«Я лично с ним в патруль поеду»

В суд на Артемия Троицкого собирается подать еще один сотрудник правоохранительных органов

РИА «Новости»
На суде по делу против музыкального критика Артемия Троицкого, которого экс-сотрудник ГИБДД Николай Хованский обвиняет в оскорблении вручением антипремии, дали показания музыкант Noise MC, режиссер Сергей Морозов и актер Василий Сахновский. Творческая интеллигенция встала на сторону обвиняемого. Тем временем в суд на Троицкого собирается подать еще один сотрудник правоохранительных органов.

В судебном участке № 349 во вторник продолжился процесс по делу против музыкального критика Артемия Троицкого, которого обвиняет в оскорблении экс-майор ГИБДД Николай Хованский за вручение антипремии и приза «Свинья-мент-копилка».

Хованский получил антипремию за свое поведение после ДТП на Ленинском проспекте в феврале 2010 года: тогда служебный Mercedes S-500 вице-президента «ЛУКойла» Анатолия Баркова столкнулся с Citroen C3. За рулем Citroen находилась жительница Московской области Ольга Александрина. И она, и ее пассажирка, заслуженный врач России, профессор Вера Сидельникова, погибли после столкновения. В этот же день на месте происшествия до проведения каких-либо экспертиз Хованский заявил журналистам, что виновником аварии была Александрина. В СМИ и блогосфере разразился скандал. Руководство ГИБДД заявило, что Хованский еще до ДТП подал рапорт об увольнении. 10 ноября Артемий Троицкий на концерте ДДТ вручил уже бывшему милиционеру антипермию под названием «Дорога колеснице». Как пояснил критик на вчерашнем заседании, приз милиционеру достался за то, что тот «убил девушку морально, то есть опорочил ее имя».

ДДТ — любимая группа Хованского. Как признался экс-майор во вторник, под Шевчука он «штурмовал Белый дом и воевал в Чечне».

А о том, что на концерте любимого музыканта его назвали «самым поганым ментом», бывший милиционер узнал от дочери, пришедшей в этот вечер в клуб Arena Moscow. Потом Хованский выяснил, что название премии — прямая отсылка к «откровенно сатанинской песне» Noise MC Mersedes666. Экс-майор был оскорблен. Высказывание Троицкого со сцены он успешно оспорил сначала на гражданском процессе против критика, а после подал в правоохранительные органы частное заявление с требованием возбудить уже уголовное дело по ч. 2 ст. 130 УК (публичное оскорбление). Заявление удовлетворили, Хованский и Троицкий встретились в суде второй раз.

Своего кумира Юрия Шевчука Хованский видел в судах дважды: музыкант выступал свидетелем защиты ранее на гражданском процессе и на прошлом заседании по уголовному делу. Во вторник экс-милиционер познакомился с исполнителем не понравившейся ему «сатанинской песни». Иван Алексеев, он же Noise MC, выступая перед судом, рассказал, что узнал о ДТП на Ленинском проспекте от родной сестры Александриной, своей хорошей знакомой. За полтора часа он написал слова песни «Дорогу колеснице», положил их на музыку друга и еще за полтора часа сделал запись. Через некоторое время Троицкий пригласил его выступить на концерте ДДТ. О том, что там будет вручаться премия, названная в честь его песни, музыкант узнал уже непосредственно в клубе.

— Что вы имеете в виду под словами «Прочь с пути, плебей, под дорогу не лезь»? Это вы врачей-гинекологов называете плебеями? — спросил свидетеля Алексеева адвокат Хованского Андрей Синюков.

— Песня исполняется от лица Баркова. Я считаю его виноватым в этом ДТП. Плебеи здесь люди без «мигалок», которые лезут под колеса автомобилей с «мигалками», — терпеливо объяснял свидетель уже четвертую строку своей песни.

На 30-й минуте допроса свидетеля Алексеева адвокат смог пояснить судье, что Троицкий ассоциировал Хованского с песней, поэтому ее анализ так необходим.

«Песня же не про что, что тачки-таратайки из гаража выезжают», — перебивал судью адвокат. В ней используются связанные с сатанизмом образы, продолжал Синюков, а «всем известного о противостоянии сатанизма и православия», добавлял Хованский. Во время допроса адвокат выяснил также, что Алексеев — человек неверующий, и теперь пытался объяснить взаимосвязь всех перечисленных фактов судье. «В песне есть образы, связанные с адом, это политическая метафора», — безуспешно, в свою очередь, объяснял стороне Хованского смысл своего творчества Noise MC.

