Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Милиционеры станут солдатами

Медведев рассказал о реформе МВД

Григорий Туманов 18.02.2010, 19:07
ИТАР-ТАСС

Милиционеры, как и солдаты, теперь не могут ослушаться приказа начальства. При совершении преступлений в часы досуга их профессия будет считаться отягчающим обстоятельством. Министра менять президент не намерен, повышать зарплату милиционерам тоже, зато за публичную критику начальства будут сразу увольнять.

В четверг в здание МВД на Житной реформировать ведомство приехал президент Дмитрий Медведев. На расширенном заседании коллегии он объявил главе министерства Рашиду Нургалиеву о первых предпринятых им шагах навстречу объявленной в декабре 2009 года реформе МВД.

Центральный аппарат ведомства решено сократить почти вдвое — из 19,9 тысячи сотрудников работать останутся только 10 тысяч, а многих генералов заменить на членов президентского кадрового резерва — «перспективных офицеров милиции, которые готовы честно защищать закон и права граждан».

По каким критериям буду увольнять милиционеров — пока неизвестно. Ранее в МВД заявляли, что определятся с сокращением штатов и прочими изменениями до 31 марта. «В президентском указе идет речь о двух принципиальных вещах. Первое ― избавление МВД от не свойственных ему функций. Второе ― перевод всех подразделений на федеральное финансирование», ― пояснял «Газете.Ru» пресс-секретарь МВД Олег Ельников. По словам представителя МВД, речь идет в первую очередь о реформе милиции общественной безопасности (МОБ).

«Это конгломерат функций, не имеющих отношения к охране общественного порядка», ― охарактеризовал Ельников нынешнюю деятельность МОБ, напомнив, что в ее структуру сейчас входят и вытрезвители («от которых мы 15 лет пытаемся избавиться»), и конвойные, и инспекция по делам несовершеннолетних, и участковые, и ОМОН, и другие подразделения.

Основой реформы, о необходимости которой заговорили в связи с делом майора милиции Дениса Евсюкова, станут несколько президентских законопроектов, поступивших в четверг в Госдуму. В них Медведев предложил привлекать милиционеров к уголовной ответственности за неисполнение законных приказов начальства: «С нарушителями дисциплины нужно бороться, причем бороться жестко. Тот, кто не исполняет правомерный приказ, — тот преступник». До сих пор такая норма существовала только в Вооруженных силах РФ и ФСБ.

Как говорится в президентских законопроектах, оказавшихся в распоряжении «Газеты.Ru», за неисполнение не противоречащего закону приказа начальства, повлекшее за собой негативные последствия, милиционеру грозит арест сроком до полугода. За аналогичный проступок, совершенный несколькими сотрудниками правоохранительных органов по предварительному сговору, наказание уже серьезнее – до пяти лет лишения свободы.

Также милиционеров обяжут уведомлять о задержании своих коллег, ставших фигурантами уголовного дела, их непосредственное начальство. До этого в ст. 96 Уголовно-процессуального кодекса РФ дознаватель обязан был уведомлять о задержании гражданского лица его родственников, военного – командование его части, а если ему попадался иностранец, то посольство его страны.

Еще один документ, поступивший в Госдуму из президентской администрации, регламентирует рабочие взаимоотношения милиционера и его начальства. В нем уточняются вопросы, связанные с работой сотрудника правоохранительных органов в ОВД и временной нетрудоспособностью. Документ также определяет список грубых нарушений дисциплины. Увольнять милиционеров теперь будут не за «систематическое» неисполнение их служебных обязанностей, а за «неоднократное». Нарушениями дисциплины в законопроекте предлагается считать отсутствие сотрудника на рабочем месте, пьянство на работе, разглашение сведений, составляющих гостайну.

Кроме того, теперь милиционера теперь официально можно будет уволить за то, что он публично высказывался в адрес начальства или работы правоохранительных органов в целом.

Таким образом, майора-видеоблогера Алексея Дымовского можно было бы увольнять за сам факт его видеообращения, а не искать за ним других профессиональных проступков.

