Антифашист сел как хулиган

Антифашист Олесинов получил год колонии

Андрей Стенин
Антифашист Алексей Олесинов приговорен к году колонии общего режима. Суд счел его виновным в нарушении общественного порядка во время погрома в клубе «Культ». Отдельно подсудимого упрекнули в использовании фаеров «для публичности».

Во вторник Таганский районный суд Москвы приговорил одного из лидеров московских антифашистов Алексея Олесинова, известного в движении под кличкой Шкобарь, к году колонии общего режима. Суд решил, что Олесинов принимал участие в потасовке с охраной клуба «Культ» в конце августа прошлого года. Защита антифашиста намерена обжаловать приговор.

Оглашение приговора переносилось дважды.

Первый раз, 14 апреля, заседание не состоялось по техническим причинам, и его перенесли на 20-е число. «Засудят вашего приятеля — будет фюреру подарок на день рождения», — говорили собравшимся у суда антифашистам милиционеры из кордонов. 15 апреля на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека о ситуации с Олесиновым стало известно президенту Дмитрию Медведеву. «Вот сейчас в московской тюрьме, в СИЗО, сидит молодой человек, 23-летний выпускник философского факультета, вернее, недоучившийся, Алексей Олесинов, которому грозит 20 апреля, в день рождения Гитлера, приговор 5 лет тюрьмы. Только за то, что следствие и другие органы считают его одним из лидеров движения «Антифа», — сказал президенту правозащитник Валентин Гефтер. Медведев сдержанно поблагодарил Гефтера за информацию. На следующий день суд над Олесиновым перенесли на 21 апреля.

За несколько часов до оглашения приговора у здания суда дежурили милиционеры, ОМОН и судебные приставы.

Знакомых Олесинова, собравшихся его поддержать, в здание не пустили.

Перед тем как завести подсудимого, помещение суда проверил кинолог с собакой. После этого прессу оттеснили к выходу автоматчики ОМОНа, и в зал ввели Шкобаря. Арестованный 6 ноября 2008 года антифашист за проведенное в СИЗО время заметно похудел. В ожидании судьи журналисты просили Олесинова, сидящего в клетке, показать наручники и спрашивали, как он относится к своей известности. «Это какой-то цирк», — отвечал Шкобарь и отворачивался от фотокамер, пряча лицо под козырьком черной кепки. Вокруг клетки с антифашистом стояли пять милиционеров и четыре ОМОНовца с автоматами. Весь приговор Олесинов прослушал молча, нервно теребя наручники.

В зачитанном судьей Ивановой решении значилось, что Олесинов, «проявляя крайнюю степень эгоцентризма и вседозволенности», устроил потасовку с одним из охранников клуба «Культ» и руководил погромом этого заведения (30 августа 2008 года во время драки приятелей антифашиста с охраной в клубе были разбиты окна и подожжена дверь).

По версии обвинения, антифашист не прошел фейс-контроль в «Культе», разозлился на охранников и вместе со своими друзьями начал потасовку. Друзья Олесинова, дававшие показания в ходе процесса, факта драки и погрома не отрицали, но настаивали, что потасовку начал один из охранников, который, как выяснилось уже на суде, имел лишь устную договоренность с администрацией об охране заведения.

То, что Олесинов являлся антифашистом, также звучало в зале суда неоднократно, но, по мнению Ивановой, никак не отразилось на приговоре.

«Суд не ставит вопросов о принадлежности Олесинова к «Антифа», так как судят его за хулиганство, совершенное вне зависимости от взглядов и идей, а не по мотивам политической, идеологической, расовой вражды», — пояснила судья.

«Олесинову не вменяется метание бутылок и битье стекол», — уточнила Иванова. По мнению суда, Шкобарь был организатором погрома. «Умысел Олесинова был направлен на нарушение общественного порядка, ущерб которому был нанесен больший, чем потерпевшим. Дым и яркий свет фаеров придал событию публичности», — сказала судья и признала Олесинова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч .2 ст. 213 УК РФ (хулиганство, связанное с сопротивлением лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка).

Олесинов получил год колонии общего режима.

Автозак с осужденным антифашистом его сторонники провожали криками «Шкобаря не на нары! Шкобаря в Белый дом!». Адвокат Олесинова Михаил Трепашкин (первый адвокат антифашиста Станислав Маркелов был убит 19 января 2009 года) сообщил журналистам о намерении обжаловать приговор. Он отметил, что обстоятельства дела, изложенные на суде, не соответствуют тем, которые фигурируют в приговоре. «Есть ощущение, что что-то не позволяло судье вынести оправдательный вердикт», — поделился соображением Трепашкин. «Если бы приговор был оправдательным, то влетело бы следователям, судья решила их прикрыть», — предположил один из соратников Олесинова.

В отношении подозреваемых непосредственно в погроме клуба (их личности не установлены) дело выделено в отдельное производство, расследование продолжается.