Милиция пеленгует журналистов

Милиция нагрянула домой к корреспонденту «Газеты.Ru» в связи с погромом в Химках

ИТАР-ТАСС
К корреспонденту «Газеты.Ru» посреди ночи пришли милиционеры. Сотрудники милиции, не представившись, заявили его матери, что хотят опросить ее по делу о нападении на химкинскую администрацию.

Двое милиционеров пришли в дом на улице Ереванской, где живет корреспондент «Газеты.Ru» Григорий Туманов, около 00.30 четверга. В этот момент дома находились только его родители, которые готовились ко сну. Как рассказал отец журналиста Борис Туманов, дверь в квартиру не была заперта, поэтому сотрудники правоохранительных органов сразу вошли в гостиную, не позвонив в звонок. «В этот момент я лежала на диване и смотрела телевизор — и вдруг в комнате появляются милиционеры. Представляться отказываются. Один вроде наш участковый, в форме, а второй в штатском. Я сразу позвала мужа из соседней комнаты, который вывел их обратно на лестничную клетку», — рассказала мать корреспондента Ирина Карелина.

По словам Туманова-старшего, милиционеры предъявили ему список из четырех фамилий, в котором фигурировала и его супруга.

«Они объяснили, что их начальники хотят опросить Ирину по делу о погроме химкинской администрации, и предложили пройти вместе с ними в ОВД «Царицыно». Я ответил им, что это какое-то недоразумение: моя жена — домохозяйка, никогда в Химках не была, а им самим следовало бы думать, прежде чем вламываться в квартиру к людям посреди ночи. Я отправил их обратно к начальству, чтобы оно разобралось в ситуации», — рассказал он.

Отметим, что по закону любые допросы после 22.00 запрещены. Кроме того, милиционер не имеет права входить в квартиру самостоятельно, а жилец может не пускать его, если сотрудник правоохранительных органов не представился и не показал документов, объясняющих цель его визита. Участковый же имеет право совершать обход квартир только до 20.00.

Милиционеры извинились и ушли, но уже в 7.30 четверга Карелиной перезвонил некий Константин Колесников, представившийся сотрудником РУБОПа. Он заявил, что телефон матери журналиста был запеленгован (определено местонахождение аппарата) в районе химкинской администрации во время погрома 28 июля. «Он сказал, что хочет опросить меня в связи с этим вопросом», — рассказала Карелина. По ее мнению, произошло недоразумение, так как номер мобильного телефона, которым уже год пользуется корреспондент «Газеты.Ru», юридически оформлен на нее. Отец журналиста, однако, связывает произошедшее с профессиональной деятельностью своего сына, в последнее время освещавшего события вокруг Химкинского леса, в том числе и атаку радикальной молодежи на администрацию Химок.

Милиция пытается допросить журналистов по «химкинскому делу» уже не первый раз. В пятницу, 30 июля, посреди ночи автобус ОМОНа забрал из центра Москвы около 30 человек, чтобы допросить одного оппозиционного блогера Виталия Шушкевича, снимавшего акцию на видео для портала Besttoday.ru. В субботу на допрос из квартиры увезли внештатного фотографа «Новой газеты». В понедельник следователи провели выемки фотографий с акции в редакции газеты «Коммерсантъ», а в среду на допросе побывал корреспондент «Свободной прессы» Павел Никулин. При этом источник «Газеты.Ru» в ГУВД по Подмосковью заявил, что следствие планирует на этом остановиться. «Все, больше журналистов не тронем», — сказал собеседник. Однако в тот же день на десятичасовом допросе в УВД Химок побывали гражданский активист Сергей Смирнов и его супруга, стрингер «Московского комсомольца» и «Комсомольской правды» Анастасия Кривошанова. Как рассказал «Газете.Ru» сам Смирнов, его опросили в качестве свидетеля, «но под конец зачем-то взяли отпечатки пальцев». «Было довольно жестко», — признался он.

В четверг днем никаких официальных комментариев от подмосковного ГУВД получить не удалось.

Неофициально сотрудники подмосковных правоохранительных органов признают, что, «скорее всего, произошло недоразумение» и побеседовать со следователями в итоге придется и корреспонденту «Газеты.Ru».

«Пеленгование мобильных телефонов, как правило, осуществляется отделом К МВД с санкции следователя и прокурора. У сотовых операторов запрашиваются телефонные звонки, совершенные в конкретный период и в конкретном месте, а потом владельцы этих номеров опрашиваются. В данном случае поговорить придется с тем, кто действительно был там и пользовался этим номером, то есть с журналистом», — говорят в правоохранительных органах.