При краже, убийстве или наезде на пешехода профессию милиционера Медведев предложил расценивать как отягчающее обстоятельство. При расследовании уголовных дел, заведенных в отношении сотрудников милиции, не будет учитываться, находились они при исполнении или нет в момент совершения преступления: «отягчающим обстоятельством будет считаться сам факт их работы в органах внутренних дел».

Если бы президентские поправки были приняты раньше, то Нагатинский районный суд, в 2009 году рассматривавший гражданские иски к МВД и Минфину, поданные пострадавшими от действий Евсюкова, не отказал бы им в компенсации. Но осенью суд постановил, что майор стрелял по людям после окончания своего рабочего дня, а следовательно, любые иски к нему должны предъявляться как к обычному российскому гражданину, а не госслужащему.

Глава милицейского профсоюза Михаил Пашкин эту меру одобряет: популярная технология с увольнением проштрафившихся сотрудников МВД задним числом больше не сработает, считает он. «Сокращение раздутого центрального аппарата — тоже здорово», — говорит Пашкин. Правда, считает он, опасность предложенных Медведевым поправок в закон «О милиции» кроется в части, посвященной уголовной ответственности за непослушание. Пашкин связал это с подготовкой к подавлению массовых акций протеста, на которые сейчас приходит все больше людей, как на недавних митингах в Калининграде, Иркутске и Самаре.

То, что милиционеров фактически приравняют к военным, кажется главе профсоюза тревожным звонком: «Операм и участковым и так приказов не отдают, потому что нельзя приказать раскрыть дело или кого-то посадить, это неправомерно. Эти поправки явно рассчитаны на ОМОН и на подавление возможных массовых беспорядков. Власти явно сильно напряглись после Пикалево и недавнего митинга в Калининграде».

Милитаризацией МВД обеспокоен и глава правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков. «Это движение в сторону большей репрессивности ведомства, так как сотрудников просто будут запугивать уголовной ответственностью, что противоречит общемировой практике», — считает правозащитник.

Работу в МВД как отягчающее обстоятельство при совершении преступления он считает нарушением права милиционеров на всеобщее равенство перед законом. «В Уголовном кодексе и так есть статьи о должностных преступлениях, но не нужно судить их строже за общеуголовные преступления — ведь это такие же люди. Или в противном случае такую же норму нужно вводить и для тех же судей», — говорит он.

Замена милицейских генералов на президентских резервистов также кажется ему опасной тенденцией.

«У каждого государственного лидера свой кадровый резерв, а лидеры меняются. Может получиться, что костяк милицейского руководства в итоге будет очень сильно зависеть от действующей власти. Мы сами не догадывались об этом, но опыт изменчивой политической жизни в Восточной Европе, где начальников решили назначать таким же способом, открыл нам глаза на эту проблему», — объясняет собеседник.

«То, что я сегодня увидел, — это не реформа МВД. Ничего из предложенного нами Суркову и другим чиновникам президентской администрации учтено не было», — расстраивается правозащитник Лев Пономарев. Вместе со своими коллегами он носил в Кремль собственную концепцию реформы, в которой шла речь о выводе за штат милицейских психологов, сокращении численности ведомства и придании Департаменту собственной безопасности (ДСБ) большей независимости. «Мы предлагали передать ДСБ в ведение того же Бастрыкина из СКП, а также поднять зарплату милиционерам и существенно почистить ряды, но ничего этого мы сегодня на коллегии МВД не увидели», — говорит Пономарев. В столичной мэрии уже лежит его заявка на проведение митинга, посвященного реформе МВД. Правозащитник надеется, что там ему удастся предать свою концепцию еще большей огласке.

Не менее серьезный проект и у Чикова из «Агоры»: в марте правозащитник представит концепцию реформы МВД, разработанную совместно с действующими и бывшими полицейскими из Европы, США и Канады. «Мы разрабатывали свою концепцию, опираясь на опыт наших восточноевропейских соседей, где история очень похожая», — объясняет он. Предложенные Медведевым меры ему кажутся бессистемными, «несколько популистскими» и «больше направленными на улучшение имиджа президента». Одно из главных положений чиковской реформы также существенное сокращение милицейского штата. В Финляндии и Японии, говорит правозащитник, на 100 тысяч жителей приходится по три полицейских, а в России только в каждый вагон московского метро, где умещается около 100 человек, можно посадить по милиционеру.