Мы к вам приедем

Политическая составляющая Химкинского дела уже более чем очевидна. И внесли ее именно действия силовых структур

«Газета.Ru» 05.08.2010, 16:40
grani-tv.ru

Политизация конфликта вокруг Химкинского леса, жесткость к гражданским активистам и давление на журналистов говорят о переходе отношений между властями и гражданами в новое качество: и без того безгласное общество пытаются запугать до состояния полного паралича.

Статья, которую предъявляют лидеру движения «В защиту Химкинского леса» Евгении Чириковой — неповиновение сотрудникам милиции, — становится большой проблемой. Потому что законным требованиям сил правопорядка необходимо подчиняться. В принципе. И очень плохо, когда этот принцип перестает работать.

А как же этим требованиям подчиняться, когда задержание активистки, и всего-то для дачи свидетельских показаний, происходит в хамской, унизительной манере? Как подчиняться, когда милиция врывается в дом родителей освещавшего химкинские дела журналиста в половине первого ночи, без реальных оснований, а потом цинично извиняется за незаконно поздний визит, якобы нанесенный «по ошибке»?

Это никакие не ошибки и не пробелы в воспитании сотрудников милиции — это сознательно избранный стиль поведения, именуемый запугиванием и давлением. И неповиновение в такой ситуации неизбежно для сохраняющих чувство собственного достоинства граждан. Вот по этому чувству и бьют.

Движение «В защиту Химкинского леса» — по сути, гражданский, а не политический конфликт, каким несть числа во многих странах. Далеко не всегда активисты оказываются правы в противостоянии с поддерживаемыми властями застройщиками, да и когда оказываются — далеко не всегда добиваются своего в борьбе с большими деньгами и корыстными интересами. И эксцессы, доходящие до мордобоя, в таких ситуациях тоже не редкость. Однако подобного рода конфликты вне зависимости от их остроты вписываются в систему отношений гражданского общества и государства, ни в коем случае не превращаясь в политическое действие. В нашем случае дело обстоит не так.

Политическая составляющая химкинского дела уже более чем очевидна. И внесли ее именно действия силовых структур.

Она начала проявляться уже тогда, когда был покалечен главный редактор газеты «Химкинская правда» Михаил Бекетов, а органы фактически отказались искать виновных. Как ни крути, а правота или неправота оппонентов химкинских властей нисколько не извиняет бандитских нападений на них. Но с тех пор у местного, регионального и федерального руководства было множество возможностей найти и наказать нападавших и их заказчиков, а скандал перевести в разряд именно что гражданских протестов, которые, кстати, и воспитывают из подданных граждан.

Как понятно на сегодняшний день, логика действий власти прямо противоположна. Гражданские активисты фактически приравнены к политической оппозиции. Мало у кого вызывает радость то, как власть обходится с «несогласными», требующими политической честности, но там все же идет другая игра. И понятно, что политическая, идейная оппозиция, как бы ни было ее мало и как бы ни было маргинально ее влияние, со своего места не сдвинется.

Но зачем же подвязывать к этому гражданские протесты? Зачем демонстрировать, что реакция властей на требование соблюдать Конституцию и на возмущение прокладкой трассы через Химкинский лес совершенно одинакова? Остается предположить только, что

возмущение активистов вызывает обратное возмущение начальников: «Как посмели? Наказать!»

Ничего удивительного нет в том, что при подобном раскладе к химкинским протестантам в гости устраивать погромы отправляются совершенно политизированные товарищи, не скрывая, что сам повод их вовсе не волнует: «к черту лес». А дальше совместные усилия противоположных, казалось бы, сторон с неизбежностью трансформируют гражданскую активность в политическую, к которой легко применить рвение сотрудников по борьбе с экстремизмом.

Если это происходит случайно, это свидетельствует о системных пороках в государственном устройстве, силовые органы которого не способны отзличать бунтовщиков от граждан, искренне озабоченных состоянием дел вокруг себя. Если это сознательное сталкивание гражданской активности в политику, то мы имеем дело со злонамеренной попыткой запугать общество до состояния полного паралича. Злонамеренной, но, хуже того, бесполезной. Потому что разумная в целом статья о наказании за неповиновение милиции в этих конкретных условиях лишается всякого морального фундамента.