работе технических устройств. Тем не менее в деле присутствует запись этого разговора. В разговоре Боков акцентировал внимание на том, что о поручительстве Сечина ему говорил только Креймер. Суд счел, что генерал говорил это из осторожности на тот случай, если Чегодаев обратится в правоохранительные органы. Они договорились, что сын Бокова даст ему расписку о том, что якобы получил от него заем в размере $9,6 млн, а затем выплатить его. Сын Бокова подписал все документы, но деньги так и не вернул.

По версии защиты, Чегодаев действительно платил деньги, но все они предназначались Креймеру и Шиянову «за консалтинговые услуги». Сын генерала действительно взял на себя долговые обязательства, но потому, что предприниматель якобы угрожал распространить некие сведения, порочащие его честь и достоинство. Креймер при этом отрицал, что представлялся сотрудником администрации президента, а Степанов подтвердил, что действительно оформлял кредит, но не для себя, а для Бокова: генерал состоял на госслужбе и не мог оформить на себя кредит. Показания свидетелей защиты суд воспринял критически.

В результате Боков был приговорен к девяти годам колонии общего режима, Креймер получил семь лет, а Степанов отправится за решетку на ближайшие четыре года.

При этом суд удовлетворил иск Чегодаева на $9,8 млн в полном объеме. В счет уплаты предпринимателю перейдет арестованное имущество подсудимых. У Бокова отнимут земельный участок и недостроенный дом, а также дом, оформленный на его жену, в деревне Агафоника в Подмосковье (с 2005 года площадь дома значительно увеличилась, отметили в суде). Изъятые $3,2 тыс. также перейдут Чегодаеву. У Креймера будет изъят автомобиль Mercedes-Benz, квартира в Москве площадью 158 кв. м, два машиноместа, денежный счет, открытый в Монако, дачный участок и $1,2 млн на его счету в банке ВТБ-24. Степанов же лишится автомобиля Skoda Octavia.

Защита намерена обжаловать приговор. По их словам, судья не уделила достаточно внимания свидетелям защиты, даже не упомянув некоторых из них.

Поделиться:
Картина дня
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть