Детей выселяют по закону

КС рассмотрит статью ГК РФ о выселении несовершеннолетних

ИТАР-ТАСС
Конституционный суд занялся новой редакцией Гражданского кодекса РФ, которая позволяет оставить ребенка без крыши над головой.

Поводом для разбирательства стала жалоба шестнадцатилетней жительницы города Котлас Архангельской области Валерии Чадаевой. В 2004 году ее отец вернулся, отбыв наказание в местах лишения свободы. Сильно пьющий родитель начал гулять, водить шумные компании, а потом и распродавать все, что имелось в доме. Как утверждается в жалобе Чадаевой, к 2006 году были проданы даже стекла из оконных рам. Вскоре разгульная жизнь кончилась: Чадаев снова отправился за решетку. При этом быть собственником опустошенной квартиры, где продолжали жить его жена и дочь (на тот момент ей было 14 лет), он не перестал. Чем и воспользовался, умудрившись в декабре 2007-го продать свою жилплощадь, не покидая исправительной колонии. Покупатель спустя всего два месяца перепродал квартиру еще раз, жене своего знакомого.

А она уже уведомила в письменной форме Елену и Валерию Чадаевых о том, что они должны освободить помещение, так как больше проживать там не имеют права.

Попытка найти справедливость в судах общей юрисдикции потерпела фиаско: Котласский городской и Архангельский областной суды последовательно рассмотрели дело и признали сделки, в результате которых мать и дочь лишились крыши над головой, вполне законными. К июню 2009 года Елена Чадаева умерла в результате тяжелой болезни. А Котласский городской суд тем временем удовлетворил иск Вероники Скорняковой (новой собственницы квартиры) о принудительном выселении с незаконно занимаемой жилплощади несовершеннолетней Валерии. В результате сейчас девочка живет вместе с бабушкой в деревенском неблагоустроенном доме. Что касается ее отца, то лишь весной нынешнего года он наконец-то был лишен родительских прав.

Логика действий судов основывалась на редакции ст. 292 Гражданского кодекса (ГК) РФ, вступившей в действие с 1 января 2005 года. Согласно ей, вмешательство органов опеки и попечительства в сделку с недвижимостью возможно только в том случае, когда в отчуждаемом жилом помещении проживают «находящиеся под опекой или попечительством члены семьи собственника данного жилого помещения либо оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника». Так как у Чадаевой на момент совершения сделки были живы оба родителя и она формально никак не могла считаться «оставшейся без родительского попечения», то помешать выселить ее на улицу у органов опеки права не было.

До 1 января 2005 года 292-я статья ГК не включала таких оговорок, и согласие органов опеки и попечительства на сделку требовалось в любом случае, если в квартире или доме проживали несовершеннолетние.

Именно эти поправки, внесенные в ГК федеральным законом № 213-ФЗ от 30.12.2004, и просит теперь признать неконституционными Валерия Чадаева. По ее мнению, они противоречат 7-й (Россия — социальное государство), 38-й (забота о детях — равное право и обязанность родителей) и 40-й (каждый имеет право на жилище) статьям Конституции.

Основная полемика на заседании КС развернулась между двумя представителями президента РФ — Михаилом Кротовым (полномочный представитель главы государства в КС) и Павлом Астаховым (уполномоченный при президенте по правам ребенка), которые заняли кардинально противоположные позиции.

«Рассматривая данный конкретный вопрос, можно сказать: норма закона была применена неправильно, — утверждал Кротов. — Способ защиты прав заявительницы существовал. Оспариваемый закон нельзя признавать неконституционным, как бы нам ни хотелось помочь девочке, которая действительно попала в очень сложную ситуацию. В данном случае имеется судебная ошибка и ее надо исправить, если, конечно, позволяют процессуальные сроки».

«Случай Валерии Чадаевой, безусловно, трагичен, но он далеко не самый страшный, — подчеркнул уполномоченный по правам ребенка Астахов. — Ежегодно у нас сотни детей остаются без крыши над головой, просто выписываются на улицу. Да, от этого растет объем сделок с недвижимостью, от этого выигрывают банки, но кто позаботится о детях? Государство делегировало эти полномочия органам опеки и попечительства. Но в подобных ситуациях они лишены возможности вмешаться. Квартира — это больше чем жилье, это фактически жизнь. Лишая ребенка жилья, его лишают возможности нормальной жизни».

Кроме того, Астахов неоднократно заявил, что конституционное право ребенка на жилище должно быть, безусловно, выше права собственности его родителей.

В этом его активно поддержал представитель заявительницы, адвокат Владимир Цвиль. «Получение согласия органов опеки не ограничивает право собственности, а лишь гарантирует добросовестность совершения сделки», — пояснил он свою позицию. Соответственно, Астахов и Цвиль настаивали на том, что новая редакция ГК должна быть обязательно откорректирована, потому что сейчас она конституционных прав ребенка не защищает.

Судья КС Гадис Гаджиев отметил, что необходимо более тщательно разобраться с формулировками — в частности, что означает «оставшиеся без родительского попечения». «Надо понять, это юридическое или фактическое состояние», — подчеркнул он.

Эту же тему затронула представитель генеральной прокуратуры РФ Татьяна Васильева, которая сообщила, что когда действовала прежняя редакция ГК, суды общей юрисдикции исходили в своих решениях не из формального наличия согласия органов опеки, а из фактического положения вещей. По идее, так должно быть и сейчас, хотя реальность этому противоречит. «Сама по себе норма не противоречит Конституции, — считает Васильева. — Но вместе с тем на практике она дает возможность недобросовестным собственникам использовать свое право в ущерб несовершеннолетним».

«Правовым дефектом» назвал действующую ныне систему представитель Минюста РФ Виктор Карпов.

«Был устранен действовавший ранее порядок контроля органами опеки над сделками с помещениями, в которых проживают несовершеннолетние, — сказал он. — Уместно задать вопрос: каким образом эти нормы были компенсированы? Каким органам были переданы функции? Ответ вроде бы очевиден: полнота ответственности лежит на родителях. Но в реальной жизни интересы родителей и детей могут не совпадать. Значит, необходим особый порядок контроля сделок с жильем, в которых участвует ребенок».

Теперь свое слово осталось сказать пленуму КС РФ. Решение по делу Чадаевой будет вынесено и оглашено в течение ближайшего месяца.