Следующий свидетель, режиссер Сергей Морозов, говорил потерпевшей стороне о специфике концертов ДДТ и такого явления, как антипремия. Режиссер был на концерте и слова Троицкого, которого он знает уже около 20 лет, называет «предельно корректными». Он отметил, что вообще не представляет, как критик выражается нецензурно. Конкретно про Хованского Троицкий на концерте говорил мало, рассказывал еще один представитель творческой интеллигенции, а зал слова Троицкого не интересовали вовсе: зрители требовали, чтобы он ушел со сцены, а пришел на нее Шевчук.

— Крик в зале — это не поддержка Троицкого. Как правило, если на концерте происходит какое-либо не связанное с ним действие, то зал кричит «давайте заканчивать», — спокойно объяснял режиссер.

— Это всегда так или только по отношению к Троицкому? — с надеждой спросил
Хованский.

— Всегда.

Синюков сказал Морозову, что он «единственный здесь здравый человек», и признался, что с ним приятно пообщаться.

— Вы же воевали? — неожиданно вмешался в разговор адвоката и свидетеля Хованский.

— Воевал.

— В Чечне? Это не для суда, не для суда, — опередил возражения судьи экс-майор.

— В Чечне.

Как выяснилось уже в выступлении Хованского, одна из его претензий к Троицкому состоит как раз в том, что он не проходил воинскую службу: «Это видно по его словам. Человек не воевал в советские времена и не представляет, что такое воинский состав».

То, что антипремию могут вручать не эксперты в определенной области, ни Морозову, ни третьему свидетелю, актеру Василию Сахновскому объяснить потерпевшим не удалось. Сахновский перечислил даже девять антипремий, вручаемых общественными деятелями в разных странах. Среди них были уже существующие в США и России антипремии худшим полицейским и антипремия 2007 года, врученная Владимиру Путину за развал свободной прессы. Адвокат Синюков признался, что свидетель ему тоже понравился (Сахновский обмолвился, что он верующий, в одном из ответов), но его показания вызвали у Синюкова только негодование: «Уважаемый Владимир Владимирович — самостоятельное процессуальное лицо и может не получать антипремий. А вот если я вам вручу премию, что вы самый плохой актер и сценарист, или вашему отцу, вам это понравится? Вы что, ничего не будете делать? Вот прям и вручу вам, договорились!» Пытавшейся опротестовать действия Синюкова адвокату Троицкого Ирине Хруновой он показал язык.

«С 10 ноября 2010 года я слежу за Троицким, он стал мне как родной, — начал свою речь перед дачей показаний Хованский. — Я все про него знаю. Он считает, что имеет право раздавать леваки направо и налево, называть всех поганцами, преступниками.

Кто-то должен был это прекратить, и нашелся пенсионер из МВД. Я дал ему урок вежливости».

Хованский пояснил, что ему была неприятна антипремия в принципе и все слова, сказанные по отношению к каждому милиционеру-лауреату, он воспринимает как оскорбление: «Воинский коллектив — это один организм». Адвокат Хованского громко заявил суду, что на допрос надо вызвать не «актеров, режиссеров и рэперов», а полк из ближайшего к суду ОВД, и сразу же заявил, что подает соответствующее ходатайство. Впрочем, оно было отклонено. Хованский внес свое предложение. Чтобы показать Троицкому, как он не прав, экс-майор милиции готов взять критика в патруль ДПС на один день и уже договорился об этом со своим бывшим начальником — Николаем Киричковым. «Я лично поеду с ним в патруль. Буду контролировать, чтобы он не хамил водителю. Поверьте, после его отношение изменится», — убеждал зал Хованский.

Затем экс-майор заявил, что готовый взять в патруль Троицкого Киричков также готов подать на критика в суд, «как только снимет погоны».

Имя командира 3-го спецбатальона ДПС также звучало во время вручения антипермий — после имени его подчиненного. Будущего истца Хованский охарактеризовал положительно и отметил, что служебное несоответствие, о котором после ДТП объявил Киричкову тогдашний глава ГИБДД Москвы Сергей Казанцев, осталось только устным: никаких документов о нем полковник Киричков так и не получил. Об этом он лично рассказал Хованскому в дружеской беседе.

Суд над Троицким продолжится 29 июня в 11.00. На заседании допросят самого критика, а затем суд планирует перейти к прениям сторон.