Домовец ушел домой

Следователь Домовец, обвиняемый в получении взятки в $1,5 млн, переведен под домашний арест

РИА «Новости»
Обвиняемый в получении $1,5 млн в качестве взятки следователь транспортной прокуратуры Григорий Домовец вышел из СИЗО. Суд изменил ему меру пресечения на домашний арест по инициативе следствия. Начальник Домовца Иван Кожевников и замглавы управления Алексей Малков, которых следователи считают его сообщниками, остаются за решеткой.

Об освобождении из СИЗО заместителя руководителя следственного отдела по особо важным делам Московского межрегионального следственного управления на транспорте (ММСУТ) СКП Григория Домовца стало известно в среду. Как сообщили в пресс-службе Мосгорсуда, решение об изменении обвиняемому меры пресечения 18 октября принял Басманный районный суд.

Вместо содержания под стражей обвиняемый в получении $1,5 млн в качестве взятки Домовец будет находиться под домашним арестом, говорится в постановлении.

С ходатайством об изменении меры пресечения выступили представители Главного следственного управления (ГСУ) СКП, которые несколько месяцев назад добивались ареста Домовца. С чем связаны такие перемены в судьбе его подзащитного, адвокат обвиняемого Марсель Валиуллин объяснять отказался. «С меня взяли подписку о неразглашении, любые подробности о проведении следственных действий и судебном производстве я не вправе сообщать», — отрезал он, а на вопрос о том, изменил ли его подзащитный данные следователям показания, не ответил.

Ранее Домовец полностью отрицал получение взятки, а следователи, которые в конце мая привели его в наручниках в Басманный суд, объясняли, что бывший замначальника отдела по расследованию особо важных дел обязательно станет давить на свидетелей и уничтожит улики. Домовца отправили в СИЗО на два месяца, потом дважды продлевали срок ареста. К середине лета в уголовном деле по ч. 4 ст. 290 УК (получение взятки в крупном размере) появились еще два фигуранта — экс-начальник Домовца Иван Кожевников и замглавы ММСУТ Алексей Малков. Они под арестом до сих пор.

По версии следствия, Домовец вымогал $4 млн у одного из фигурантов уголовного дела о контрабанде мяса. Он получил $1,5 млн. Часть этих денег предназначалась Кожевникову и Малкову.

За крупную взятку 31-летний следователь якобы обещал не предъявлять одному из подозреваемых по делу обвинение, а также облегчить участь тех, кто уже был под следствием. Речь идет об уголовном деле, возбужденном ММСУТ в феврале 2010 года, по которому проходили 10 человек, в том числе 49-летний гражданин США Михаил Гинзбург. Последнему вменялась организация преступной группы, участники которой ввозили в Россию мясо из США, Европы и Латинской Америки, незаконно получая лицензии на ввоз по льготным тарифам. Контрабандное мясо везли через таможенные посты Сергиева Посада и Наро-Фоминска, а оттуда в столичные гипермаркеты и супермаркеты. В ходе следствия в феврале 2010 года обыски проводились (помимо таможенных постов и коммерческих фирм) на предприятии ОАО «Наро-фоминский хладокомбинат» и у одного из его руководителей Дмитрия Мостмана, который теперь проходит по «делу следователей» в качестве свидетеля. Именно ему, считает следствие, Домовец предложил отдать $4 млн, чтобы не стать обвиняемым. За первый миллион ($500 тысяч Домовец получил 13 апреля, еще $500 тысяч 23 апреля) нескольким обвиняемым изменили меру пресечения с ареста на залог, в том числе Гинзбургу, который успел после этого скрыться.

В мае Мостман написал на Домовца заявление в ФСБ, после чего следователи отправили адвоката Мостмана, некоего господина Леонтьева, на встречу с предполагаемым вымогателем, вручив пять пачек меченых купюр, завернутых в газету «Ведомости», и бумажный пакет. Предыдущие транши взятки Домовцу, согласно материалам дела, тоже передавал не сам Мостман, а адвокаты — защитники Семенов и Мусияка. Полученные деньги следователь спрятал под диваном в кабинете Кожевникова, где их и нашли оперативники ФСБ. Сам начальник отдела по расследованию особо важных дел был тогда в отпуске. По возвращении (в июле 2010 года) Кожевникова арестовали, а еще через месяц в статусе обвиняемого оказался замглавы управления Малков. Все они, как выяснилось, незадолго до предъявления обвинения уволились из ММСУТ по собственному желанию.

Никто из обвиняемых вины не признавал.

Домовец утверждал, что Мостман оговорил его. «Это провокация взятки с целью избежать уголовного преследования», — говорил он в Басманном суде. Кожевников и Малков утверждали, что ни о каких взятках просто не знали.