Академии художеств пририсовали миллионы

В Петербурге начался процесс по делу о хищении и растрате 19 млн рублей, выделенных на ремонт зданий Академии художеств



Начался процесс по делу о хищении и растрате 19 млн рублей, выделенных на ремонт зданий Академии...

Начался процесс по делу о хищении и растрате 19 млн рублей, выделенных на ремонт зданий Академии художеств

ИТАР-ТАСС
В Петербурге начался процесс по делу о хищении и растрате 19 млн рублей, выделенных на ремонт зданий Академии художеств. На скамье подсудимых три сотрудника академии. Дело уже сопровождается скандалами: сотрудники ФСБ, расследовавшие хищение в академии, попросили привлечь адвоката Анну Маркову к уголовной ответственности за «фальсификацию доказательств».

В четверг в Василеостровском районном суде Петербурга начался процесс по делу о хищении и растрате бюджетных средств из Академии художеств. На сегодняшнем заседании было зачитано обвинительное заключение, с несколькими ходатайствами выступили адвокаты, были опрошены родственники подсудимых.

Из обвинительного заключения следует, что организаторами преступления были начальник отдела капитального строительства Российской академии художеств (РАХ) Андрей Узун и его помощник, пенсионер Роман Свирский.

Ирина Гинкель, как член тендерной комиссии академии, обвиняется в пособничестве в растрате. Свирскому помимо статьи о растрате вменяют и легализацию (отмывание) денежных средств, добытых преступным путем.

По данным следствия, Гинкель помогала подельникам с организацией тендеров. Похищенные деньги обналичивались через фирму, учрежденную Узуном. А непосредственно организацией преступной схемы и обналичкой занимался Свирский.

Дело расследовали сотрудники петербургского УФСБ. По версии следствия, в 2007 году Дирекция по эксплуатации и финансово-хозяйственному обеспечению РАХ заключила контракт на проведение капитального ремонта научной библиотеки и других помещений академии с компанией «Балтпромстрой». Установлено, что результаты конкурса были сфальсифицированы соучастниками. Работа была оценена более чем в 44 млн рублей, но фактически ремонт стоил на 16 млн рублей меньше.

Кроме того, в обвинительном заключении сказано, что Свирский порекомендовал дирекции заключить договоры с частными компаниями на обследование фундаментов, обмерные работы, подготовку технологических заданий и т. д. Этим компаниям перечислялись деньги, однако работы не выполнялись.

Когда обвинение было зачитано, жена Андрея Узуна Ольга Узун ходатайствовала о привлечении ее к делу в качестве общественного защитника мужа.

Однако суд отказал в этой просьбе, поскольку Ольга Узун является свидетелем по делу, а также владелицей компании «Узаконстрой» (наравне с супругом). Кроме того, у Андрея Узуна неожиданно появился новый адвокат. Ранее Узуна защищал известный в городе юрист Юрий Новолодский, президент Балтийской коллегии адвокатов. На сегодняшнем заседании Новолодский не присутствовал. Также выяснилось, что интересы потерпевшей стороны — Академии художеств — будет защищать известный адвокат Семен Хейфец. На заседании были опрошены родственники подсудимых — две дочери Ирины Гинкель и супруга Андрея Узуна. Судья Юрий Гершевский назначил следующее заседание на 10 мая.

Как рассказала «Газете.Ru» Анна Маркина, адвокат Ирины Гинкель, Свирский не признает свою вину, Узун и Гинкель признают частично.

При этом, по словам Маркиной, в дело активно вмешиваются сотрудники ФСБ, которые расследовали дело Академии художеств. И они даже пытались привлечь адвоката к уголовной ответственности.

«Я, как адвокат, собирала доказательства, опрашивала ряд свидетелей, причастных к делу, проводила адвокатское расследование, — сказала Маркина. — Однако в петербургском УФСБ почему-то трактовали мои действия как фальсификацию доказательств в защиту Гинкель и обратились к следователям с просьбой возбудить против меня уголовное дело. Была проведена доследственная проверка, вынесено постановление об отказе в возбуждении дела».

По словам Маркиной, Гинкель была рядовым членом тендерной комиссии и действовала по указанию Ларисы Терсковой — директора по эксплуатации зданий академии. «Гинкель работала в академии по трудовому договору и появлялась там на два-три часа в неделю, а Свирскому вообще 80 лет, — сказала Маркова. — Трудно даже назвать их сотрудниками академии, к тому же оба страдают онкологическими заболеваниями».

В январе 2012 года в Петербурге вынесли приговор по делу хищении 26 млн рублей, выделенных на ремонт главного здания питерской Академии художеств и музея-усадьбы Репина «Пенаты» (эта историческая усадьба числится на балансе РАХ). Директор по эксплуатации зданий академии Лариса Терскова получила 6 лет условно, ее подельник директор строительной фирмы «Балтпромстрой» Виктор Ким — 4 года условно. Суд выяснил, что средства из федерального бюджета, выделенные на ремонт и реконструкцию объектов петербургской Академии художеств, разворовывались с 2007-го по 2008 год. Терскова заключала контракты на выполнение работ со строительной фирмой «Балтпромстрой», возглавляемой Кимом. При этом никакой конкуренции на конкурсах и аукционах не было, победителем всегда выходила компания Кима. Ремонт и реконструкция производились на гораздо меньшие суммы, чем это фиксировалось в актах приемки работ. Разница достигала миллионов рублей. Ким обналичивал «оставшиеся» деньги через «субподрядчиков» — компании-однодневки ООО «Дакар», ООО «Форма», ООО «Агат», ООО «Трансгруп», ООО «Универсалгрупп» и ряд других. После этого деньги делились межу участниками преступной группы.

Суд отметил, что Терскова и Ким действовали по указанию «других лиц», а Терскова пользовалась покровительством «другого лица» и благодаря ему сохраняла свою должность.

По всей видимости, «другим лицом», покровительствовавшим Терсковой, как раз и являлся начальник отдела капстроительства Российской академии художеств Андрей Узун. Как рассказал «Газете.Ru» источник в петербургской Академии художеств, Узун был одним из кураторов Терсковой, он приехал в Петербург в долгосрочную командировку в прошлом году. «Узун приехал из Москвы специально, чтобы проконтролировать ход работ и исполнение государственных контрактов, — отметил собеседник. — По подозрению в хищении федеральных средств его арестовали сотрудники ФСБ».

Источники «Газеты.Ru» в Академии художеств и в правоохранительных органах в один голос заявили, что Терскова и Ким — это только «исполнители, верхушка огромного коррупционного айсберга» в петербургском и московском отделениях Академии художеств и речь идет о воровстве, растрате и присвоении сотен миллионов рублей. При этом из приговора, оглашенного по делу Терсковой — Кима, следует, что президент РАХ Зураб Церетели не был осведомлен о преступлениях своих подчиненных и претензий к нему у правоохранительных органов нет.