У врача Трифоновой истекло время

Уголовное дело в отношении врача Веры Трифоновой прекращено в связи с истечением срока давности

Прекращено уголовное дело в отношении врача Александры Артамоновой, которая обвинялась в смерти предпринимательницы Веры Трифоновой. Дело закрыто в связи с истечением срока давности, как и в случае с уголовным преследованием тюремных медиков, которые обвинялись в смерти Сергея Магнитского. Поведение судов и следствия говорит о том, что «дела врачей» с самого начала не собирались доводить до логического завершения: с их помощью хотели лишь снизить степень общественного недовольства, уверены адвокаты.

В пятницу Мещанский районный суд Москвы прекратил производство по делу врача отделения хирургической гемокоррекции и детоксикации Московского областного научно-исследовательского клинического института им. Владимирского (МОНИКИ) Александры Артамоновой. Об этом «Газете.Ru» сообщил адвокат скончавшейся предпринимательницы Веры Трифоновой Владимир Жеребенков. «Суд удовлетворил ходатайство обвинения, которое попросило прекратить дело в связи с истечением срока давности», — заявил Жеребнков. По его словам, закрытие дела фактически означает, что Артамонова согласилась с обвинением, расследование которого было завершено лишь в конце января 2012 года.

Согласиться с такой формой прекращения уголовного преследования Артамонову вынудили следователи и «общая усталость от того, как в России расследуются уголовные дела», говорит Владимир Жеребенков.

«Вину свою она не признает: она просто устала, и ей надоело давление, которое оказывали на нее следователи. Они долго принуждали ее к тому, чтобы она согласилась на прекращение дела в связи с истечением срока давности — мол, и дело будет закрыто, и приговора не будет. У Артамоновой были проблемы с трудоустройством: ее не брали преподавать, потому что она проходит по уголовному делу», — утверждает адвокат. Александра Артамонова обвинялась в доведении до смерти Веры Трифоновой, которая скончалась в конце апреля 2010 года. Медик проходила по ч. 2 ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Артамонова, по версии следствия, ненадлежащим образом провела процедуру гемодиализа. Врач оставила в бедренной вене Трифоновой катетер, «не предупредив пациентку о риске возникновения тромбофлебита». Результатом этой ошибки, утверждает следствие, стал образовавшийся тромб, послуживший причиной смерти предпринимательницы, которая обвинялась в мошенничестве.

Владимир Жеребенков крайне недоволен решением суда. Судья, по его словам, отказалась удовлетворить ходатайства потерпевшей стороны, которая настаивала на существенной доработке уголовного дела — вплоть до смены обвиняемого. «Мы настаивали на доследовании уголовного дела: расследование было проведено с грубейшими нарушениями, отчего судебное решение кажется еще более несправедливым», — говорит Жеребенков. В первую очередь его возмущают итоги судебно-медицинской экспертизы, которую проводили в Санкт-Петербурге в Военно-медицинской академии им. Кирова, несмотря на то что дело расследовалось в Москве. Специалисты Военно-медицинской академии в сентябре 2011 года пришли к выводу, что в смерти предпринимательницы виновата гражданский врач Артамонова. Во-первых, напоминает Жеребенков, к тому времени, как эксперты взялись за «дело Трифоновой», следователи, заказавшую экспертизу, уже несколько месяцев расследовали дело в отношении начальника академии, генерал-майора Александра Белеветина.

Во-вторых, продолжает Жеребенков, сама по себе экспертиза была проведена на крайне низком профессиональном уровне.

Это, по словам адвоката, доказывает специальное заключение Национальной медицинской палаты (НМП) Леонида Рошаля, проанализировавшей работу своих петербургских коллег. Как уже писала «Газета.Ru», НМП заключила, что экспертиза по делу Трифоновой проводилась с грубыми процессуальными нарушениями, а в действиях Артамоновой отсутствовала неосторожность, легкомыслие и небрежность — именно на этом настаивало следствие и обвинение. В частности, специалисты палаты пришли к выводу, что процедура гемодиализа, о которой так много говорится в обвинительном заключении, была проведена по всем правилам. Дальнейшие медицинские процедуры, в том числе реанимационные мероприятия, проводили медики СИЗО «Матросская Тишина», где содержалась Трифонова. «Они и должны быть наказаны. Именно они непрофессионально сработали, не проследив, какие лекарства вводят и в каких количествах», — говорит Жеребенков. Но главные виновники смерти Веры Трифоновой — следователь СК Сергей Пысин, который вел ее дело и который отказывался менять меру пресечения, несмотря на плохое самочувствие подследственной, начальник «Матросской Тишины» Фикрет Тагиев и судья Мосгорсуда Ольга Макарова, которая решила не выпускать Трифонову на свободу, напомнил адвокат. «Никто до сих пор не привлечен к уголовной ответственности», — констатировал Жеребенков. При этом суд проигнорировал две другие экспертизы, которые проводились по «делу Трифоновой». Результаты этих экспертиз шли вразрез с линией обвинения.

В Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны России и Главном центре судебно-медицинских экспертиз Министерства здравоохранения, где проводились две первые экспертизы, пришли к выводу, что медицинские ошибки были допущены медиками «Матросской Тишины», а Артамонова ни в чем не виновата.

Владимир Жеребенков собирается обжаловать решение Мещанского районного суда в Мосгорсуде. Он будет настаивать на переработке дела, но особых надежд не питает. При этом, по его словам, ситуация с делом в отношении Артамоновой очень похожа на ту, что сложилась вокруг дела Сергея Магнитского: в смерти юриста фонда Hermitage Capital также обвинялись медики (правда, тюремные), но дело было прекращено в связи с истечение срока давности. В начале апреля Следственный комитет завершил уголовное преследование врача «Бутырки» Ларисы Литвиновой. «Все специально затягивалось. Дела были заведены, чтобы люди успокоились. Никого, видимо, привлекать и не собирались», — отметил Жеребенков.

В процессах по делам Трифоновой и Магнитского просматривается «определенная тактика» следствия, считает директор Института прав человека Валентин Гефтер. «Одни люди выводятся из под удара по тем или иным основаниям, а другие, грубо говоря, не вводятся. Хотя часто вина лежит не только на медиках, но и на следователях и судьях», — утверждает правозащитник. Но главное, по его словам, не то, что «кто-то не посажен в тюрьму», а то, что из-за «странных действий» правоохранителей не меняется «система».

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть